БайкалФинансКрым

РИА Анонсы

Капитал не обманешь: туда, где есть настоящая возможность заработать, он прорвется через любые административные, политические и даже военные ограничения. Недаром ведь (как раз, что не даром) на местности Северной Кореи работает промышленная зона с южнокорейскими инвесторами, а на севере Ирака идет разработка новых нефтяных месторождений, в том числе с ролью Рф. Но правильно и оборотное: туда, где шанс утратить выше, чем шанс заработать, капитал на аркане не притащишь, даже если капитал — муниципальный.

Опыт покорения Крыма отлично иллюстрирует этот тезис. Залить полуостров экономными средствами, пока они не кончились, нетрудно. Русская схема «очередь—окошко кассы—наличные» уже отлажена и работает. Но ведь и в Рф, и в Украине представление населения и бизнеса о банковских услугах стало намного обширнее. Чтоб обеспечить денежные услуги, необходимы как минимум банки.

В этом плане крымчан фактически возвратили в СССР. Украинские банки ушли с полуострова, так как закон воспрещает им иметь иностранные филиалы. Более того, по готовящемуся к принятию Радой закону финансовая деятельность в Крыму будет приравнена к коллаборационистской — со всей серьезностью вытекающего наказания.

Как такая мера чувствительна для бизнеса, можно судить по действиям огромнейших русских госбанкиров, которые в общественной сфере, естественно, поддерживают не только лишь присоединение Крыма, но так же и курс на денежный изоляционизм. На практике же ни Сбербанк, ни входящие в одну группу ВТБ и Банк Москвы не отказались от собственных украинских «дочек». Более того, эти «дочки» бежали из Крыма ровно в том же обозе, что и другие украинские банки. Так как в Крыму живут два миллиона человек, а в «материковой» Украине — практически в 20 раз больше. Означает, этот рынок важнее и там необходимо защищать свои интересы. А энтузиазм в том, чтоб не попасть под санкции — ни украинские, ни, что ужаснее, международные.

Освоение же Крыма на исходном шаге — удел пассионариев (вспомним хотя бы и Чичикова). Первым «таврический» кабинет открыл Генбанк, на чем его экспансия, а вероятнее всего, рекламная стратегия, возможно, будет исчерпана. На большее у Генбанка просто нет сил и средств — он представляет третью сотку русских кредитных учреждений.

Русский государственный коммерческий банк (РНКБ) — из 2-ой сотки, но он уже достигнул не наименьших фурроров, чем «обходительные люди», осуществив спецоперацию по взятию полуострова под денежный контроль. За куцее время в Крыму было открыто сразу же 21 отделение, приемущественно в кабинетах, которые ранее занимали украинские «дочки» Сбербанка, ВТБ и Банка Москвы. Что все-таки это за банк и в чем его настоящая функция?

РНКБ, сделанный еще сначала 90-х, с 1999 года был дочерним для Банка Москвы. В 2010 году, когда после отставки Лужкова и принужденного бегства за границу Андрея Бородина Банк Москвы стал объектом поглощения со стороны ВТБ, и в СМИ, и в официальных заявлениях денежных властей запестрели сообщения, что РНКБ типо употреблялся для вывода активов. Но масштабной проверки, судя по всему, так и не последовало (по последней мере ее результаты нигде не были оглашены), а в 2012 году Банк Москвы, уже подконтрольный ВТБ, и совсем выкупил 100% акций ЗАО «РНКБ-холдинг», единственного на сегодня учредителя Русского государственного кредитного банка. А 26 марта 2013 года, через неделю после судьбоносного референдума, продал весь пакет. Кому — не сообщается.

Другими словами в данный момент единственный в Крыму русский банк с развитой сетью отделений принадлежит неустановленным лицам. И.о. президента и членом совета директоров числится Андрей Барсов, о котором пока ничего не понятно.

Но дислокация крымских кабинетов РНКБ по месту бывшей прописки русского «крупняка» позволяет представить, что этот банк пришел на полуостров не сам по для себя, а с гос миссией. Непрозрачная структура принадлежности служит специфичной защитой от вероятных санкций. А откуда РНКБ возьмет средства на масштабную экспансию, вопрос 2-ой: здесь и ЦБ может посодействовать, и старшие товарищи (к примеру, через межбанковский рынок). Выходит, что, невзирая на перманентный переход из рук в руки, РНКБ сохранил свое призвание — делать деликатные поручения «старших товарищей».

Вроде бы то ни было, крымчане на неопределенную перспективу остались без доступа к услугам больших, узнаваемых, надежных банков. Да, на полуостров подтянутся и другие маленькие и средние банки, но в главном для поддержки определенных вкладывательных проектов собственных акционеров (о таких планах, к примеру, заявил Крайинвестбанк, принадлежащий краснодарской администрации). Понабегут и микрофинансовые организации, которым все равно, кого и где ловить в ростовщические силки. Но это не то, чего ожидал люд Крыма.

И 2-ой вывод: невзирая на риторику, большие русские компании серьезно боятся западных санкций и совсем не готовы вести работу за стальным занавесом.