США как юристы сражаются с государством за свои зарплаты

США: как юристы бьются с государством за свои заработной платы

Юристы, работающие на правительство, часто оказываются недовольны уровнем оплаты труда, независимо от того, о какой стране и правовой системе речь идет. Если англичане этой весной устраивают стачки и по заблаговременно обсужденным дням просто не приходят на работу, срывая суды, то оказавшиеся в похожей ситуации юристы из штата Массачусетс применили другую стратегию – проявили свои доходы специально созванной комиссии «голубой ленты», которая поглядела денежные табели и возмутилась: нужно срочно увеличивать. Юридической либо какой-нибудь еще официальной силы такой вывод не несет, но 20 годов назад «синеленточников» охотно послушали и выполнили все требования.

«Свобода, справедливость и равенство – без юристов это только пустые слова», – говорится сначала документа. А чтоб юристы могли удачно работать и поддерживать правовую систему, им нужно платить. Такой основной посыл отчета ассоциации, размещенный в мае. В декабре 2013 года Коллегия юристов Массачусетса созвала комиссию «голубой ленты», чтоб та проанализировала уровень оплаты работы юристов штата. Схожее исследование комиссия уже проводила в 1994 году и сделала вывод, что «неадекватная система оплаты препятствовала справедливому и действенному осуществлению системой правосудия собственных функций». Отчет от 1994 года вправду посодействовал: правительство повысило почасовую оплату адвокатов по предназначению.

Комиссия «голубой ленты» – принятое в англо-саксонском мире название для ad hoc объединения профессионалов, собирающихся для анализа определенной трудности. Члены группы должны быть независимы от конфликтующих сторон, среди их могут быть и люди «со стороны», к примеру общественные интеллектуалы, общественники, просто почетаемые граждане. Такие комиссии расследовали убийство Кеннеди и теракт 11 сентября 2001 года, разбирали правомерность иракской кампании Джорджа Буша-мл. Выводы не имеют юридической силы, но, обычно, к ним прислушиваются законодатели, чтоб убрать противоречия в дальнейшем. Голубая лента в США – знак приемущества в собственной области, такая обычно аккомпанирует заслуги за 1-ые места в спортивных соревнованиях, научных конкурсах и т.д.. 

К концу 2013 года Массачусетская коллегия юристов, приуныв из-за низких зарплат, прибегла к испытанному методу, позвала «синеленточников» (в этом случае – судьи, в том числе – в отставке, правоведы и остальные) и в мае 2014 представила отчет о текущем финансовом состоянии юристов в сфере уголовного права, которые работают на правительство.

Согласно подсчетам комиссии, самым обделенным в зале суда себя должен чувствовать ассистент окружного прокурора: из всех работников сферы правосудия у него более низкая заработная плата – $37 500 (тут и дальше – в год, до налогов). На тыщу с маленьким в год его опережает пристав, чья ставка составляет $38 796. Еще немного лучше обстоят дела у муниципальных адвокатов – $40 000. За ними следуют другие судебные персонажи: телефонист ($42 834), старший пристав ($54 365), административный работник ($56 217), судебный клерк ($57 711), судебный библиотекарь ($66 059), сотрудник, осуществляющий надзор за условно освобожденными ($66 238), юрист-следователь ($72 703), ассистент судьи ($77 496) и арбитр ($144 694).

Не достаточно того, что ассистент окружного прокурора зарабатывает меньше других юристов и служащих судов в Массачусетсе: в этом штате он получает меньше, чем заработал бы на той же должности в других штатах. В Нью-Гэмпшире, к примеру, его ставка составляла бы $52 000, а если б он состоял в должности заместителя ассистента прокурора штата Коннектикут, ему платили бы $60 000. Массачусетский ассистент головного прокурора, получающий $55 000, тоже мог бы работать с большей выгодой в других местах. В Род-Айленде ему платили бы $56 000, в Нью-Йорке – $60 000, в Нью-Джерси – $62 000, в Коннектикуте – $73 000, а в Нью-Гэмпшире – $74 000.

Муниципальный юрист в Массачусетсе зарабатывает в среднем $40 000, при том что средний уровень заработка по США в данной должности составляет $51 023. Большая часть штатов опереждают по этому показателю Массачусетс, в их вознаграждение муниципальных адвокатов колеблется от $41 515 до $98 514.

Комиссия учла и среднюю кредитную нагрузку на юристов – издержки обучения на юрфаке. В среднем сумма долга составляет $140 000, при этом 67% должников выплачивают от $100 000 до $360 000, 37% трудятся на 2-ух работах и 73% поддерживает семья.

В отчете комиссия констатирует, что юристы – база правового общества, его покоя и безопасности, так что, если им не заплатят, последствия могут быть грустными. Дальше специалисты говорят, как можно все поправить.

– Исходные заработной платы помощников окружного прокурора, помощников головного прокурора штата и муниципальных защитников должны быть немедля повышены до $55 000.

– Строчка бюджета, рассчитанная на вознаграждение услуг юристов, нанятых окружными прокуратурами, генеральной прокуратурой и Комитетом муниципальных юридических услуг (CPSC), должна быть увеличена так, чтоб позволить в целом повысить заработной платы обозначенных категорий профессионалов на 20%.

– Должны быть приняты меры для удержания уровня оплаты услуг юристов, всегда работающих в сфере уголовного права, вровень с зарплатами других юристов, занятых в публичном секторе. Заработной платы должны учесть увеличение прожиточного минимума (Массачусетс – обеспеченный штат, и там он сравнимо высок).

«Не будет преувеличением сказать, что в моем кабинете безостановочно хлопает дверь. Это входят и выходят сменяющие друг дружку прокурорские работники, – ведает окружной прокурор Дэниел Конли. – Мы тратим небогатые средства на этот нескончаемый цикл поиска, найма и обучения. Только прокуроры получают опыт и начинают управляться с работой, как им приходится оставлять дело, которому они от всей души преданы».

Ситуация у муниципальных защитников немногим лучше. Рассказ юриста Дэвида Гримальди, работающего в Комитете муниципальных юридических услуг, достаточно мрачен: «Я живу никак не лучше, чем когда был студентом первого курса в Бостонском институте. Пожалуй, я живу даже ужаснее. У меня нет сбережений. Я не могу ничего откладывать для моей будущей пенсии, и конца этому не видно».

Адвокаты-частники в Массачусетсе тоже сетуют на низкие тарифы оплаты их услуг, когда они работают по предназначению суда. «Если провести сопоставление с окружной прокуратурой, – невесело размышляет Мишель Риу, личный юрист и казначей Массачусетской Ассоциации судебных юристов, – окружной прокурор с 25-летним стажем получает страховку и пенсию, которую мы [частные юристы] не получаем; он также получает секретаря, кабинет и безвозмездно все нужные офисные принадлежности. Кроме этого, я знаю, что заработная плата окружного прокурора с опытом работы от 25 лет переваливает за $100 000. Это даже близко не припоминает мою заработную плату».

У массачусетских юристов все есть шансы вновь, как и 20 годов назад, получить вожделенную надбавку. За их перед государством опять требуют федеральные судьи – члены комиссии, чье мнение игнорируют изредка. К тому же в отчете комиссии прямо указывается на несоблюдение в штате правила индексации почасовых тарифов для назначенных юристов: увеличение должно делается не пореже 1-го раза в два года, в то время как последний раз эта процедура была осуществлена только в 2005 году.

На другом краю Атлантики тем временем юристы в идентичной ситуации употребляют другие меры. В Англии они еще эмоциональнее выразили свое недовольство тем, что власти в недостающем объеме оплачивают услуги работников правосудия. Там уже вся страна наглядно показала критичный настрой по отношению к политике правительства в этой области. Англия раз в год выделяет на юридическую помощь около 2 миллиардов фунтов, половина идет на уголовные дела, половина – на штатские. Министерство юстиции запланировало уменьшить эти ассигнования на 215 млн фунтов. Это и вызвало беспокойство служителей правосудия. По плану, заработной платы юристов в сложных дорогостоящих делах уменьшатся на 30%, а в других – на 18%. К тому же власти решили, что договоры юристы по уголовным делам будут получать через тендеры: контракт заключит тот, кто предложит меньшую цена услуг. Противники реформы указывают на то, что в таком случае у подзащитных не будет возможности избрать для себя юридического представителя, а многие юридические компании не сумеют выжить в новейшей обстановке.

Министерство юстиции считает, что заработной платы английских юристов довольно высоки, чтоб сокращение ассигнований и другие реформы не стали чрезвычайно тяжким ударом для системы правосудия. По подсчетам министерства, средняя заработная плата барристера – 56 000 фунтов в год. «Последние числа демонстрируют, что в прошедшем году более 1200 барристеров работали на оплачиваемой из налогов людей настоящей работе и получили 100 000 фунтов за год в виде гонораров, при этом 6 барристеров получили более 500 000 фунтов каждый», – сказал официальный дилер Министерства юстиции. Заработок солиситоров в личных фирмах колеблется приблизительно от 24 000 до 55 000 фунтов в год.

Юристов резоны правительства не уверили. 31 марта 2014 года солиситоры по уголовным делам и инспекторы, наблюдающие за поведением условно осужденных преступников, устроили стачку, продлившуюся некоторое количество дней. Они выступали против сокращений федерального бюджета на юридическую помощь и против приватизации служб, занимающихся надзором за условно осужденными. 1-ая такая стачка украсила площадь перед Министерством юстиции еще в апреле 2013 года, когда оно еще только начало лелеять идею сокращения ассигнований на юридическую помощь. Позже демонстрация возобновилась в январе 2014 года. Акции прошли не только лишь в Лондоне, но в других больших городках Великобритании и Уэльса. По сообщениям Ассоциация адвокатов по уголовным делам, волна акций протеста захватила Манчестер, Ливерпуль, Бристоль, Винчестер и ряд других городов. Вначале в акциях участвовали и барристеры, и солиситоры. Но Министерство юстиции согласилось отсрочить применение более крупномасштабных мер в отношении барристеров до 2015 года, потому на стачки 7 марта и 1 апреля они уже не выходили.