Атака на Лебедева

Петр Саруханов

6 июня на веб-сайте агентства «Росбалт» появилось письмо семнадцати рассерженных обитателей подмосковных городов, которые востребовали от губернатора Столичной области Сергея Шойгу разобраться, почему вырастают цены на жилище и не производится муниципальная программка «Доступное жилище»: «Много лет мы слышим от чиновников всех уровней и бизнес-структур обещания о так именуемом «доступном жилище» для населения, которое, по их уверениям, вот-вот начнет строиться в нашей области. Время течет, но цены даже на дома эконом-класса как и раньше остаются высочайшими, являются не по кармашку подавляющему большинству обитателей Подмосковья».

В продолжение челобитной именуется главный виновник: обладатель Государственного запасного банка (НРБ) Александр Лебедев. Как раз он типо обещал застроить Подмосковье легкодоступным низкоэтажным жильем. Создатели письма «отложили покупку жилища в многоквартирных домах» и «остались у разбитого корыта»…

Лебедев вправду еще с 2005 года не раз обращался в правительство Рф, предлагая частно-государственную программку строительства жилища. Это был полностью реальный проект, способный сбить цены на жилищном рынке. Лебедев совместно с рядом депутатов думской фракции «Единая Наша родина» выступил с инициативой использования дополнительных доходов бюджета для субсидирования ипотечных кредитов — чтоб ставка по ним не подымалась выше 6% в рублях. При таких условиях люди могли бы оформлять жилищные кредиты на 25-30 лет, выплачивая менее 100 баксов за месяц. Инициативу не поддержали. Невзирая на это, на собственный ужас и риск Лебедев сделал мини-отрасль, построив по всей Рф десяток заводов по производству быстровозводимых домов. Были построены несколько поселков по всей стране, в том числе в подмосковном Благове. И цены в их были вправду доступными: не дороже 400-500 баксов за квадратный метр.

Ничего этого, похоже, не знали люди, подписавшие «письмо семнадцати». Более того, выяснилось, что многие «подписанты» и совсем не ставили собственный автограф под обращением к Шойгу. К примеру, Лариса Апенова, Марина Андреева и другие о самом письме узнали только от служащих Александра Лебедева, которые провели собственное расследование. А по многим адресам, обозначенным в письме, живут совершенно другие люди. И очень похоже, что это письмо — не что другое, как очередной шаг кампании против Александра Лебедева. Кампании масштабной и дорогостоящей, продолжающейся уже пару лет.

В истории с обнародованием «письма семнадцати» есть два очень принципиальных момента.

1-ое — уже 8 июня о нем поведала своим читателям официальная газета правительства Рф. Правда, в публикации «Русской газеты» дальновидно не стали упоминать «чиновников всех уровней», акцентировав внимание на том, что чуть не единственный виновник срыва госпрограммы «Доступное жилище» — как раз Лебедев.

И 2-ое. «Письмо семнадцати» появилось и было быстро обнародовано практически в течение нескольких дней после того, как Лебедев заявил, что готовит обращение к президенту Рф с просьбой поддержать идею изготовления Интернационального антикоррупционного комитета. А как раз — Лебедев предлагает на открывающемся 18 июня в мексиканском Лос-Кабосе саммите «Большой двадцатки» рассмотреть инициативу изготовления специального органа по борьбе с глобальной коррупцией при Евросоюзе с ролью Рф, Китая и США.

Лебедев уже много лет ведет публичную борьбу с коррупцией: именует имена, фамилии, сделки, банки.

Еще в мае прошедшего года он, например, обратился с открытым письмом к руководителю ФСБ Рф («Новенькая газета» №55 от 25 мая 2011 г.), в каком писал об офицерах ФСБ, как минимум не предотвративших, а может быть, и лично участвовавших в многомиллиардных хищениях. «Офицеры управления «К» были прикомандированы и к Межпромбанку, где пропало более 170 миллиардов рублей, из их 32 миллиардов — средства ЦБ. Не достаточно того, хищения на сумму более 6 миллиардов баксов (!) не расследуются. Офицеры «К» совместно с агентурой в ЦБ крышуют в Рф банк, принадлежащий скрывающемуся в Лондоне жулику Аблязову… Банк Аблязова должен ЦБ РФ 11 миллиардов рублей, средства из банка выведены за предел, как и из Межпромбанка. Надзор не мог не созидать, как выводились средства. Ему просто «нельзя знать». Так же как и о выводе средств из бессчетных банков-прачечных некоего М. Урина (не так давно осужденного), «крышевание» которых производили А. Егиазарян (прячется от правосудия в США) и его родственник и подельник (ранее работал в Моснацбанке и курировал банк «Луидор» в Барбадосе) К. Галустьян, работающий в МГТУ ЦБ и тесновато «аффилированный» с отдельными «оборотнями в погонах». Могу продолжить перечень Универсальным банком сбережений, Бризбанком, Соцгорбанком, ВЕФКом и др. Через все эти отмывочные конторы за предел выведено более 100 миллиардов баксов».

Инициатива Лебедева о разработке Интернационального антикоррупционного комитета могла серьезно заставить задуматься высокопоставленных русских мздоимцев. Хотя бы поэтому, что не реагировать на обращения этой интернациональной организации будет нельзя. Так же как прикрывать произвол ведомственными инструкциями и «оперативным энтузиазмом».

Как это бывает, Лебедев знает не понаслышке. Так, 2 ноября 2010 года в НРБ появились следователи ГСУ ГУВД по Москве в сопровождении вооруженных бойцов в масках и предъявили постановление Тверского районного суда об обыске.

Формальным основанием устроить маски-шоу стало уголовное дело о хищении 450 млн рублей в банке «Русский капитал». НРБ занимался санацией это банка, выполняя поручение правительства Рф от 17 октября 2008 года (и продублированное решением совета директоров Банка Рф от 20 октября 2008 года).

Возбуждения уголовного дела по факту хищений в «Русском капитале» несколько месяцев добивался сам НРБ. Так как выяснилось, что трудности «Роскапа» — следствие не столько экономического кризиса, сколько вывода прежним управлением банка около 5 миллиардов рублей при помощи непонятных сделок, безвозвратных кредитов, фирм-однодневок и офшорных счетов. Все схемы вывода активов из «Русского капитала» управление НРБ серьезно выложило в собственных письмах в Минфин, Центральный банк, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, ФСБ…

Так что формальные причины для обыска у следователей были. Но зачем они изъяли документы, не имеющие никакого дела к «Роскапу»: копии анкет с личными данными служащих НРБ, копии векселей НРБ; акты приема-передачи векселей; флеш-карты, диски; переписку НРБ с ЦБ РФ и неограниченное количество документов, касающихся работы только НРБ?

А позже в банк пришел некто Константин Михайлович Яковлев, представившийся заместителем директора СВР, и предложил свои услуги по «урегулированию ситуации». В НРБ не осталось колебаний, идет речь о рейдерской атаке. Правда, покровители у рейдеров — не рядовые опера, и даже не начальники РВД либо управлений, а высокопоставленные должностные лица русских силовых структур федерального уровня.

Обстоятельств считать так несколько. Во-1-х, в региональные отделения ФСБ поступила ориентировка на сбор компромата на филиалы НРБ. Во-2-х, в правительстве РФ началась работа по блокированию проекта заказа 44 новых самолетов Ту-204-СМ авиакомпанией Лебедева Red Wings.

Доходило до забавного. Весной 2011 года как раз офицеры ФСБ предприняли шаги, чтоб воспрепятствовать поставке удобрений в лебедевское картофельное хозяйство. (Об этих и других эпизодах Лебедев уже говорил в «Новейшей газете» 11 февраля этого года.) Сейчас возбудили несуразное уголовное дело против супруги (!) 1-го из управляющих.

2012 год начался с беспримерной проверки НРБ, в какой участвовали более 100 служащих ЦБ Рф. Симптоматично, что часть ее материалов здесь же всплывала на специально сделанном «компроматном» веб-сайте, гости которого могли выяснить, что типо НРБ замешан в выводе за границу или млрд, или триллиона баксов.

Кампания сопровождается намеками, что «заказ на Лебедева» поступил чуть не «лично от Путина». Это чуть ли правда. Если б такой заказ был, его бы уже исполнили — какими бы абсурдными ни были выдвигаемые против Лебедева обвинения, наши правоохранительные органы из любого из их могут состряпать уголовное дело, а суды — проштамповать все, что будет нужно.

С этой точки зрения публикация неверных доносов в «Русской газете» — очень слабенький ход для выполнения «заказа от Путина». Нужно считать, впереди будет еще много схожих эпизодов. Ведь Александр Лебедев продолжает проводить антикоррупционные расследования и продвигать идею Интернационального антикоррупционного комитета при Евросоюзе.

— Этому интернациональному органу нужно предоставить право вводить самые различные экономические санкции против государств, которые недостаточно отлично борются со взяточниками, приравняв глобальную коррупцию к апартеиду, — говорит Лебедев. И добавляет: — У меня нет колебаний, что Путин поддержит мою инициативу.