Бензиновый скандал разгорается

Петр Саруханов - «Новая»

25 мая Федеральная антимонопольная служба (ФАС) одержала беспримерную победу над «сырьевым монополистом» ТНК-ВР в Высшем арбитражном суде (ВАС). Решение суда знаковое. Сейчас есть настоящая возможность того, что будут оштрафованы все наикрупнейшие нефтяные компании, а ситуация на рынке бензина поменяется.

Идет речь о злоупотреблении доминирующим положением на рынке нефтепродуктов и завышении цен на горючее в 2007—2008 годах, в каком ФАС обличила нефтяного гиганта. Последний, очевидно, свою вину не признавал и оспаривал претензии антимонопольщиков в судебном порядке. Но невзирая на то, что региональные суды вставали при всем этом на сторону бизнесменов, высшая судебная инстанция все таки сочла резоны ведомства убедительными и наложила на ТНК-ВР штраф в размере 1,1 миллиардов рублей, который на сегодня является рекордным в собственном роде.

«Почему мы удивляемся тому, что идет естественный процесс? По другому не нужна многоступенчатая судебная система, если любая следующая инстанция штампует решения предшествующей, — комментирует аналитик «Тройки Диалог» Валерий НЕСТЕРОВ. — Такое решение ВАС можно расценивать с позиции, в общем-то, положительной. Естественно, во мне на данный момент говорит потребитель. В конце концов, в нашей стране огромное количество объектов рассматривается Федеральной антимонопольной службой; цены на многие продукты, а не только лишь на бензин, часто не поддаются разумному разъяснению. Результатом является как раз квазимонополизация всего и вся. Означает, это прецедентное решение, даже если оно кому-то и кажется несправедливым, дисциплинирует нефтяников, в дальнейшем принудит их более трепетно относиться к вопросам ценообразования и обращаться с надлежащими предложениями в правительство и другие органы, если, по их мнению, что-то некорректно работает на нашем рынке. В любом случае, должен быть определенный порядок ценообразования. Бензин — это только личный случай в общей ситуации в стране».

«Решение ВАС продиктовано рвением страны защитить потребителей от монополизации рынка, сговора меж большими игроками и безосновательных цен. Как следствие, большие игроки будут должны при установлении цен на свою продукцию учесть опасности, связанные с завышением рентабельности относительно среднерыночных показателей», — считает, в свою очередь, управляющий партнер компании «ФинСовет Аудит» Вадим Долгополов.

Победа ФАС является знаковой почти во всем поэтому, что «война» ведомства с четверкой огромнейших нефтяных компаний — «Роснефть», «Газпром нефть», «Лукойл» и ТНК-ВР (чья совокупная толика на рынке бензина составляла 74%, а на рынке авиакеросина — 80%) — началась еще в 2008 году. С того времени ФАС предъявила претензии к монополистам в общей трудности на 25 миллиардов рублей. Вобщем, по мнению Валерия Нестерова, оставшиеся 25 миллиардов рублей штрафа с этих 4 огромнейших нефтяных компаний все таки так и не взыщут, «потому что это очень конструктивная цифра». «Тут нужно подразумевать и неслучайное заявление главы ФАС о том, что они будут осмотрительны и аккуратны и не будут добиваться наибольшего наказания», — считает аналитик. Вроде бы то ни было, возможное последствие решения Высшего арбитражного суда поддержать Федеральную антимонопольную службу — следующая вереница побед над монополиями, ведь с возникновением подобного сильного прецедента в пользу ФАС оговаривать резоны антимонопльщиков станет, пожалуй, совершенно тяжело. О масштабах последствий, вобщем, пока говорить не приходится, так как материя цен на бензин очень сложна и находится в зависимости от многих причин, прямо до решения по качеству нефтепродуктов, реконструкции НПЗ и т.д., считает Валерий Нестеров.

 Но, вероятнее всего, «после этого решения хоть каким монополистам будет труднее сопротивляться ФАС. Это прецедент, и касается он не только лишь нефтяников, но так же и энергетиков, РЖД, услуг связи других секторов, где высока толика монополизации рынка», — считает Вадим Долгополов.

В любом случае, далеко за примером ходить не приходится. Скоро после решения Высшего арбитражного суда «Роснефть» пересмотрела свои шансы на победу в споре с ФАС и, не дожидаясь судебного решения, начала «процедуры по заключению мирового соглашения». Сейчас нефтяная компания оспаривает штраф в 5,3 миллиардов рублей, возможно, рассчитывая при помощи «мировой» смягчить наказание. Пойдет ли ФАС на компромисс, беря во внимание благоприятствующие ему происшествия, пока непонятно.

В то же время в СМИ стали появляться закономерные догадки, что компаниям с многомиллиардной баксовой прибылью заплатить штраф ФАС прибыльнее, чем снижать цены на бензин. Невзирая на прагматичность и логичность подобного подхода, Валерий Нестеров предсказывает другой сценарий: «Вопрос, покрывает ли штраф, наложенный ФАС, прибыль от увеличения цен на бензин, не совершенно корректный. Здесь дело не в размере. Естественно, для ТНК-ВР, которая имеет многомиллиардную прибыль, это не очень большая сумма. Но я бы произнес, что она чувствительная. Это имиджевые расходы, расходы, на которые при анализе обращают свое внимание аналитики, и т.д. Все-же управление нефтяных компаний стремится смотреться, как говорится, белоснежным и лохматым («Газпром» — зеленоватым). Так что речь в этом случае идет быстрее о неком вреде public image». Аналитик «Тройки Диалог» не задумывается, что компании будут восполнить штрафы предстоящим увеличением цен. Напротив, по его мнению, нефтяники должны будут более пристально учить вопросы ценообразования, разрыв меж оптовыми и розничными ценами и т.д., и «уже выходить с какими-то предложениями и решениями, которые устраивали бы всех». Одним из таких решений можно именовать заявление ТНК-ВР и некоторых других компаний, в том числе и «Роснефти», о том, что они собираются 10—15% нефтепродуктов продавать на бирже, которая, по идее, должна устанавливать справедливые рыночные оптовые цены, надлежащие балансу спроса и предложения в рамках всего рынка, комментирует Валерий Нестеров.

Что касается вероятной политической подоплеки решения ВАС в деле ТНК-ВР, то специалисты несколько разошлись во воззрениях.

«Хотелось бы мыслить, что в этом случае, как ни феноминально, данное решение может иметь политический подтекст. Так как в целом в стране нужен более жесткий контроль за ценами; так как какой предмет ни возьмите, начиная от геля для бритья, цены на него (что просто подсчитать) взвинчены вдвое и больше за счет перекупов, монополий и т.д. В стране длится вакханалия цен, и работа антимонопольной службы как раз в том и состоит, чтоб навести порядок. И цены на горючее мне кажутся более социально важными, наведенный в их порядок — это собственного рода лечущее средство. Ну и нефтяники — не самые бедные люди в нашей стране», — рассуждает Валерий Нестеров. Его оптимизм, вобщем, разбавлен прагматизмом Вадима Долгополова: «В перечне находятся как личные нефтяные компании, так и компании с муниципальным ролью, потому политического подтекста тут не вижу, правила игры для всех одинаковые».

В конце концов, Валерий Нестеров, подытоживая, делится с «Новой» уверенностью в том, что Рф как и раньше нужно развитие конкуренции и бизнеса. «Если наш олигархический капитализм когда-нибудь эволюционирует в диверсифицированный, где не превалируют монополии (естественные и проч.), то и у ФАС будет меньше работы. Но в наиблежайшие годы навряд ли мы найдем значимые положительные сдвиги в этом направлении», — считает он.

Комментарий

Анатолий Голомолзин, заместитель главы ФАС Рф: «На мировую с «Роснефтью» мы пойдем чуть ли»

— Решение Высшего арбитражного суда носит системный характер, так как в нем был отражен ряд новых положений закона, которые на данный момент начали очень интенсивно применяться. К примеру, обратный штраф (при этом значимый по величине) и понятие коллективного преобладания.

Штраф ТНК-ВР в 1,1 миллиардов рублей относится к первой серии дел, начатых в самый кризисный период, потому мы применили штраф, близкий к нижней границе вероятного спектра. При повторном рассмотрении дела он был увеличен приблизительно в 5 раз. Суммарный штраф, который был наложен на нефтяные компании, составляет более 25 миллиардов рублей.

— Планируете ли вы взыскать всю оставшуюся сумму?

—  Я считаю, что это должно произойти и что ответственность должна быть соразмерна нарушениям. Наше предписание касалось не только лишь недопущения монопольно больших цен, но так же и принятия ряда мер, направленных на развитие конкуренции. А именно, мы обязывали компании продавать значительные объемы на организованных торговых площадках, в том числе биржевых (на данный момент они начинают это делать), не допускать изготовления дискриминационных критерий при поставках своим и чужим компаниям (к примеру, когда головная компания поставляет горючее чужим АЗС по завышенной стоимости, а своим АЗС — по заниженной. Такая дискриминация ведет к увеличению рыночных цен). Плюс ко всему, мы на данный момент разрабатываем законодательные меры, чтоб регистрировать внебиржевые договоры, также обсуждаем возможности ограничить роль в розничном рынке компаний, которые занимают доминирующее положение, и ряд других мер, которые позволят ситуации развиваться рыночным методом.

— Прокомментируйте, пожалуйста, реакцию «Роснефти» на финал дела в ВАС. Собираетесь ли вы пойти на мировое соглашение с компанией в рамках досудебного урегулирования?

— Это маловероятно. Этот вопрос дискуссировался и ранее, на шаге, когда не было судебной определенности в этом вопросе. На данный момент позиция судебной инстанции сформирована, многие происшествия дела в отношении «Роснефти» совпадают с «делом ТНК-ВР», потому мировое соглашение маловероятно. И я не думаю, что сейчас дело дойдет до Высшего арбитражного суда, вероятнее всего это решение будет принято ранее.