Беларусь затягивает в воронку российского кризиса

Беларусь затягивает в воронку русского кризиса

То, что происходит сейчас с Россией, больше похоже не на восстановление империи, а на предсмертные судороги системы. Но белорусам от этого не легче.

Рассуждения о дивидендах, которые белорусская власть извлекает из событий в Украине, издавна стали обычными для комментаторов. Сам же главный бенефициар возможность взглядов на украинские действия «через призму рейтингов» сначала яростно отторгал. 

Но 19 февраля он практически слово в слово повторил то, о чем в протяжении года пишут в статьях: «Скажу вам откровенно: наш люд ценит это (белорусскую стабильность в условиях «сложный интернациональной обстановки»). В обществе существенно возросла значимость таких понятий, как безопасность и забота страны о человеке. Все есть основания считать, что заслуги действующей власти будут по достоинству оценены белорусами»

Но у обсолютно любой медали имеется обратная сторона. И если на аверсе жизнь располагает плюсы, то на реверсе — минусы. На мой взгляд, минусы сейчас перевешивают плюсы, и перевешивают значительно. Александр Лукашенко, невзирая на приведенную выше цитату, отлично это осознает, что подтверждается последующим выражением: «Будет у нас нормально в экономике — никакие потрясения нам не жутки»

Будет — не будет, будет — не будет… Сплошная финансовая неопределенность. Что может ей противопоставить глава белорусского страны? По его собственному признанию, «в стране приняты все нужные решения, в том числе кадровые, чтоб экономика могла работать»

Но как ни тасуй кадровую колоду, отлично противостоять «наружным воздействиям на нашу экономику» схожим образом трудно. Отсюда ужас. О его наличии говорят неизменные обращения Лукашенко к теме «цветных революций». 

На рост правительство не уповает 

Главные проблемы стучатся не в южные ворота Беларуси, а в восточные. Не действия в Украине, а действия в Рф представляют прямую опасность для белорусской стабильности. 

Обратимся к экономической статистике. Индекс промышленного производства в январе 2015 года к уровню января 2014 года составил 93,8%. Просели все виды обрабатывающей индустрии, кроме хим производства (114%) и производства нефтепродуктов (104,5%). Спасибо Припятскому прогибу и верхнему девону, благодаря которым калийные соли являются главным минеральным богатством Беларуси. Спасибо Рф, поставившей в 2014 году 23 млн. тонн нефти. 

В плюсе еще создание лекарственной продукции (122,3%). К огорчению, его вклад в общую промышленную копилку составляет наименее 1%. А все другие виды обрабатывающей индустрии ушли в минус. 

20 февраля министр экономики Владимир Зиновский объяснил парламентариям, что в текущем году российская«индустрия не выйдет на 100% и ВВП не будет 100%. Это понятно: будет 70-90%»

Рекомендую перечитать заявление Лукашенко: в стране приняты все нужные решения не для экономического роста, а для того, «чтоб экономика могла работать». Это максимум, на что сейчас может рассчитывать глава белорусского страны. Что все-таки касается пессимистических прогнозов Зиновского, то на их массивно действует фактор Рф. 

Каждый 5-ый верует в возможность аннексии 

Но трудности в экономике — это цветы по сопоставлению с угрозой, нависшей над нашей государством, считает ряд аналитиков. 

«Владимир Путин очевидно хочет вернуть Российскую империю и ради заслуги этой цели готов идти на противоборство с цивилизованным миром», — утверждает Антон Шиманский в статье «Наружняя политика: балансирование на грани» размещенной в бюллетене «Белорусской аналитической мастерской Андрея Вардомацкого». 

Понижение актуального уровня россиян, по мнению создателя настолько решительного заявления, может сделать суровую опасность легитимности сегодняшнего русского режима. «Но тогда у Москвы не остается другого выхода, как вести себя еще больше жестко, ибо при отсутствии внутренних ресурсов подкачка патриотизма может быть осуществлена только за счет новых территориальных приобретений»

Результат схожей аргументации предсказать нетрудно: «Не исключено, что 2015 год окажется решающим для сохранения Беларуси как независящего страны»

Ужасы государя Шиманского в декабре 2014 года поделил каждый 5-ый белорус (см. таблицу): 

 «Как вы считаете, вероятны ли подобные воздействия Рф по отношению к Беларуси (т.е. вероятна ли аннексия части либо всей местности Беларуси Россией)?» (1214)

нет — 68%

да — 20%

затрудняюсь ответить — 12%

(Данные Белорусской аналитической мастерской Андрея Вардомацкого)

 Почему толика белорусов, допускающих возможность аннексии, с марта по декабрь 2014 года фактически удвоилась — я могу представить. Согласно классику русской социологии Юрию Леваде, исследователи публичного представления имеют дело не столько с «гласом народа», сколько с отголосками оценок, распространяемых СМИ. 

В Беларуси СМИ, специализирующиеся на общественно-политической информации, разделяются на муниципальные и независящие. Тема «вероятной аннексии» в последних является лучшей. Зафиксировать отголоски оценок, распространяемые независящими СМИ, социологам удается редко. В таблице зафиксирован один из редчайших случаев. С чем я независящие СМИ и поздравляю. 

Не исключено, что собственный вклад в декабрьскую динамику занесли девальвации русского и белорусского рубля. 

Наша родина может убить и без злости 

С утверждением по поводу рвения Путина «вернуть империю», невзирая на популярность такой точки зрения, я бы поспорил. То, что мы сейчас смотрим в режиме онлайн, следя за Россией, больше похоже на предсмертные судороги системы, пытающейся продлить свое существование в истории. 

Имперский компонент был частью триединого русского проекта. Два других его компонента — международное движение (коммунистическое) и антизападный (мобилизационный) вариант модернизации. 

Чем завершился русский проект — отлично понятно. Сейчас же под брендом «российского мира» интернационального движения не организовать. И никакие вещественные ресурсы здесь не посодействуют. Модернизация сжалась до импортозамещения. О том, чтоб «догнать и перегнать Америку», никто в Кремле и не грезит. 

Война в Украине — это не пришествие, это оборона. «Весь смысл сегодняшней русской политики дестабилизации Украины, — пишет в последнем номере журнальчика «Вестник публичного представления» Лев Гудков, — состоит в том, чтоб дискредитировать прозападные силы демократической государственной консолидации, убить базу для реформ, перенести недовольство русского населения с коррумпированной бюрократии на приверженцев правового страны, демократии и политики европеизации». Какое уж здесь восстановление Империи! 

Все же, все вышеупомянутое не значит, что опасности с востока нет. Шанс быть затянутым в воронку русского кризиса очень высок. О том, что «процесс пошел», и свидетельствуют январские данные Белстата