Байкал опять под угрозой

Правительство Монголии обнародовало условия тендера на продолжение разработки проекта ГЭС Шурен на главном русле реки Селенга. Эта ГЭС может значительно поменять и обеднить экосистему Селенги и нанести суровый вред озеру Байкал, источником половины вод которого является эта река.

Карта планируемых в проекте МИНИС плотин в бассейне Селенги

Проектирование ведется на средства займа «MINIS», выданного в 2011 году Глобальным Банком на развитие инфраструктуры горнопромышленного комплекса в Южной Гоби. Ранее в октябре 2012 директор операций банка в Монголии, Китае и Корее Клаус Рохланд обнадеживал экологов из коалиции «Реки без Границ»: «согласие на  продолжение изысканий может быть дано Банком в конце первой фазы проекта «MINIS» после оценки рисков и соответствия проекта задачкам займа». Но ГЭС не имеет непосредственного отношения ни к Гоби, ни к добыче и переработке ископаемых – она призвана заместить закупки электричества из непредсказуемой Рф и обеспечить маневренную мощность центральной энергосистемы страны. Фонд арабского развития царства Кувейт уже заявил о готовности выдать Монголии займ для строительства ГЭС, после изготовления ТЭО на средства Глобального Банка. Договариваться об этом в Кувейт в 2011 году ездил сам президент Элбэгдорж.

Месяц вспять министр энергетики Монголии Сономпил обещал что за счет проектов ГЭС на Селенге и притоках, также других схожих начинаний Монголия не только лишь закончит импортировать электроэнергию, но так же и начнет ее экспортировать в Китай. Видимо, соседские грабли – источник необоримого искушения. Может быть, в Монголии не знают, что экспорт электроэнергии из Рф в Китай делается по ценам значительно ниже, чем в самой Рф, что понижает конкурентоспособность  российского бизнеса в приграничных с КНР районах. Рвение русских гидроэнергетических компаний строить «экспортные ГЭС» в главном стимулируется не соображениями длительной экономической необходимости, а только возможностью получить кредиты из китайских муниципальных банков. Но даже если и экспортировать электроэнергию, то делать это можно и необходимо, не принося в жертву природу и интересы местного населения. В Монголии имеются большие неистощимые источники  солнечной и ветровой энергии, внедрением которой уже серьезно заинтересовались ведущие компании Стране восходящего солнца, США и КНР.

Створ (место строительства) ГЭС Шурэн на Селенге

Меж тем как в Монголии, так и в Рф большие ГЭС – источник огромнейших  негативных воздействий на экосистемы рек и озер. Так, уровень озера Байкал был поднят на метр при разработке Ангарского каскада ГЭС, что повлекло сорокалетнюю перестройку нарушенных прибрежных экосистем, сокращение численности рыб, разрушение памятников культуры на побережье. Озеро до сего времени мучается от последствий ненатурального колебания уровня воды в итоге работы ГЭС, невзирая на то, что эти колебания ограничены в границах 1-го метра особым постановлением Правительства Рф. Сейчас при незалеченной дилемме воздействия ГЭС ниже по течению Байкалу — памятнику Глобального Наследства — грозит изменение режима стока воды и наносов, также путей передвижения рыб, в итоге изготовления больших плотин в Монголии. Они планируются как на главном русле, так и на притоках Орхон, Дэлгермурэн и Эг. 1-ый удар могут принять экосистемы Селенгинской дельты – главный рыбий и птичий детский сад Байкала. Для Монголии вопрос о воздействии ГЭС тоже серьезен — значимый вред природе и популяции уже принесла ГЭС Тайшир в западной Монголии, построенная не так давно на средства Кувейта. Потому что ее запуск совпал с долголетней засухой, то плотина просто закончила сток воды и сделала нестерпимой жизнь ниже по течению в равнине реки Завхан. При всем этом для Монголии, Селенга – основная река страны.

ГЭС Тайшир, построенная в 2009 году на реке Завхан

Русские и татарские экологические активисты и ученые уже 2-ой год бьют тревогу: публикуют статьи с прогнозом ущербов; пишут во Глобальный банк, кувейтское, русское и татарское правительства; принимают резолюции на российских и интернациональных конференциях. Но так же и Банк и   ведомства государств пишут в ответ маловразумительные письма о том что «экология будет учтена» и на данный момент идет «всего только предпроектная стадия».

В декабре 2012 года на встрече уполномоченных по российско-монгольскому Соглашению о трансграничных водах Наша родина  удовольствовалась обещанием татарской стороны информировать о ходе проекта. Любопытно, сказал ли кто-либо заранее русским властям, что, невзирая на 10-ки писем о возможных рисках проекта ГЭС Шурэн, принято принципное решение о его предстоящей разработке?

 

Для Монголии – страны, бедной водой  — разумное внедрение рек вопрос жизни и погибели. Быть либо не быть ГЭС – тема волнующая: сейчас на веб-сайте пользующейся популярностью татарской газеты «Ундур»-«Сейчас» идет голосование ЗА и ПРОТИВ строительства ГЭС. Будем ожидать, какой выбор сделают монголы.