Вкладчики не могут получить крупные суммы по первому требованию

Вкладчики не могут получить большие суммы по первому требованию

В соц сетях некоторое количество дней интенсивно обсуждали делему, с которой столкнулись многие клиенты банков. Они сетовали, что не могли снять средства с депозитов по первому требованию.

Идет речь не только лишь о вкладах физических лиц, но так же и о счетах личных бизнесменов. По словам клиентов, персонал банков интересуется, на что будут потрачены средства, которые забирают из кредитной организации. Подобные случаи говорят адвокатские конторы.

«РГ» разбиралась в ситуации. И узнала, что большая часть недовольных вкладчиков уже получили средства, некоторые — по частям. Специалисты же считают, что поводов для паники нет: банки как честные организации хлопочут о гражданах, соблюдая закон.

Основная задачка финучреждения в ситуации, когда клиент желает снять со счета внушительную сумму, — не допустить, чтоб банковская система проворонила операцию по отмыванию криминальных доходов либо спонсированию терроризма. Положения, которые объясняют воздействия банка, расписаны в федеральном законе N 115, ведает вице-президент Ассоциации региональных банков Рф Олег Иванов.

«В этом законе есть два вида операций, которые подлежат неотклонимому контролю. Во-1-х, это любое передвижение средств на сумму выше 600 тыщ рублей. Во-2-х, если сотруднику банка покажется, что снятие наличных средств либо транзакция смотрятся неординарно, не имеют экономического смысла и просто наводят на идея, что что-то тут нечисто, то он имеет полное право — даже должен — уведомить Росфинмониторинг и провести проверку. По необходимости он приостанавливает проведение операции, пока не получит объяснений от клиента», — ведает собеседник «РГ».

Исходя из убеждений штатского законодательства и регулирования банковских вкладов кредитная организация должна выдать средства по первому требованию, даже если это срочный вклад. Но на практике бывает и такое, что на личном счете лежит несколько миллионов, а в кассе банка может просто не оказаться такой суммы.

«Потому он и просит заказывать объем выплат заблаговременно. Ведь рублей в кассе всегда больше. А вдруг это фунты стерлингов либо швейцарские франки? Чтоб отыскать валюту, необходимо еще более времени», — объясняет эксперт.

И выходит, что обстоятельств, по которым персонал интересуется, куда пойдут средства, либо просто задерживает выплату, может быть огромное количество. А не зная деталей и событий, с которыми столкнулись клиенты, сказать наверное, кто прав, а кто повинет, трудно, заключает Олег Иванов.

Естественно, вкладчики в силу объяснимых обстоятельств не разглашают журналистам, сколько средств и на что они желают издержать. Но ведь это самое главное! Потому единственный, кого посвящают в тайну, — это сотрудник банка, а он в свою очередь действует в рамках возможностей, которыми его наделяет закон о противодействии отмыванию доходов.

«Нехороший юноша не произнесет, что издержит средства на орудие либо наркотики, но кредитная организация должна проверить это всеми доступными методами. Если это бабушка, которая сама открыла вклад год назад, и никакого движения средств там не наблюдалось, уместно представить, что оснований для проверки нет. Но происшествия бывают самые необычные», — подчеркивает собеседник «РГ».

Под подозрения персонала нередко попадают те счета, которые пополняются третьими лицами. И это не праздное любопытство. Дело в том, что если банк два раза нарушит закон о противодействии отмыванию доходов, то его лишат лицензии, как это вышло с обилием кредитных организаций за прошлый год.

Но главное тут другое: практически все, кто обратился за обналичиванием средств, получил их. И ставить вопрос о том, что неприятен сам факт некоего «допроса», некорректно, говорит эксперт. Он не может послужить даже предметом для иска.

Причина участившихся жалоб вкладчиков кроется, быстрее, в несовершенстве банковского законодательства, рассуждает собеседник «РГ». Например, за рубежом верно установлен срок, в течение которого вклад должны возвратить после регистрации заявления. Германским банкирам дают на это трое суток, а вот русским — неограниченное время.

«Россияне хранят средства на карте, а банк — на корреспондентском счете в ЦБ. Некоторые организации — многофилиальные, но кассовое хранилище — одно. Чтоб на физическом уровне достать валюту либо рубли, необходимо время, но какое — нигде не обозначено. Потому не стоит разводить панику из-за адвокатских контор, которые пишут об ущемлении прав вкладчиков. В жизни все случается», — резюмирует собеседник «РГ».