А озеро потерпит

Иркутская ГЭС подтопила берега Байкала в среднем на 1 метр.  Фото: Чжана Ядуна

15 января Верховный трибунал рассмотрел апелляцию Министерства природных ресурсов Рф и совсем подтвердил, что месторождение «Дивное», где собирались вести добычу золота на местности около 2000 га, — часть государственного парка «Югыд-Ва» и объекта глобального природного наследства «Девственные леса Коми». «Новенькая» уже обращалась к этой долгой тяжбе.

Лицензия на месторождение «Дивное» принадлежит компании «Голд Минералс», весь уставной капитал которой в свою очередь принадлежит компаниям, зарегистрированным на полуострове Кипр. Но сейчас они не сумеют легитимно вести разведку и добычу золота в парке. А МПР придется отказаться от собственных планов, согласно которым внесение конфигураций в законодательные акты могло бы позволить компании делать в уникальном уголке природы все, что ей нужно. На защиту глобального наследства встал «Гринпис», также комитет поддержали представители Генпрокуратуры и Минюста Рф.

Миша Крейндлин, представлявший интересы «Гринпис» в Верховном суде, объяснил, что этим принятым решением попутно спасена и честь страны. По словам юриста, Комитет глобального наследства не один раз гласил о том, что изъятие земель национально парка, равно как и добыча золота в границах объекта глобального наследства, является основанием для перевода объекта в зазорный перечень «Глобальное наследство под опасностью».

Хочется веровать, что судебное разбирательство по данному вопросу было последним и объект глобального природного наследства «Девственные леса Коми» в конце концов оставят в покое, а золотарей-киприотов вышлют добывать золото в разрешенные законом места. Может быть, это судебное решение принудит и Минприроды пересмотреть свое отношение к тому, что оно призвано защищать, а не находить лазейки в законах для хозяйственного использования уникальных природных ресурсов Рф, которые как никогда остро нуждаются в защите как раз на данный момент. Леса Северного Кавказа все еще оправляются от Олимпиады, в арктическом заповеднике на полуострове Врангеля медведи обязаны жить рядом с большой военной базой, а через объект «Золотые горы Алтая» «Газпром» форсирует прокладку газопровода в Китай…

Больший удар пришелся по Байкалу. 16 января в столице Монголии Улан-Баторе спешно провели слушания по проекту технического задания, сущность которого в оценке социально-экологического воздействия от изготовления ГЭС «Шурэн» на главном русле реки Селенги. Вобщем, и без экологической оценки понятно, что большая ГЭС в основном русле источника Байкала способна значительно навредить экосистемам реки и озера. Под удар сразу же попадают и объект глобального наследства «Озеро Байкал», и водное-болотное угодье интернационального значения «Дельта Селенги». Но кредит на проектирование монголы получили от Глобального банка, правила которого прямо воспрещают воздействия, ведущие к разрушению «ценных местообитаний». Если такими не являются наикрупнейшая река региона, заповедная дельта и священное озеро, что все-таки тогда неприкосновенно по банковским аспектам?

Но самое ужасное, что параллельно в том же бассейне Селенги и в Монголии спешно проектируются ГЭС на всех больших притоках: Дэлгэрмурене, Орхоне, Эгийн-голе.

Строительство на Эгийн-голе могут начать уже в текущем году. И татарские власти кропотливо скрывают от общественности результаты уже проведенных изысканий — в главном поэтому, что они очень некачественны и поверхностны, также демонстративно игнорируют требования как русских, так и интернациональных организаций. Комитет по глобальному наследству два года попорядку напрасно просит проведения специальной миссии, которая бы проанализировала вероятные последствия, что может повлечь за собой строительство плотин. Но эти требования игнорируются, а координатора интернациональной коалиции «Реки без границ» Евгения Симонова, интенсивно пропагандирующего кандидатуры созданию гибельных, по его мнению, плотин, совсем противозаконно депортировали из Монголии на 10 лет — чтобы не мешал.

Что в этой критичной ситуации делает Минприроды, глава которого Сергей Донской является к тому же председателем российско-монгольского комитета по социально-экономическому сотрудничеству? Донской ожидает результатов беспристрастной оценки… от татарских коллег. Не дождется. В нарушение интернациональных правил ни для 1-го из 5 проектов ГЭС, планирующихся в бассейне Селенги, не проводилось публичных слушаний в Рф. И сейчас на обсуждении очень непрофессионально написанного технического задания находится только один россиянин — доктор наук, гидроэнергетик Вячеслав Никитин, нанятый министерством энергетики Монголии для удачного ведения переговоров с русской стороной. Зато 13 января на подготовительные слушания явились сразу же 5 китайцев из наикрупнейшей в мире гидротехнической компании «Синогидро» (она же «Пауэр Чайна»), которая сразу строит 300 больших плотин в 70 странах мира. Потому если Минприроды помешкает еще немного, то иметь дело придется уже не только лишь с татарской, но так же и с китайской стороной, которая, не мешкая, воспримет к выполнению ТЭО на создание ГЭС «Шурэн» и каскада всех других планируемых ГЭС в бассейне Селенги, к тому же льготный займ на строительство выдаст.

В этом месте Селенгу предлагают перегородить плотиной «Шурэн». Фото: Коалиция «Реки без границ»

Заместо этого Минприроды очень занято неуввязками спасения ангарских ГЭС от Байкала. 15 января глава Минприроды Сергей Донской обратился в правительство с просьбой ввести режим чрезвычайной ситуации в Бурятии и Иркутской области в связи с падением уровня воды в Байкале. «Министр Донской должен понимать, что введение чрезвычайной ситуации на местности Бурятии, ну и на всем побережье озера, подразумевает действие, ровно обратное тому, что желают гидроэнергетики, — остановку понижения уровня Байкала», — недоумевает эксперт из Восточно-сибирского муниципального технологического института, узнаваемый эколог Сергей Шапхаев.

Ситуация на обоих берегах озера на данный момент, вправду, неутешительная: теряется вода в колодцах, рыбаки приходят с промысла без рыбы, а по прилегающим к озеру болотам проехались торфяные пожары, приведшие к человечьим жертвам. Шапхаев считает, что предстоящее снижение приведет к заморам рыбы и недостатку питьевой воды на побережье. Складывающаяся форсмажорная ситуация обязует МПР следовать принципу презумпции экологической угрозы и советовать правительству понизить темпы сбросов через Иркутский гидроузел, чтоб обеспечить непревышение нижней предельной отметки уровня озера Байкал в 456 метров.

В утешение следует увидеть, что ситуация могла бы быть еще ужаснее — в декабре иркутские власти предлагали «в интересах энергетики и населения» поменять постановление правительства, чтоб часто разрешать неограниченное понижение либо увеличение уровня за границы экологических норм в случае «пришествия мало- и полноводных лет». Предложение более чем двусмысленно, если учитывать, что современное «маловодье» вызвано не только лишь засухой, но так же и тем, что всю первую половину 2014 года Байкал сливали лучше обыденного, чтоб отрапортовать о пуске Богучанской ГЭС. К «счастью», судя по всему, МПР, поставленное перед фактом кризиса, не собирается стопроцентно отдавать Байкал на откуп энергетикам и советует только разовый «чрезвычайный слив» в интересах «Иркутскэнерго» и других промышленных гигантов. А озеро — разок потерпит… Непонятно, правда, потерпит ли Генпрокуратура Рф откровенное нарушение конституционных норм, а Комитет по глобальному наследству не возвратит ли на повестку дня внесение многострадального Байкала в перечень «Глобальное наследство под опасностью».