Банкир, невольник чести

В отставку ушел на пике блистательной карьеры  профессиональный 48-летний финансист, самый  могущественный человек  Швейцарии, президент  Государственного банка Филипп Хильдебранд. Ушел, быстрее, по этическим мотивам.  

Швейцарская пресса встретила это событие хором голосов расстройства и одобрения. Разочарованы тем, что ушел очень подходящий спец, которому тяжело отыскать подмену. Одобряют, так как он принял наилучшее в этих обстоятельствах решение. Швейцарский банк должен быть вне подозрений, как супруга Цезаря. Это актуально принципиально для швейцарского франка и Швейцарии как мирового валютного сейфа. А вышло вот что.

Посреди августа прошедшего года супруга головного банкира, Кашья, воспользовавшись слабостью южноамериканского бакса по отношению к швейцарскому франку, купила без малого полмиллиона «зеленоватых». А в октябре, когда курс поменялся, продала их, «наварив» более 60 тыщ франков (49 тыс. евро по сегодняшнему курсу). Бизнес-леди пакистанского происхождения, а сейчас светская дама и хозяйка художественной галереи в Цюрихе знает толк в денежных операциях, так как до замужества за Хильдебрандом занималась этим мастерски.

Деликатность  ситуации в том, что мадам Хильдебранд купила дешевенькие баксы в тот момент, когда ее супруг, глава Государственного банка, работал над серией мер, призванных повысить спрос на швейцарский франк инвесторов, удрученных кризисом в примыкающей со Швейцарией еврозоне. Через три недели он объявит об этих мерах, и бакс быстро подорожает по отношению к франку.

На теоретическом уровне супруга могла быть в курсе планов, которые разрабатывал супруг. И даже он сам мог намекнуть ей на возможность заработать. Если так, то налицо конфликт интересов, разновидность коррупции.

Это у  нас в Рф друзья и близкие  родственники во власти и бизнесе — дело обыденное и даже освященное с самого верха. А в Швейцарии, ну и в остальной Западной Европе вот такие странноватые по русским понятиям порядки.

Хильдебранд клялся, что его супруга провернула это дело сама, не только лишь без его согласия, но так же и без его ведома. Что он вызнал об этой денежной операции лишь на последующий день. Еще на прошлой неделе он заявлял, что не собирается в отставку, так как нет оснований. На его стороне — банковское общество, за него вступилась президент Швейцарской конфедерации Эвелин Видмер-Шлумпф.

К тому же были основания считать, что главу Нацбанка подставили. История заполучила политическую расцветку, когда журналисты докопались, что документы о банковских операциях мадам Хильдебранд передал правительству фаворит правой популистской партии UDC Кристоф Блохер. Одиозного политика и ксенофоба в правящих кругах Швейцарии не обожают, но в жизни часто бывает, что как раз популисты расторопно перехватывают инициативу в борьбе с коррупцией.

В поддержку  президента Нацбанка высказались все другие политические партии страны, но пробы замять коррупционное дело стали бы самоубийством для обсолютно любой из их. Потому политический пыл свелся к призывам «беспристрастно расследовать».

Дело уже попало в публичную сферу, раскручивалось в прессе, и приостановить этот маховик было нельзя. Ни замять, ни спустить на тормозах. Необходимы были подтверждения «за» либо «против». Нацбанк опубликовал электрическую переписку супругов Хильдебранд меж собой и с их советником в банке «Саразен» Феликсом Шойбером, который по поручению Кашьи брал и продавал валюту. Публикация мейлов была попыткой обосновать невиновность главы Нацбанка. Но вышло быстрее напротив. Из текстов писем совершенно точно не вытекает, что главный банкир страны одобрил денежную операцию супруги, но зато из их совсем разумеется, что он участвовал в обсуждении вероятной сделки. Другими словами был в курсе дела, но не воспрепятствовал, а позже к тому же скрывал.

«Сознавая форсмажорную ситуацию, в какой на данный момент находится наша страна, и беря во внимание ответственность, налагаемую моей должностью президента банка… я принял решение уйти в отставку, и оно вступает в силу немедля», — объявил Филипп Хильдебранд на пресс-конференции в Берне.

Последовало куцее коммюнике совета директоров Нацбанка, который принял отставку. Решение президента, отмечается в коммюнике, продиктовано рвением защитить репутацию банка.

Комментируя отставку Хильдебранда, швейцарская  пресса не скупится на потрясающие оценки его проф свойств и приветствует «достойный» уход. Хильдебранд – «денежный гений», пишет «Трибюн де Женев». Швейцария растеряла единственное связывающее звено с «двадцаткой» и ее форумами, сожалеет «Тан».

Казалось  бы, делов-то. На «навар» с операции мадам Хильдебранд и внедорожника солидного не приобретешь за деньги (на таких половина чиновничьей Москвы рассекает). Неужто такая валютная «мелочь» стоит подобного превосходного кадра, человека, который в Швейцарии поважнее президента страны будет? Неуж-то нельзя было условиться и «решить вопрос»?

Проблемка  в том, кто как осознает государственный энтузиазм и престиж страны. Для одних это обсолютно любой ценой отмазать «собственного» человека, «члена команды». Для других — спасти репутацию команды. По словам обозревателя «Тан», отставка — «это плата за честь, которую глава Нацбанка должен заплатить, если приходит к выводу, что растерял доверие». А по мнению «Матэн», глава Нацбанка, каким бы блистательным он ни был, не может оставаться на посту, если есть хоть мельчайшее колебание в его честности.

У Филиппа  Хильдебранда не было выбора, не считая  как уйти со собственного поста, уверен Жан-Пьер Рот, который был главой швейцарского Нацбанка с 2001 по 2009 год и передавал дела Хильдебранду. Что он был должен сделать, чтоб поправить ошибку? По мнению Рота, сразу, как вызнал о покупке баксов, реализовать их. Пусть с потерей. А если с прибылью, то перевести ее на благотворительные цели. Предшественник Хильдебранда не осознает, почему умный и вкусивший вкус топ-менеджер не поступил как раз так.