Конец банковской тайны

Конец банковской потаенны

Всё, что имеет тенденцию изменяться, изменяется к худшему «Банковская потаенна прекращает свое существование» — назначил этим летом официальный веб-сайт Организации экономического сотрудничества и развития.

Как произнес бы Мерфи, если б занимался делом и смотрел за развитием совместных инициатив Большой Двадцатки и ОЭСР с 2009 года, пока «все, что имеет тенденцию изменяться, изменяется к худшему». Ждем, что принесет нам сентябрь — следующая встреча министров денег G20 и опубликование оканчивающего пакета документов по вопросам раскрытия банковской информации.

1-ая цитата — слова главы Центра налоговой политики ОЭСР Паскаля Сен-Амана, произнесенные 6 мая после подписания в Париже на сессии Совета ОЭСР «Декларации о внедрении системы автоматического обмена информацией для целей налогобложения». Декларация подписана 47 странами (фактически всеми важными странами мира, и Латвией кстати тоже) — министры взяли на себя обязательства включить в законодательство собственных государств глобальный «Эталон автоматического обмена денежной информацией», который был подготовлен ОЭСР по заказу G20 ранее в феврале этого года. В сентябре же ОЭСР предоставит детальные комменты к этому Эталону и технические решения, нужные для обеспечения обмена.

Think global — go offshore

Эталон автоматического обмена информацией обязует банки автоматом на каждогодней базе передавать данные об вкладывательных доходах и остатках по счетам собственных клиентов в их налоговую администрацию. Не подлежит передаче информация о счетах юридических лиц с остатком наименее 250 000 баксов. Но Эталон просит игнорировать оболочные компании и другие структуры типа трастов, фондов и прочее, и для обеспечения обмена информацией выявлять их фактических бенефициарных хозяев.

Глобализация просто позволяет налогоплательщикам располагать активы и бизнес за границей, в том числе с целью минимизации расходов на налоги. После разразившегося в 2008-м глобального кризиса и фискального коллапса данный факт еще посильнее, чем ранее стал раздражать правительства огромнейших глобальных государств. Потребовалось пару лет — и они отыскали метод заполнения собственных бюджетов и вовлечения в этот процесс и развивающихся государств.

Глобальный эталон автоматического обмена подразумевает выявление всех зарубежных активов налогоплательщика и возвращение их под налогообложение его страны (как это позволяет правовое поле естественно, которое но ужесточается). И если научились не пробовать использовать личные счета за границей для ухода от налогобложения уже фактически все, то не все сообразили, что при определенных условиях и юридические лица признаются фиктивными либо отождествляются с физическим лицом для целей налогообложения.

Хроника текущих событий

Для того чтоб автоматический обмен реально заработал, необходимо, чтоб любая страна, во-1-х, присоединилась к «Конвенции ОЭСР о обоюдной административной помощи по налоговым делам», а во-2-х занесла конфигурации в свое национальное законодательство. Подписанной 6 мая Декларацией министры взяли на себя обязательства сделать последнее скорым образом.

А тем временем в июле в очередной раз обновлен перечень государств, присоединившихся к Конвенции о обоюдной административной помощи. Сейчас их 66. При этом вовлечение в обмен интернациональных денежных центров было специальной задачей ОЭСР — и сейчас фактически они все сдали свои позиции — Люксембург, Австрия, Швейцария, Сингапур, подписали и Конвенцию, и Декларацию.

1 июля вышло очередное знаковое событие — заработал южноамериканский аналог и предшественник Эталона обмена ОЭСР. Втупил в силу FATCA — южноамериканский Закон «О раскрытии информации об зарубежных счетах», согласно которому банки по всему миру должны открывать налоговой администрации США сведения о счетах, контролируемых американцами. Около 100 юрисдикций и больше 80 тыщ денежных институтов обязались предоставлять информацию. Правда 4 года прошло после принятия закона, введение его откладывалось, но так же и на данный момент есть мнение, что в Америке не готовы к обработке информации, которая будет поступать.

На нашем же материке до даты, на которую должны быть собраны 1-ые данные для обмена, чуток более одного года. У налогоплательщиков присоединившихся к обмену государств, которые не хотят жертвовать неприкосновенностью собственных личных данных, равно как и не желают налоговых претензий в собственный адресок, есть время на налаживание контактов со странами, не участвующими в обмене, на выбор активов, информация о которых не будет объектом обмена, либо на поиск таких форм структурирования бизнеса и форм принадлежности на активы, которые или не будут вовлечены в глобальный обмен, или не пострадают от него.