Все дальше от цивилизованного мира

Все далее от цивилизованного мира

Русские власти, удачно тормозящие развитие своей экономики все огромным ужесточением норм ведения бизнеса, предприняли новое пришествие на базисную экономическую свободу — свободу рыночного выбора. Поначалу под благовидными предлогами борьбы с терроризмом и отмыванием средств они ограничили анонимные валютные переводы снутри страны, а потом замахнулись на онлайн-торговлю — и, а именно, на покупку продуктов в иностранных интернет-магазинах.

В этом нет ничего необычного. Наша родина сейчас — не просто сырьевая экономика. Это экономика рентная, которая получает значительную часть доходов от таможенных пошлин. По подготовительным итогам 2013 г., ФТС перечислила в доходы федерального бюджета более 6,5 трлн руб. — около 56% всех его доходов. Схожая толика таможни в доходах соответствует показателям Нигера и Центрально-Африканской Республики (61 и 59% соответственно), которые ни на чем другом и заработать-то не могут. В большинстве же «обычных» государств увлечение таможней прошло издавна. В США, к примеру, толика таможенных пошлин в экономных доходах свалилась ниже 50% в 1879 г. — и сейчас составляет 0,09%. Но это не о нас. Русской власти нужны самые «обыкновенные» доходы. К тому же если в стране нет «государственных производителей», то стоит защищать хотя бы «государственных ритейлеров».

В итоге под удар попали граждане, не готовые вдвое-втрое переплачивать за импортируемые в Россию «организованным» образом западные продукты. Власти готовятся ограничить пересылку продуктов в страну суммой в 200 евро за месяц, взимать за превышение пошлину в размере 30% от таможенной цены и обставить получение продукта массой трудновыполнимых критерий (включая предоставление банковских выписок и фото покупаемых вещей).

Подразумевается, что веселые россияне кинутся в гипермаркеты и издержут там свои быстро дешевеющие рубли. Думаю, не кинутся. И не издержут. Напротив, замрут в ожидании поездок за предел, а пока прикупят впрок жесткой валюты, тем еще более подняв ее курс. Но главное не в этом — а в том, что власть в очередной раз указывает, сколь несовременна и она сама, и страна, в какой она правит.

Интернет-торговля 20 годов назад стала важным фактором роста экономики США. С 1994 по 1999 г. ее оборот вырос более чем в 11 раз. При этом выиграли не только лишь граждане, получившие огромную свободу выбора, но так же и инвесторы, и смежные отрасли. Капитализация фаворита рынка, компании Amazon.com, выросла с $380 млн в мае 1997 г. до $20,5 миллиардов сначала 2000 г., превысив суммарную цена всех котировавшихся тогда на рынке русских компаний. Сейчас она стоит $185,2 миллиардов — на 2/3 больше, чем «Газпром», генерирует продаж на $61 миллиардов и дает работу 110 тыщам человек. Наряду с развитием интернет-торговли в Америке, а позже и в Европе появились целые новые отрасли — от интернет-банкинга до услуг срочной почтовой доставки. Выручка FedEx выросла с 1999 по 2013 г. более чем в три раза, достигнув $44 миллиардов, переход к интернет-банкингу повысил производительность труда банковских служащих более чем в 2,5 раза всего за 15 лет. В конечном итоге в 1999 г. безвыходно дефицитный до этого федеральный бюджет США был сведен с профицитом — в первый раз с… 1969 г.

Потом этот процесс принял лавинообразный вид в мире. По итогам 2012 г. в Чехии через интернет-покупки было осуществлено 24% всего оборота розничной торговли. В Китае в 2012 г. так было продано за предел и куплено из-за рубежа продуктов на $376 миллиардов, что составляет практически 10% оборота наружной торговли КНР. В Рф данный сектор рос в последние годы с темпом до 20% раз в год. Больше не будет. Но зато мы опять услышим много слов о том, как правительство борется за ускорение экономического роста…

На это бюрократы отвечают, что идет речь о повышении налоговой базы. Но это иллюзии. С одной стороны, никакого увеличения налогов не случится. Просто брать станут меньше и больше будут привозить из-за рубежа во время поездок. Не считая того, у Рф появятся трудности с партнерами как по ВТО (30% — это уровень, не предусмотренный никакими соглашениями), так и по Таможенному союзу (в Казахстане навряд ли пойдут по пути россиян). Наикрупнейшие международные экспедиторские компании, видимо, исключат Россию из числа приоритетных рынков. Наша страна и сейчас — «темная дыра» для интернациональных отправителей. Почтовая служба США готова гарантировать четкое время доставки собственных авиапосылок даже в маленький город в Папуа — Новейшей Гвинее, но, к примеру, не в полумиллионный сибирский Томск.

В конце концов, предпринимаемые меры — очередное свидетельство «серьезности» наших планов модернизации и технологического развития. Интернет-торговля — одна из сфер, в какой способны самореализоваться маленькие и брутальные компании (в той же Amazon.com при его выходе на IPO работало 256 человек, а большая часть ее последователей были и еще наименьшими); фактически закрывая Россию для интернет-торговли, правительство говорит всем, кто занимается в стране разработкой схожих схем: «С вещами (точней, с мозгами) — на выход!» И в том, что юные русские предприниматели отыщут для себя применение за рубежом, не появляется колебаний.

Власти продвинутых стран — сначала тех же США, которые на данный момент демонстрируют более высоки темпы экономического роста, чем Наша родина, — понимают одну ординарную правду: гражданам важнее дать возможность зарабатывать средства, чем дать им сами эти средства. Вот поэтому в Америке до ближайшего времени не было не только лишь драконовских ограничений интернет-торговли, но так же и (!) налога с покупаемых в онлайне продуктов (его начали вводить исключительно в прошедшем году с принятием т.н. Marketplace Fairness Act, когда ветвь окрепла и развилась).

Люди стремятся и будут стремиться сберегать — в особенности в условиях кризиса; им всегда будет казаться легче расстаться с виртуальной суммой со собственной кредитки, чем облегчить кошелек в магазине; они никогда уже не поверят в то, что на паре этажей гипермаркета может расположиться больше продуктов, чем во Глобальной сети.

И пусть они растрачивают в Сети, пусть эта Сеть делает рабочие места, пусть позже люди стремятся больше зарабатывать, и т.д. — ведь это и порождает экономический рост, который ценен сам по для себя, а не поэтому, что приносит в казну налоги, которые позже так приятно «распилить».

Но в Москве судят по другому: вернее поначалу обобрать собственных людей, чтоб позже возвратить им малую долю отобранного. Это подходы никак не XXI века.

За судьбы мировой интернет-торговли можно не волноваться — как, вобщем, и за русских потребителей, которые преодолеют трудности, бережно уготованные им родными властями. Но в том, что наша страна окажется еще далее от цивилизованного мира — и по эталонам употребления, и по уровню оказания услуг связи и доставки, и по востребованности новых технологических решений, — колебаться не приходится.

К огорчению, как раз такая магистральная линия поведения, избранная сегодняшней властью.