Будет ли девальвация

Петр Саруханов — «Новая»
 

Ненамеренным эмблемой Санкт-Петербургского экономического форума (СПЭФ) стала свалка, загоревшаяся прямо намедни в округах Северной столицы. По правде, похоже на Россию: колоссальная куча, снутри которой, разумеется, что-то тлеет, но аромата предпочитают не замечать.

Повестка первых дней прямо до пятницы, отведенной на соло государственного фаворита, тоже отражала стилистику подспудного. Форум в кои-то веки оказался в фокусе внимания народных масс, но не в силу собственного статуса, а так как на его площадке сгруппировались люди, отвечающие за девальвацию. Девальвация, которую народная мудрость до сего времени учит не отделять от дефолта, была самой обсуждаемой темой недели. Ее интуитивно страшатся даже те, у кого нет ни сбережений, ни долгов — ни в рублях, ни в баксах, ни в евро.

Курс государственной валюты у нас падает с весны, но драматическую динамику это явление набрало после недавнешнего заявления министра денег Силуанова о том, что его ведомство будет продавать рубли и брать валюту для заполнения запасных фондов — и последовавшего комментария вице-премьера Шувалова: это, дескать, ни при каких обстоятельствах не девальвация и даже не ее предтеча, а просто техническое перераспределение функций меж Минфином и ЦБ, которое дискуссировалось еще в древние времена, а работать начнет поближе к осени.

Если члены правительства возлагали надежды уронить рубль, не расходуя при всем этом денежные резервы, то им это удалось. Для чего это может быть необходимо с практической точки зрения, растолковал сам г-н Силуанов. Подорванный милитаризацией, модернизацией и исполнением майских указов президента бюджет получит под пару сотен млрд рублей дополнительных доходов — только за счет курсовой различия. Настолько прагматический подход девальвировал уже развернувшуюся с неизбежностью дискуссию о том, поможет ли целенаправленное ослабление государственной валюты экономическому росту, либо только напрасно разгонит инфляцию. И на благо: верный совет человеку, стоящему у порога обменного пт с мешком наличных, тот же, что и возможному гостю казино, — не ходи!

Мелкотравчатость темы девальвации была подчеркнута и ее полным игнорированием в программном выступлении президента, ради которого, фактически, и затевался форум. А речь-то была программной в куда большей степени, чем, к примеру, протокольное и вялое послание Федеральному. Тонкие ценители жанра наверное с удивлением нашли, что президент вроде бы перепевает самого себя более чем десятилетней давности, когда он еще числился праволиберальной фигурой. Чего стоило одно только обращение «друзья» к публике, посреди которой, разумеется, схоронились и геи, и зарубежные агенты, и даже латентные белоленточники. И общий строй, и содержание речи вроде бы опять обещали удвоение ВВП.

Но времена поменялись невозвратно. Принципиальная примета нынешнего дня: поглощение политической системы правоохранительной — также не осталась без внимания президента. «Наш главный ценность — это улучшение делового климата. На эту задачку должны работать все: от мэра малеханького города до федерального министра, от рядового участкового до управляющего правоохранительного органа» — это к тому, что при советах директоров муниципальных и личных компаний должны быть сделаны 1-ые отделы, а участковые, крышуя ларьки, должны знать об экономическом росте?

Это, вобщем, частность. Основная черта текущего момента, естественно, в практической реализации тезиса: «Правительство — это если не он, то кто?»

Ранее то, что гласил Путин, было вправду новостью, так как озвучивалось в первый раз: и удвоение ВВП, и нацпроекты, и госкорпорации. А пятничная речь — это дайджест. Все ее главные моменты дискуссировались издавна. Это и финансовая амнистия, которую Путин весной предложил доработать, разумеется, с тем чтоб приватизировать прекрасную идею; и вложение части Фонда государственного благосостояния в инфраструктурные проекты, и сами эти проект (Центральная кольцевая автодорога в Подмосковье, скоростная стальная дорога Москва — Казань и реконструкция Транссиба), и борьба с офшорами, и публичный контроль над госзакупками…

В общем, президент не предложил обществу решительно ничего нового. Это не опровергает разумности самих предложений (не считая, разумеется, слияния Верховного суда с Высшим арбитражным). Но принуждает в очередной раз задуматься о том, что мешало человеку, их озвучивающему, воплотить все это ранее. Для чего необходимо было в протяжении 10 лет уничтожать личный бизнес, если наша главная цель — улучшение вкладывательного климата? Если нам необходимо реконструировать Транссиб, то для чего необходимо было в протяжении пары лет концентрировать всю инвестпрограмму РЖД на Сочи? И почему как раз на данный момент было принято решение регистрировать тарифы естественных монополий лишь на уровень инфляции, хотя издавна разумеется, что они этот уровень и задают в основном, чем остальные причины?

Потому речь Путина, полностью системную, энергичную, умеренно-либеральную и прочувствованно государственническую, скоро забудут. Точнее, престанут отличать от более ранешних на ту же тему. А форум запомнится дымным инцидентом и предчувствием очередной девальвации.