Оздоровление для банков и психотерапия для народа

Оздоровление для банков и психотерапия для народа

Супруг подруги, занимающийся личным извозом, оформлял ИП и положил средства на расчетный счет в Мастер-банке. 200 тыщ – только для уплаты нужных налогов, страховых взносов и расчетов с компанией, через которую получал заказы. Это было как раз намедни событий всех событий – 19 ноября, а 20-го банк лишился лицензии. Средства им вероятнее всего не возвратят, хотя в очередь кредиторов они записались. Очень велика дыра в активах банка, очень много пострадавших, а средства малого бизнеса никто не защищает. Семья снимает квартиру, подруга посиживает с детьми-дошкольниками.

Я чувствую некую вину перед Тамарой – ведь как раз я поведала ей, что премьер Медведев обещал бизнес-обмудсмену Титову рассмотреть возможность страхования банковских счетов ИП по аналогии со вкладами физлиц практически за неделю до происшедшего. Тамара не журналист, и думать над перспективами реализации слов премьер-министра – не ее задачка. А обещать не означает жениться, даже если (тем паче если!) это говорит глава правительства в Рф в конце 2013 года.

В Рф глава ЦБ должен быть по совместительству и психоаналитиком, другими словами временами обращаться к народу с успокоительными речами – ему поверят. И это не прихоть обывателей и наблюдателей – с схожими советами выступают временами и очень суровые специалисты. Центробанк должен обратиться к гражданам впрямую, может быть, за ранее обанкротив проблемные банки, говорит директор Центра структурных исследовательских работ Института экономической политики им. Гайдара Алексей Ведев. «После чего необходимо сказать: все, все банки у нас надежны, и поднять планку страховых выплат до 1,5 миллионов», — считает эксперт.

С этой ролью искрометно справлялся Виктор Геращенко, управляющий основным банком страны аж четыре раза (два раза Госбанком СССР и два раза — Банком Рф (с 1992 по 1994 и с 1998 по 2002 год). Пережившие обвальное падение рубля и дефолт отлично помнят его афоризмы «На данный момент лучше хранить средства у супруги», «Нулевая инфляция бывает лишь на кладбище», «Проституция всегда была, есть и будет, так же, как я надеюсь, и банковское дело». Таких оптимистических месседжей на данный момент очевидно не хватает вкладчикам банков. Так как в отсутствии прозрачности и отчетности главных муниципальных институтов перед гражданами уменьшить пропасть меж ними может только юмор. Хотя оздоровление банковской системы и борьба с отмыванием средств – дело совершенно не забавное.

Как реагировать на заявления сегодняшней главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной: «Кто последующий, вправду никто не знает»? Верно, бежать за средствами, пока не поздно. И дело не в том, что формально Набиуллина совсем права и разработка работы Центробанка как раз такая – заблаговременно никто не будет предупреждать об отзыве лицензии. Но неизвестность страшит, и уже никто не уверен, будет ли завтра личное банковское дело вообщем, пусть даже в сопоставлении с древней профессией, как в цитате Геращенко. И непринципиально, что в протяжении последних 10 лет правительство вправду боролось, чтоб граждане цивилизованно хранили свои сбережения, а не брали квартиры в инвестцелях, так как туда уходили колоссальные средства, которые были необходимы экономике.

Показателен пример Калининграда, где вкладчики «Инвестбанка», лицензия которого была отозвана 13 декабря, взяли кабинет банка штурмом, выбив там стекло. На Калининград приходится около трети личных вкладов почившего банка, 40 тыщ вкладчиков — цифра значимая. Вкладчики достигнули того, что клиентам банка разрешили изъять свои средства с депозитарных ячеек, юрлицам дали получить выписки со счетов, а физлицам выдадут вклады даже в торжественные дни. И если в каком-то другом регионе грохнется банк, имеющий такое же суровое региональное значение, его у его вкладчиков перед очами будет калининградский прецедент. 

А пока роль психоаналитика и народного защитника пробует играть Сергей Мавроди, публикующий темные списки банков и призывающий, как и 20 годов назад, вкладываться в МММ. Сейчас он именует свою структуру не по другому как «касса взаимопомощи». И как было надо выстроить финансовую систему страны, чтоб люди еще продолжали нести туда средства.