Двуликий форекс как сгорают деньги частных инвесторов

Двуликий форекс: как сгорают средства личных инвесторов

На рынке форекс первыми всегда проигрывают и теряют средства маленькие клиенты с депозитами в несколько сотен баксов и плечом 1:1000, обогащая посредников. Forbes разобрался, почему так происходит.

Главный редактор веб-сайта Bankir.ru Ян Арт — опытнейший клиент форекс-контор, он играет на денежном рынке уже 6 лет и управляет не только личным ранцем, но так же и средствами служащих — приблизительно $30 000 на всех. За годы рискованной торговли Ян определил главное правило: прибылью игрок может считать только то, что вывел с рынка, а не свои средства на счету форекс-брокера. «Я всегда вывожу заработанное на банковские депозиты», — говорит Арт.

Он пользуется услугами нескольких форекс-брокеров, в том числе «Альпари», Maximarkets и «Форекс клуба». Наивысшую прибыль, 300%, Арту удалось получить в 2011 году, хорошей прибылью он считает 30–40% годичных. Новичков же, обычно, гробит алчность. «Большая часть людей проигрывают на форексе только поэтому, что желают получить очень много, вложив очень не достаточно», — считает Арт. У рынка форекс два лица, одно лицезреют большие банки и компании, а на другое смотрят маленькие клиенты с депозитами в несколько сотен баксов и плечом 1:1000. Как раз они первыми теряют все средства, обогащая форексные конторы и других посредников.

Большой и малый форекс

Главное отличие рынка форекс от фондового рынка — его внебиржевая суть. Здесь нет единой биржи с схожими для всех котировками, в один и тот же момент курсы валют для различных клиентов могут различаться. Все находится в зависимости от величины и статуса игрока. По собственной структуре форексный рынок неоднороден. На верхнем уровне находятся глобальные банки. Они заключают сделки меж собой, используя квазибиржевой рынок — межбанковские и междилерские платформы.

Наикрупнейшие межбанковские платформы — Velocity от Citibank и Autoban от Deutsche Bank, междилерская платформа — EBS ICap. В этих торговых системах прозрачное ценообразование, как и на бирже, где все играют против всех. При этом в отличие от фондового рынка на денежном дилер указывает клиенту котировку, в какой уже зашита его комиссия, — так же как и в уличном обменном пт дилер зарабатывает на спреде, другими словами разнице меж ценой покупки и реализации.

Котировка, которую увидит клиент, находится в зависимости от объема сделки и от того, что же это все-таки за клиент. Принадлежащая Reuters междилерская платформа FX All, к примеру, предоставляет различным клиентам различные котировки, и глобальная компания всегда получит более прибыльную стоимость, чем проф участник рынка, просто так как она не спекулирует валютой, а выходит на рынок с другими целями, к примеру для конвертации прибыли.

Маленькая управляющая либо брокерская компания либо тем паче личный инвестор не могут без помощи других заключать сделки на междилерском рынке, им нужен посредник — гарант сделки, которая будет заключена от его имени и за его счет. Таким посредником является прайм-брокер — большой банк, собирающий заявки от более маленьких компаний и банков. При этом прайм-брокеры, требующие обеспечения по сделкам и взимающие с клиента комиссию, не оставляют собственные открытые позиции в сделках с клиентами, а заключают сделку противоложную той, которую только-только сделали со своим клиентом: если прайм-брокер купил у клиента валюту, он здесь же должен ее реализовать кому-то еще, чтоб избавиться от риска.

И в конечном итоге заявка обсолютно любой русской форексной конторы в эталоне выставляется на междилерском рынке как заявка глобального банка. Получив котировку от прайм-брокера, форекс-дилер добавляет к ней свою маржу и указывает клиенту, который может совершать операции только по котировкам собственного дилера.

Игра с нулевой суммой

Практически дилер играет против собственного клиента. Дилер может заключить оборотную сделку и захеджировать свою позицию, но его основная прибыль появляется после того, как клиент проигрывается, другими словами теряет собственный страховой депозит. Генеральный директор форекс-брокера «Альпари» Борис Шилов так обрисовывает дела с клиентами: «Конфликт интересов дилера и клиента появляется только тогда, когда клиент начинает выигрывать, а у дилера не хватает капитала, чтоб обеспечить этот выигрыш». На данный момент по российскому законодательству никаких требований к капиталу форекс-контор не существует.

Председатель совета директоров АКГ «Градиент-Альфа» (эта компания участвует в разработке законов, призванных отрегулировать рынок форекс в Рф) Павел Гагарин делит русских клиентов форекс-брокеров на две неравные категории — мастера (их максимум 5%) и дилетанты, которых завлекает возможность, как в казино, делать средства из воздуха.

«Мы желали бы вывести вас на рынок», — говорят сейлз-менеджеры форекс-контор, обзванивающие вероятных новых клиентов. Предполагается, что это тот большой денежный рынок, где совершают сделки глобальные банки. Что все-таки происходит по сути?

Компании, предоставляющие услуги торговли на рынке форекс, Гагарин также разделяет на две категории — обыденные брокеры и так именуемые кухни. Эти «кухни» интересуются только теми дилетантами, которые грезят сказочно разбогатеть, имея на счете $5000–10 000. Как они варят смертельную для клиентов кашу? У форекс-операторов есть программки, которые отделяют заявки проф трейдеров от новичков, и их-то никто не выводит на рынок, уверен Арт: «Для чего? Если клиенты все равно растеряют средства».

«Вся деятельность «кухонь» нацелена на постепенный отъем принесенных им средств, — говорит Гагарин. — Они по факту не выводят клиента на открытый рынок, вся торговля делается снутри торговой системы, нередко по фиктивным котировкам». Арт считает, что манипулируют только самые отъявленные бандюганы, так как справедливость котировок просто проверить, заглянув в Bloomberg либо Reuters. «Срок жизни» клиента в таких компаниях, по словам Гагарина, исчисляется несколькими месяцами и фактически никогда не превосходит полгода-год.

Но накалывают, естественно, не всех. Управляющий директор вкладывательного департамента ВТБ24 Василий Прошин вспоминает, что пару лет назад один из форекс-брокеров привел в банк собственных клиентов с просьбой организовать для их прямой выход на глобальный рынок. «Этих клиентов нельзя было одурачить либо не вывести на рынок, — осторожно подбирает слова Прошин. — Мы открыли им счета, а брокеру заплатили комиссию как агенту».

Нездоровое плечо

После того как клиент занес депозит на счет форекс-конторы, время играет против него. У форексных «кухонь» могут существовать особые программки, которые неизбежно приводят клиента к проигрышу, считает Гагарин. Вобщем, финансисты, с которыми побеседовал Forbes, убеждены, что дискуссиям о особых программках, помогающих клиенту проиграть на рынке форекс, стоимость такая же, как и дискуссиям о особых устройствах в казино, мешающих игроку сорвать банк.

Вправду, чтоб проиграть на рынке форекс, сторонняя помощь не нужна — довольно пользоваться большущим плечом, которое предлагают практически все форекс-конторы. К примеру, «Альпари» предлагает плечо 1:1000. Плечо — это денежный рычаг, позволяющий клиенту открывать позиции, на несколько порядков превосходящие сумму страхового депозита. Как это работает?

Допустим, клиент ведет торговлю с плечом 1:100, это означает, что депозит $1000 позволит ему открыть позицию на $100 000, но так же и риск растет в такой же пропорции. И изменение курса, к примеру, бакса к евро всего только с 1,355 до 1,345 обнуляет его депозит. Такие колебания мгновенно бывают редко, а вот колебания с 1,355 до 1,353 часто происходят снутри торгового дня, и их довольно, чтоб лишиться депозита при торговле с плечом 1:500.

Арт считает, что такое плечо рассчитано на «обирание студентов». «Мельчайшее колебание при таком плече, и все средства потеряны, — говорит он. — Это гадание на кофейной гуще и казино, но не трейдинг». Прошин из ВТБ24 именует безумием для неопытных трейдеров торговлю с плечом больше 1:50, Ян Арт употребляет «рычаг» 1:100. Он, кстати, по собственному признанию, пару лет назад зарабатывал на жизнь игрой в казино.