Цены не верят Путину

Цены не верят Путину

Заехал в магазин «Лента» за продуктами, и удостоверился, что никто не верует президенту Путину с его оптимистическими заявлениями о том, что «Наша родина только выиграет от падения курса рубля». И самое главное – ему не верят цены.

За неделю (с прошедшего приезда) цены на ставшую известной гречку выросли практически на 50%. На яблоковый сок, который обожают мои детки – на 20%. На сахар и хлеб – на 10%. И т.д..

Заполнивший магазин люд потоком катит к кассам битком набитые телеги. Запасаясь впрок в больших размерах. И бурно обсуждая меж собой выросшие цены.

Некоторые даже отчаянно и бесстрашно вольнодумствуют: вслух связывают рост цен с политикой президента.

С «возвращенным» Крымом и «доведенным до отчаяния» Донбассом.

С необходимостью строить мост через Керченский пролив и выплачивать отпускные боевым товарищам Гиркина-Стрелкова.

С танками, бронетранспортерами и «Буками», которые не переводятся у «ополченцев».

С типо «гуманитарными» конвоями, непонятно что доставляющими в Донбасс.

И с санкциями, которые, как хвастливо заявлялось из Кремля еще не так давно, нам типо не жутки.

Цены вырастают не только лишь на продукты (и не только лишь в «Ленте»).

Дорожает электроника, мебель, строй продукты, одежда, обувь, книжки. Все это приметно без официальных мониторингов – обыденным невооруженным глазом.
И на фоне пустившейся галопом инфляции русский президент четвертую неделю попорядку продолжает говорить байки.

Дескать, «рубль чуть-чуть обесценился — на 30%. Мы ранее продавали продукт, который стоил 1 бакс, а получали 32 рубля. А сейчас продукт продали на рубль — а получили 45, доходы бюджета возросли».

Доходы бюджета не возросли – поэтому, что (графики не раз размещены) рубль падает практически синхронно с падением цен на нефть. И продав подешевшую в полтора раза нефть за баксы, а позже переведя их в подешевшие в полтора раза рубли, мы получаем для бюджета фактически столько же. Это во-1-х.

А во-2-х, от падения рубля проигрывает русский потребитель, при этом не только лишь привезенных из других стран продуктов, но так же и российских. Которые также дорожают.

«Зашел в магазин «Полушка», купил пару пачек творога производства Бологовского молочного завода, — возмущается в Вебе главный редактор известной городской газеты. — Весной платил за такие же по 32 рубля, сейчас — по 49 рублей. А что, Бологое сегодня за границей?».

Бологое как было, так и осталось в Рф. Но весной Наша родина еще не аннексировала Крым, наплевав на международное право и своими руками подписанные договоры. Еще не высылала на восток Украины «зеленоватых человечков» и не поставляла «ополченцам» орудие. Соответственно, еще не попадала под западные санкции против русских ВИП-персон и больших компаний. И еще не отвечала на их санкциями против собственного населения, запрещая импорт товаров и продуктов с Запада (что тоже наращивает цены на продукцию «российского производителя», оставшегося без большой части соперников).

Точно оценить уже состоявшееся за девять месяцев «гибридной войны» против Украины падение уровня жизни подавляющего большинства русских людей (получающих доходы в рублях, а не в валюте) тяжело. Но навряд ли оно меньше 25-30%.

Это – тяжелейший удар по истине и разрушение планов на будущее.

И это – плата за Крым и Донбасс.

За несчастные 84%, за ура-патриотическую истерику, за политиканов, каждодневно беснующихся в телевизионных «вечерах ненависти к Украине», за поиски «национал-предателей» и устрашающе знакомые по 30-м годам прошедшего века рассуждения о «разбитом народе» и тождестве страны и вождя.

Естественно, условная Скойбеда не преминет выступить с еще одним огненным заявлением, что готова ходить в резиновых сапогах, штопать колготки и брать сахар и масло по талонам – только бы жить в величавой стране.

Но величавая – не та страна, которую страшатся и от которой шарахаются, а та страна, которую уважают и которой восторгаются.

Величавая – та страна, в какой детки получают блестящее образование, и где стремятся работать выпусники наилучших институтов мира. Где делают выдающиеся научные открытия и могут вылечить от считающейся безвыходной заболевания. Где делают шедевры архитектуры и пишут книжки, которыми зачитывается весь мир. Где правительство служит гражданину, а не напротив.

Желаем мы, чтоб наша страна была такой? Безусловно.

Является ли она такой? Вопрос, как досадно бы это не звучало, риторический.

Приостановить падение уровня жизни в нашей стране не так трудно: для этого довольно поменять политику, ставшую предпосылкой экономических санкций.

Да, для президента Путина нестерпимо даже поразмыслить о такой возможности: недаром его идейная обслуга без утомились убеждает нас, что он-де никогда не поддается давлению, не признает ошибок и не меняет собственных решений. А поэтому поменять политику – унизительно и нельзя.

Но разве от Рф (не путать с Путиным) требуется что-то унизительное? Требуется поступиться суверенитетом? Потерять экономическую самостоятельность? Допустить на свою местность зарубежные войска? Передать главные отрасли экономики под зарубежный контроль?

Ничего подобного. Все, что требуется – закончить разжигать войну в Украине. Вывести с востока Украины «отпусников» и «добровольцев». Перекрыть границу и закончить поставлять «ополченцам» орудие и боеприпасы. Что здесь унизительного для нашей страны?

Да, можно ничего этого не делать.

Можно продолжать лгать про «фашистскую хунту» и «бандеровцев».

Поддерживать несуществующие «народные республики» с их карикатурными «главами», «премьерами» и «вице-премьерами».

Направлять в Украину «зеленоватых человечков» и танки, бросая на эту авантюру все новые и новые млрд.

И продолжать мериться с Западом тем, что (применяя лексику русского президента) сделало бы бабушку дедушкой.

То, чем в похожей ситуации окончил Русский Альянс, который был куда сильнее сегодняшней Рф, русский президент до сего времени именует «величайшей геополитической катастрофой 20-го века».