Банк России рубль недооценен примерно на 10

Банк Рф: рубль недооценен приблизительно на 10%

Русский денежный рынок пришел в некое равновесие, но рубль сейчас недооценен “в границах 10%”, считает 1-ый заместитель председателя Центрального банка Рф Дмитрий Тулин, отвечающий сейчас в его руководстве за денежно-кредитную политику. В четверг появились сразу же два широких его интервью – агентствам “Интерфакс” и Reuters – 1-ые после вступления в должность в конце января этого года. Напомним, Дмитрий Тулин уже два раза работал зампредом Банка Рф – сначала 90-ых годов и посреди “нулевых”. А проводимая в последние годы жесткая валютная политика дает Банку возможность ее смягчения даже в условиях высочайшей инфляции.    

Текущий официальный курс русской валюты – практически 60 рублей за бакс. Если исходить из оценки ее “недооцененности” приблизительно в 10%, то при сегодняшних ценах на нефть – 61 бакс за баррель Brent – бакс был должен бы стоить 54-55 рублей, чуток больше.

При стоимости нефти в 60 баксов сбалансированный курс рубля составляет 57-57,5 рубля за бакс, считает главный экономист по Рф вкладывательной компании “Ренессанс Капитал” Олег Кузьмин. Сегоднящая стоимость нефти – немногим выше, потому и чуток более “крепкий” сбалансированный курс, обозначенный Дмитрием Тулиным, представляется нам полностью обоснованным”.

При сегодняшних уровнях курса рубля спрос на валюту со стороны как компаний, так и населения остается ограниченным, а спекулятивная составляющая курса в значимой мере “ушла”, когда рубль закончил интенсивно падать, добавляет главный экономист денежной компании “БКС”Владимир Тихомиров. “При сегодняшнем соотношении притока валюты в страну и ее оттока, в том числе в виде платежей по наружным долгам, сбалансированный курс, по нашим оценкам, — около 57 рублей за бакс”.

10%-ая либо чуток наименьшая “недооценненость” рубля по отношению к мировым валютам связана в главном с сохраняющейся возможностью усиления санкций против Рф, продолжает эксперт. “Эти опасности как и раньше закладываются рынком в курс рубля. Как раз этот фактор не позволяет рублю укрепиться так, как он мог бы, исходя из текущих цен на нефть”.     

Аналитики компании “Ренессанс Капитал” в собственных оценках “сбалансированного” курса рубля исходят из того, что санкции пока сохраняются – при том, что русским компаниям предстоит выплатить в этом году приблизительно 80 миллиардов баксов в счет обслуживания скопленного наружного долга. “Но с другой стороны, — объясняет Олег Кузьмин, — в декабре курс рубля очень очень отдалился от некоторых фундаментально обоснованных для него уровней, и будет нужно некое время, чтоб рынок успокоился”.

В интервью агентству “Интерфакс” Дмитрий Тулин напомнил, а именно, о том, что прирост валютной массы в стране остается в Рф наименьшим. Из этого следует, что сама по для себя валютная политика ЦБ очень жесткая, а инфляция ускоряется по другим причинам. Сначала — вследствие удорожания импорта и других причин, Центробанку неподвластных.

В феврале темпы годичный инфляция в Рф повысились до 16,7%, при этом базисная ставка Центрального банка (на которую нацелено большая часть других процентных ставок в экономике, будь то вклады в банках либо кредиты)– 15% годичных. “Почему-либо люди задумываются, что главная ставка должна быть непременно выше текущих темпов инфляции”, — заявил Дмитрий Тулин.

Схожее заявление от человека, отвечающего в Центральном банке страны за денежно-кредитную политику, видимо, будет воспринято рынками как сигнал к тому, что ставка ЦБ очевидно может быть снижена вновь (в конце января ЦБ понизил ставку с 17% до 15% годичных) уже в последнее время. Хотя рост потребительских цен пока продолжает ускоряться, и его пик, пусть и ожидается относительно скоро, но еще не достигнут. Еще одно заседание Банка Рф по процентным ставкам запланировано на 13 марта.  

Темпы прироста валютной массы в Рф еще в конце прошедшего года снизились до малых за последние семь лет уровней       , и инфляцию разгоняют причины немонетарные, соглашается Владимир Тихомиров. “А в таких условиях даже новое понижение ставок навряд ли как-то отразится на ценах”.

Проводимая регулятором валютная политика так жесткая, что он может понизить сегодняшние ставки, даже существенно, без какого-нибудь ускорения инфляции в стране, соглашается Олег Кузьмин. “На сей день мы полагаем, что главная ставка ЦБ уже в марте либо апреле может быть снижена, как минимум, на один процентный пункт, а к концу года – уже до 10%”.  

Центральный банк Рф предсказывает, что пик воздействия роста привезенных из других стран цен (из-за ограничения импорта и девальвации рубля) на текущую инфляцию придется на 2-ой квартал, заявил Дмитрий Тулин, но к концу года этот эффект должен себя исчерпать. К декабрю Банк Рф ждет замедления темпов роста потребительских цен в стране до 12%. Напомним, сейчас они близки уже к 17% — после 11,4% в декабре и 15% — в январе.

Но месячные темпы инфляции замедлились сейчас практически в два раза – с 3,9% в январе до 2,2% — в феврале, сказал в четверг Росстат. Это всего только совпало с ожиданиями рынка, говорит Владимир Тихомиров, который ждет пика инфляции в июне на уровнях выше 18%, после этого она замедлится, по его прогнозам, до 14,6% к концу года.  

Олег Кузьмин, со собственной стороны, подразумевает, что темпы роста цен замедлятся в декабре уже до 11,5%, другими словами практически возвратятся ровно на годом ранее. “Сегодняшний переход на отменно новый уровень цен – скоротечный процесс, он закончится еще в первом полугодии, — продолжает Кузьмин, — тогда как предстоящий рост цен будет уже ограничиваться, кроме иных причин, ослаблением потребительского спроса”.  

Но динамика инфляции в Рф в 2015 году будет зависеть и от целого ряда экономических причин, действие которых предсказать нельзя, добавляет Владимир Тихомиров. Для начала, никто не знает, когда как раз произойдет перелом сегодняшнего инфляционного тренда – весной, летом либо еще позже? Не считая того, цены на нефть либо будущий урожай.

“Мои расчеты строятся на том, что цены на нефть останутся более либо наименее размеренными, средняя за год — 60 баксов за баррель, — объясняет Тихомиров. – А урожай в этом году хотя и возможно окажется наименьшим, чем в прошедшем, но несущественно. А означает и дополнительного роста цен на продовольствие ждать не стоит. Хотя, кто знает…”