Беспроводное соединение капиталов

 

ИТАР-ТАССПродажа ТНК «Роснефть», в какой только выплаты кэшем составят 28 миллиардов долл., а общая сумма сделки, беря во внимание обмен акциями меж наикрупнейшей нефтяной компанией страны и ВР, составит 56 миллиардов долл., — это, непременно, наикрупнейшая сделка в истории Рф, и она еще длительно будет оказывать определяющее воздействие на многие сектора государственной экономики. Принципиально ведь не только лишь то, как пройдет интеграция активов в «нефтянке», но так же и то, на что издержут средства русские акционеры ТНК.

Более много на данную тему пока высказался Виктор Вексельберг, на долю «Реновы» которого из общего пирога приходится около 7 миллиардов долл. Олигарх заявил, что 15—20% от этих средств будут вложены в российскую энергетику. Пока опыт Вексельберга в этой области никак не похож на кейс «действенного собственника».

Для начала поглядим пристально на то, что как раз произнес Виктор Вексельберг в интервью телеканалу «Наша родина 24»: «Часть средств, которые мы получили от реализации сделки по ТНК-BP, мы, конечно, направим на докапитализацию нашей компании «КЭС». <…> Не готов именовать сейчас определенные числа, но то, что порядка 15—20% будет ориентировано как раз в энергетический сектор в совокупы, — это так. <…> Эти вложения окупятся в разумном отрезке времени. <…> Для энергетики горизонт в 6—8 лет на сегодня является полностью разумным».

Вобщем, это пока слова, а вот 1-ое более либо наименее конкретное вложение, разумеется, будет изготовлено все таки за пределами нашей страны. «Ренова» уже заключила предварительное соглашение, по условиям которого поучаствует в «реструктуризации капитала» европейской компании Schmolz+Bickenbach, работающей в секторе темной металлургии. По оценкам аналитиков, инвестиции в проект могут составить до 350 млн евро.

Справка «Новейшей

ОАО «Волжская территориальная генерирующая компания» (ТГК-7) создано в итоге реформирования Самарской, Саратовской, Ульяновской и Оренбургской энергосистем. Бизнес компании — создание термический и электронной энергии, продажа электроэнергии на оптовом рынке, теплоснабжение бытовых и промышленных потребителей. В состав «ВоТГК» входят 20 станций общей мощностью 6879,7 МВт — по электроэнергии, и 30 687,2 Гкал — по теплоэнергии.

 

Но давайте все таки веровать г-ну Вексельбергу на слово и полагать, что он вправду вложит в русскую энергетику до 20% от средств, вырученных от реализации ТНК, другими словами 1,5 миллиардов долл. Сумма смотрится внушительно, то только не на фоне общего денежного положения холдинга «КЭС» («Всеохватывающие энергосистемы»), объединяющего активы Вексельберга в той русской энергетике.

«КЭС-Холдинг» — это и генерация, и оптовая продажа электроэнергии, и розница. Он обладает большими пакетами в ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7, ТГК-9 («осколки» былого РАО «ЕЭС»), в ряде региональных энергосбытовых компаний.

Казалось бы, бизнес должен быть очень выгодным: спрос на электроэнергию вырастает, тарифы государством часто индексируются. Но «КЭС» почему-либо совместно с электроэнергией генерирует не прибыль, а долги. Намедни не состоявшейся сделки по слиянию активов с «Газпромэнергохолдингом» в конце прошедшего года аудиторы оценили их в 160 миллиардов руб., другими словами приблизительно в 5,2 миллиардов долл.

Так, щедро обещанные Вексельбергом инвестиции в «КЭС» составят около трети от текущей задолженности. Любопытно, о какой окупаемости в горизонте 6—8 лет рассуждает обладатель «Реновы»?

Еще вопрос: о какой как раз «докапитализации» «КЭС» речь идет? Закачивать средства в материнскую, холдинговую компанию глупо: она операционной деятельности не ведет. А в отдельных ТГК, входящих в структуру «КЭС», кроме структур Вексельберга есть и другие большие акционеры, которые, кстати, далеко не всегда довольны сотрудничеством.

К примеру, в ОАО «Волжская территориальная генерирующая компания» (ТГК-7) вторым стратегическим инвестором выступает государственное «Интер РАО», которому принадлежит более 20% акций общества. Разумеется, что интересы подобного напарника нужно учесть, в особенности когда идет речь о заключении сделок с заинтригованностью, другими словами таких, где контрагентами выступают другие структуры мажоритария. Но на практике это правило соблюдается не всегда.

По данным «Новейшей газеты», миноритарии, посреди которых представители «Интер РАО», на совете директоров «ВоТГК» возражали против заключения целой серии сделок с некоторым ОАО «ЮНИС», заключенных 2-мя «пакетами» 20 января и 17 декабря прошедшего года. Составить представление об этих договорах вы сможете на базе нашей таблицы. В реальности их было существенно больше — мы отобрали те, что превосходят сумму 10 млн руб. Но так же и в таком формате общий размер выплат в пользу «ЮНИС» со стороны «ВоТГК» будет под 2 млрд рублей, притом что чистый убыток компании по итогам 2012 года составил 91,505 млн рублей. Как просто увидеть, многие из договоров с «ЮНИС» превосходят эту сумму, другими словами на теоретическом уровне, если б они не были заключены, компания могла бы остаться в плюсе.

Мы, естественно, не аудиторы и не можем ответить на вопрос, так ли остро необходимо было «ВоТГК» арендовать движимое и неподвижное имущество для собственных филиалов в Самаре, Саратове, Ульяновске, Новокуйбышевске и Сызрани. Но можем представить, почему мажоритарий, невзирая на протесты «Интер РАО», сделал выбор в пользу ОАО «ЮНИС».

Основной род деятельности этой компании: «предоставление разных видов услуг». Другими словами — посредник. А записанно ОАО «ЮНИС» по адресу: Столичная обл., Красногорский р-н, 26-й км автодороги «Балтия», комплекс ООО «Вега-Лайн», стр. 3. В этом же здании находится центральный кабинет «КЭС-Холдинга».

Так, можно представить, что на счетах «ЮНИС» может просто аккумулироваться часть средств, изымаемых из оборота энергокомпаний «КЭС-Холдинга». И если ТГК генерируют убытки, то «ЮНИС» — прибыль. Которой не нужно делиться с остальными акционерами ТГК.

И для чего тогда вкладывать новые млрд в «КЭС», если существенного эффекта можно было бы достигнуть, оптимизировав управление и наладив диалог с другими акционерами. Пока же, невзирая на звучные заявления, перспективы наикрупнейшго энергохолдинга под личным управлением смотрятся туманными.

Руслан БАКАЕВ