Александр СУРИНОВ Статистика начинается с канализации

Федеральная служба гос статистики, наверняка, одно из самых нередко переименовываемых ведомств. Или тем высшее управление желает достигнуть более четкой статистики, или более комфортабельной. Александр Суринов проработал всю жизнь в высшем статоргане, знает систему и профессию капиллярно, и поэтому честно ведает «Новейшей газете» о плюсах и недочетах русской статистики.

Фото РИА Анонсы

В ближайшее время участились претензии к русской статистике. Вот, к примеру, недавняя статья в «Ведомостях» Гирша Ханина и Дмитрия Фомина о неточных оценках ВВП и главных фондов. Либо вот многие юзеры вашей информации и обыденные граждане говорят о том, что, по их ощущениям, инфляция в стране выше официальной…

— Мы считаем совокупные характеристики — совокупное мнение потребителей, совокупное мнение бизнесменов. А мнение каждого определенного человека, оно, естественно, отличается от совокупных характеристик. И плюс ко всему многие считают, что в статистике, как в спорте, все разбираются.

Я, если честно, проф претензий по методике измерения инфляции в Русской Федерации не лицезрел. Хотя сам по для себя расчет инфляции могу покритиковать. Мы ведь берем среднюю плетенку некоего потребителя, которого по сути в природе не существует, и измеряем изменение цены этой плетенки. Но я слышу только такие претензии: «Вот я вчера прогуливался в магазин брать подсолнечное масло, и оно подорожало в полтора раза». Вопросы статистика: «Вы в тот же самый прогуливались магазин?» либо: «А вы масло брали точно такое же?» Это вопросы проф, занудливые, но от их зависит итог.

Как я знаю, в США употребляется такой способ, когда один продукт наблюдается исключительно в одном магазине, чтоб наблюдались продукты однообразные по качеству. Как это смотрелось бы у нас? Вот, допустим, вареная колбаса. В Москве сразу же несколько заводов создают колбасу, и еще ее привозят откуда-нибудь. Колбаса различная по качеству исходя из убеждений статистики. Потому если мы в этом магазине смотрим строго один сорт колбасы, производимый одним заводом, то и вчера, и сейчас, и завтра должны следить в этом магазине только его. А в нашей ситуации мы обязаны убирать воздействие свойства и фиксировать только стоимость.

Мы проверяем собственных регистраторов цен часто. У нас больше 500 товаров-представителей, по которым измеряются цены. К примеру, в Украине их 335, в США — 305. В нашей выборке — 272 городка, обхватывающие практически 40% городского населения страны.

Не так давно мы организовали наблюдение в Сочи. Не поэтому, что Олимпиада, а поэтому, что в городке, где под полмиллиона обитателей, не было регистрации цен. Сейчас она там есть.

За статистику инфляции в Рф я спокоен. Это верно организованная статистика.

Кстати, мне один мой прошлый сосед произнес: «Оказывается, это ты за инфляцию в стране отвечаешь?» Я говорю: «Да». Случаем так повстречались с ним. Он человек в возрасте. Я говорю: «А что такое? Что так жестко?» — «Ну, — говорит, — из-за тебя, оказывается, мне пенсию не увеличивают. Ты не мог там чуток докрутить?» Тоже претензия, да?

Вот Ханин и Фомин пишут по поводу ВВП: «Отметим, что в 2013 году произошел спад ВВП приблизительно на 2—3% заместо заявленного Росстатом роста в 1,3%. Такой вывод изготовлен нами на базе расчета зависимости динамики ВВП от динамики 2-ух довольно беспристрастных характеристик — генерации электроэнергии (сокращение на 1,6%) и динамики перевозок грузов (рост на 0,5%)».

— Понимаете, это способ так твердый, что в общем-то серьезно нигде не применяется. Ну, допустим, страна начинает программку по экономии энергоресурсов. Все сектора у нее развиваются, а сектор, производящий энергию, сокращается, так как не надо столько энергоресурсов. А критики будут говорить: «Да, ребята, они ВВП-то надувают». Либо происходит рационализация перевозок. Либо вообщем подключение новых видов транспорта. А мы по грузообороту на стальной дороге будем измерять. А у нас — трубопроводы. Мы возродили наш речной транспорт, аква и т.д.. Так что это облегченный подход к измерению ВВП.

Скорость либо качество?

Александр Суринов. Фото РИА Анонсы

— Нескончаемые антагонисты — Минфин и Минэкономики — по-разному смотрят на перспективу госинвестиций. Минфин предлагает больше беречь в Запасном фонде; Минэкономики, напротив, говорит, что нужно отрегулировать экономное правило и больше инвестировать. И в качестве аргумента и та, и другая стороны употребляют макроэкономические характеристики статистические, в том числе ВВП. Вот, по мнению Силуанова, рост будет у нас около ноля; Улюкаев говорит, что мы можем его прирастить до 1,1% в год. Этот политический нюанс на вашей работе как-то сказывается? Так как от данных статистики в значимой мере зависит муниципальная политика.

— Если вы имеете в виду какое-то давление — нет. Единственное, коллеги желают всегда резвее. Вот один большой начальник очень очень возжелал от нас, чтоб мы характеристики инфляции сделали ранее на день. Я говорю: «Мы не можем на день, у нас все по часам». У нас в пн люди по всей стране пошли, цены зарегистрировали, в среду я подписал итог, и в четыре часа — на веб-сайте. Я говорю: «Можем ускорить на несколько часов. Но я боюсь обещать, так как могу подвести». Почему? А вдруг будут ошибки. Они бывают. И как раз в этот момент связь с одним субъектом Федерации — а она шла через космос — зависла. Ну хорошо, бог с ним, он небольшой. А если что-то затормозит в большом субъекте… Я произнес: «Нет, ребята, здесь мы можем очень ошибиться». Да, мы сделали ранее, в 10 часов вечера. Но не на день же! Словом, недовольны бывают скоростью.

На статкомиссии ООН была такая особая дискуссия «Что важнее: скорость либо качество?» Если стремительно —  то качество ужаснее. А если сделать отменно —  то эта цифра время от времени уже и не нужна для оперативного управления.

К огорчению, особенной помощи в части свойства нет. Так как проблемка, к примеру, расчета ВВП, заключается в значимой степени в том, что нужна координация меж ведомствами. У нас не хватает силенок в этом плане.

Мы никак не можем достигнуть доступа к базе данных налогоплательщиков, компаний сначала. На Западе — это одна из основ статистики предпринимательства. А от этого зависит качество. Плюс ко всему мы — суровый такой раздражитель для бизнеса. Так как бизнес говорит: «Ребята, правительство, ну вы достали меня! Я кому только ни отчитываюсь — и тому, и этому! Вы меж собой-то разберитесь». Ну он же прав!

Какова же тогда степень достоверности показателя ВВП?

— 1—1,5% статрасхождение по различным способам. Вот это степень погрешности.

Естественно, и нас, и иностранные статведомства заботит качество статистики. К примеру, подборка по 15 тыщам личных подсобных хозяйств — маленькая. Никак не можем достигнуть хотя бы двукратного роста подборки.

Обследование населения по дилеммам занятости либо обследование рабочей силы: там 60—70 тыщ человек за месяц — это будь здоров. В эти числа я верю.

Другими словами есть обследования высочайшего уровня и свойства, а есть обследования проблемные, но это снова же находится в зависимости от ресурсов.

Что Наша родина производит? Что удается лучше, что ужаснее? И там ли отлично жить, где мы что-то производим?

— Вот, к примеру, нанотехнологии, хотя они всего 1% от объема промышленного производства составляют, в прошедшем году выросли на третья часть. Положительная динамика в автомобилестроении. В средствах связи тоже. Хим создание вырастает. Никак у нас легкая индустрия не подымется. Ну а так, естественно, добыча нефти, газа. Кто бы что ни гласил про диверсификацию…

И там, где добывают энергоресурсы, люди живут не очень плохо. В этих регионах и рождаемость по сопоставлению с другими высочайшая.

Причина?

— Относительно юное население.

А валовой региональный продукт (ВРП) дает ответ на вопрос: где на Руси жить отлично?

— Если честно, не считаю, что это подходящий показатель оценки уровня жизни… Я, помню, был в Магадане. Люблю пойти на рынок, поглядеть, как люди живут. Меня, естественно, поразили цены, жуткие цены. И я сообразил, что все эти прибавки северные, — это ничто: все уходит на продукты. А ВРП там из-за этого может быть номинально огромным.

Кто-то из моих коллег-статистиков не так давно гласил, что всегда от нас желают получить один универсальный показатель, который бы гласил о качестве, об уровне жизни. «А мы, — верно он произнес, — не можем дать один, мы даем приборную доску».

Одни говорят: «Да вообщем забудьте про стоимостные характеристики, ну их. Все-же мы био особи, означает, для нас главное, чтоб мы жили длительно». Означает, ожидаемая длительность жизни важнее всего. А другие говорят: «Стоп, ребята! А если у нас нехорошее, выскажемся так, родовспоможение, если у нас высочайшая детская и детская смертность до 5 лет, как в Африке. Давайте тогда от 5 лет измерять». Третьи говорят: «Нет, давай от 20. Дети тоже падают, бьются». И начинается…

По жилью судить, по потреблению товаров питания? Я помню, когда мы проводили обследования в конце русской власти, мы к богатым относили человека, у которого были видеомагнитофон и кинокамера.

А что мы не производим и, соответственно, импортируем?

— Не так давно мы исследовали балансы товарных ресурсов, где архивелика либо архинизка толика импорта, и поглядели, как себя ведут ценовые тренды по этим товарам, сопоставляя с бивалютной корзиной. Есть устрашающие вещи, как мы очень зависим от импорта. К примеру, по лекарствам точно: 70 с излишним процентов — импорт. 77% от общей числа — импорт из государств ЕС. Молоко, говядина, сыры — хорошо еще, но лекарства…

В Рф туалеты есть

К вопросу о нюансированных показателях. Как бы обеспеченность населения сточной канавой падает.

— А… как театр начинается с вешалки, так статистика с канализации…

Да. И Наша родина как была государством туалетов во дворе, так она такой и осталась. Это ведь о многом говорит?

— Я могу сказать, что мы вообще-то 1-ый раз о благоустройстве жилых помещений у населения спросили при переписи 2002 года. Когда я итоги переписи поглядел, поразмыслил: что такое, 27—28% людей в стране живет без канализации, другими словами вроде бы вообщем без туалетов. Я вызываю экспертов и говорю: «Коллеги, я чего-то не сообразил. У меня одна бабушка давным-давно жила в деревне российской, другая бабушка жила в Орджоникидзе в своем доме, и у их были туалеты». — «Да нет, — говорят, — тут не о туалетах, а о канализационной системе вопрос был. У тех, у кого нет канализации, туалеты другого типа есть — биотуалеты, либо с удалением в выгребные ямы, либо туалет-домик во дворе». Тогда и, к переписи 2010 года, мы уже более тщательно в вопроснике этот вид благоустройства раскрыли. На данный момент все нормально: в Рф туалеты есть!

Такой показатель: толика домохозяйств с сточной канавой — 83%, а в 2002 году было 71%. Все-же за 8 лет прирост 12% — это благопристойно. И в городках 86% с сточной канавой, а на селе — 32%. Туалеты в квартирах имеют 73% домохозяйств, у 23% домохозяйств туалеты вне жилья (у других 4% домохозяйств этот вопрос в переписном листе просто не был заполнен).

Хорошо, туалеты шагают по стране. Но только другой раз ходить в их некоторому. Расширяются местности, где вообщем нет людей?

— Да. Перепись показала, что у нас практически 20 тыщ сельских населенных пт фактически без людей. По сопоставлению с переписью населения 2002 года число таких населенных пт возросло на 48 процентов. Старенькое население, смертность и, естественно, отсутствие инфраструктуры. Это издавна увиденная тенденция — люди вроде бы сбиваются совместно. Там, где соц инфраструктура лучше…

Рапорты о повышении рождаемости несколько смазываются тем, что средне- и длительные тенденции нехорошие: рождаемость будет падать, население стареть, толика трудоспособного населения уменьшаться…

— Ну а чем мы отличаемся, к примеру, от немцев-то?

Чему же мы радуемся тогда так интенсивно?

— Ну как, рыдать, что ли? На данный момент стало рождаться больше малышей. 2-ое: люди стали подольше жить. Естественно, длительные тенденции не изменим, а может, изменим, может, ментальность у людей обменяется. А вдруг переориентируется наша семья на многодетную?

А с чего вдруг?

— Новые поколения — другие. Я смотрю на собственных младших малышей: они серьезно отличаются от старших, разница 10 лет. И мы по ментальности больше похожи на родителей, чем мои детки — на нас. Я вот это ощущаю как отец.

Многодетный.

— Многодетный, да. Ей-богу, отличаются. Я на студентов смотрю: они отличаются от нас, когда мы были студентами…

Длительность жизни вырастает, и достаточно благопристойно. И, если честно, если б мне об этом произнесли лет 10 вспять, я бы не поверил. Что это? Система здравоохранения стала рабочей? Не знаю. Люди стали, выскажемся так, мыслить о собственном здоровье? Но нам-то подтасовывать смысла нет. Мы берем данные из регистрации случаев погибели.

А вот что плохо: стала ужаснее статистика обстоятельств смертности. Другими словами у нас еще больше стала толика неточно обозначенных и неведомых обстоятельств погибели. В русское время за это партбилет на стол клали, а сейчас…

Еще есть ряд настораживающих тенденций: средний размер домохозяйства падает, и не только лишь поэтому, что малышей меньше, чем, к примеру, в 1960-е годы, но так же и много стало одиноких стариков.

Средний размер домохозяйства в 2002 году был 2,7 человека, в 2010-м — 2,6 человека. Другими словами тенденция на сокращение продолжилась.

И возросла существенно толика домохозяйств, состоящих из 1-го человека, — старики и юные. Другими словами те уже стали вдовцами, вдовами, а юные — не делают семьи. Для стариков это к тому же экономически нерентабельно: все-же есть, выскажемся так, экономия на масштабе, эффект от ведения относительного огромного хозяйства: один телек на двоих, к примеру, плата за квартиру на две пенсии.

Понимаете, такой демографический смешной рассказ — про обсолютно любой большой город: очень велика толика однополых семей, другими словами семей, состоящих из матери и бабушки. Вот с этим тоже есть определенная проблемка, уже не с войной связанная и не с ГУЛАГом.

— Совсем правильно. Осознаете, демографическая ситуация отражает всю жизнь общества за многие десятилетия, может быть, даже и 100 лет. Не знаю, наверняка, уже переварена там Крымская война, а революция, наверняка, еще не переварена с Штатской войной, так как все эти последствия еще остаются.

Мне вот нравится возрастно-половая пирамида по переписи 1897 года Русской империи — такая аккуратная и ровненькая. Может, поэтому столько Наша родина выдержала, что соотношение полов и возрастов было таким, что позволило цивилизации выжить в мясорубке Штатской войны, Первой мировой, репрессий, химизации, коллективизации и всего остального.

Один мой знакомый демограф произнес: «Чем отличается ситуация начала ХХ века и конца ХХ века? Ранее на дедушку с бабушкой приходилось много-много внуков, а на данный момент на 1-го внука много-много дедушек и бабушек». Пирамида перевернулась. А это, понимаете, как полюса Земли…

А что происходит с миграцией?

— Мы остаемся миграционно симпатичной государством — притом что размеры притока сокращаются. Любопытно, что число неизменных обитателей Рф — уроженцев некоторых государств далекого зарубежья — за 8 лет подросло: тех, кто родился в США, на 60%; в Израиле — на 50%; в Северной Корее — на 20%. А больше всего из далекого зарубежья у нас тех, кто родился в Германии, — 138 тыщ человек. Китай — 54 тыщи.

Китайской опасности нет, есть германская угроза?

— Мы проводили пробную перепись специально в Хабаровске, так как там много было претензий к переписи 2002 года: дескать, китайцев недосчитали. Мы тогда поехали в Благовещенск, поработали с миграционной службой. Нам было честно сказано: «Ребята, все китайцы вон там, за речкой, живут. У их климат лучше. У нас более грозный». А позже мы поехали уже в Хабаровск проводить пробную перепись, и оказалось, что китайцев вправду не достаточно.

Чем беднее страна, тем выше толика теневой экономики

— Теневая, она же ненаблюдаемая, экономика — стала больше либо меньше, чем занимаются люди в этой зоне?

— Есть то, что именуют нелегальным созданием продуктов и услуг. В нашей стране — проституция, порнуха, контрафакт, контрабанда. Все это делает добавленную цена. Но надежных способов подсчета нет. Зато все точно и накрепко у голландцев, у каких проституция, порнуха и легкие наркотики разрешены.

Еще одна часть — это так называемое скрытое создание (с целью избежать налогов). Эту часть мы досчитываем разными способами.

Следующая часть — неформальная экономика. Это экономика, добавленная цена которой создается в домашних хозяйствах, но для реализации на рынке. Условно говоря: я пошел на охоту, но сам птичку не съел, а продал.

И 4-ая часть — это когда я все это делаю только себе.

Большая толика добавленной цены в ненаблюдаемой экономике в общем объеме валовой добавленной цены — это, естественно, сельское хозяйство. На данный момент — больше 50%, было около 60% в 2010 году. Рыболовство — 27%. В строительстве было 20%, на данный момент — 15%. В торговле неизменная величина — 12—13%. Транспорт и связь: было 25%, на данный момент — 15%. Ну и т.д.. В денежной деятельности — мизер. Операции с неподвижным имуществом — приблизительно третья часть. По всем видам деятельности ненаблюдаемая экономика — 12,5%. Чем беднее страна, тем выше толика этой экономики.

Занятые в неформальном секторе экономики — это и крестьяне, и предприниматели без образования юрлица, и личные репетиторы, и остальные. У нас приблизительно 20% от занятых. И эта цифра возрастает: в 2003 году было около 16 миллионов, на данный момент — около 20 миллионов. И мы, когда смотрим на структуру занятости, то в этом секторе возрастает и самостоятельная занятость, и число наемных работников. Если, к примеру, в больших и средних предприятиях число наемных работников сокращается, то тут, наверняка, прибыльнее нанимать работника, чем вкладывать, к примеру, в оборудование, во что-то еще. Прирост занятости за последние 10 лет дает как раз вот этот неформальный сектор.

Мы все-же беднее стали либо богаче за ближайшее время?

— Если поглядеть на ВВП по паритету покупательной возможности, то у нас 30-е место (последнее сравнение ОЭСР 2011 года), 22,5 тыщи баксов. Но неравенство у нас достаточно огромное. Коэффициент Джини — 0,4. Неравенство вырастает. Если в 1995 году коэффициент Джини был у нас 0,387, то в 2012 году — уже 0,420.

Мировой банк рассчитывает однодолларовую бедность. Это показатель расхода в день на человека меньше 1 бакса 25 центов. У нас таких, по последним оценкам Мирового банка (2009 год), — наименее 2%. А, к примеру, в Бразилии таких больше 6%. А в Индии — 33%. Для нас важные числа — меньше 10 баксов на человека в день. В Рф таких на данный момент около 8%.

Мы — страна со средним доходом. Потому говорить, что Наша родина — бедная страна, я бы не стал.

= смотрите, кто =

СУРИНОВ Александр Евгеньевич — родился в 1958 году, закончил Столичный экономико-статистический институт, доктор экономических наук, завкафедрой статистики НИУ ВШЭ. С 1981 по 1992 год работал в ЦСУ СССР, потом — в Центре экономической конъюнктуры при Правительстве РФ; с 1999 года — 1-ый заместитель главы русского статистического ведомства, с декабря 2009 года — управляющий Федеральной службы гос статистики. Женат, имеет отпрыска и 2-ух дочерей.