Эксперт учителей ждет сокращение зарплат

Эксперт: учителей ожидает сокращение зарплат

Сопредседатель Межрегионального профсоюза служащих образования «Учитель» Андрей Демидов в «Новейшей газете» отдал очень неутешительный прогноз: учителей ожидает сокращение зарплат и бюрократический невроз. В порядке обсуждения, предлагаем читателям ознакомиться с его мнением.

Мятежа учителей власти на данный момент страшатся даже меньше, чем выступлений докторов. Доктора временами митингуют и, более того, устраивают голодовки (как в Уфе осенью 2014 года). Учителя пока больше отмалчиваются. Так что в итоговой версии антикризисного плана правительство расслабленно отказывается от индексации зарплат в школах до уровня фактической инфляции (и даже индексация на уровень расчетной инфляции в 6,5% под вопросом). Причина — типо сверхвысокая в итоге реализации «соц» путинских указов зарплата русских преподавателей.

Местные власти, к примеру, в Воркуте, эти заработной платы начинают понижать. Ведь приказ был рассчитывать цена работы учителей от «средней по региону». В экономике дела идут не прекрасно, вырастает безработица, «средние» числа падают, а означает, можно и на учителях сберечь. Сразу искусственно завышаются требования к результатам работы преподавателя для получения «стимулирующих» надбавок. Чтоб не приходилось очень уж провоцировать.

При этом обязанности учителя в связи с принятием новых федеральных образовательных эталонов, проф эталонов преподавателя и иных нормативных документов всегда вырастают. Пробы учителей достигнуть понижения этой лишней нагрузки при помощи петиций закончились ничем. Посвященная царящему в современной русской школе бюрократическому идиотизму петиция учителя российского языка и литературы из Удмуртии, активиста профсоюза «Учитель» Анны Инютиной, которую подписали более 1250 преподавателей со всей страны, была передана в Министерство образования и науки РФ. Пустой и гулкий ответ получен. Заместо того чтоб отреагировать на призыв педагогического общества (подписанты есть даже из Крыма) не добиваться того, что не обеспечено ни вещественными, ни человечьими ресурсами, бюрократы старательно перечисляют количество отремонтированных школьных крыш, поставленных в их компов, проведенных очных и заочных курсов увеличения квалификации. «Готова сейчас на баррикады», — кратко, но емко отреагировала на ответ одна из подписантов.

Итак, с одной стороны — резкое падение уровня жизни преподавателей. «Продукты, нужные для выживания, стали съедать весь бюджет. Мы, естественно, еще не на том уровне, когда питаются корками, но все равно уровень очень маленький, и он становится все ниже и ниже», — говорит в прессе петербургский учитель Юлия Корлыханова.

С другой — бюрократическое давление на учителя продолжает расти. «Неограниченное количество бумаг просто подавляет (рабочие программки на 100 листов, которые никому не необходимы, журнальчик выхода в веб и тому схожее). Такое количество бумаг, что что-то проводить с детками сил просто не хватает», — пишет учитель из русской глубинки. Самая тяжкая барщина — проводить больше мероприятий в поддержку «политики партии и правительства».

В какой-то момент на этой почве вырастет, оформится соц протест. В принципе эту будущую волну уже можно рассмотреть на горизонте. Так, 8 Марта планируют отметить акцией протеста, возвратив «женскому дню» изначальный смысл борьбы женской половины общества за свои права, преподаватели в Вологодской области. Среди требований: индексация зарплаты преподавателей по уровню фактической инфляции, прекращение профанации новейшей системы оплаты труда.

На 26 апреля объявил межрегиональную акцию протеста профсоюз «Учитель». Требования тут более широкие. Преподавателям грустно, как много времени тратится на игру в «реализацию требований» во вред интересам малышей, на всеполноценную работу с которыми времени просто не остается.

Не хлебом единым живой человек, а преподаватель в особенности. 23 февраля 2015 года исполнится 24 года со дня беспримерного действия — стачки столичных учителей. 23 февраля 1991 года около 350 столичных школ закончили свою работу на один день. Требования касались не только лишь зарплат, хотя ситуация с ними была тогда напряжена до максимума. Более принципиальным, по мемуарам фаворитов той стачки, казалось требование обеспечить свободу творчества учителя. Кажется, это вновь животрепещуще.