Бум терпит

Если удвоение ВВП пока остается идеологемой, то двукратный рост притока зарубежного капитала вообщем и прямых зарубежных инвестиций а именно — уже действительность. В 2007 году из-за границы пришло порядка 80 млрд баксов, практически 50 из которых были непосредственно вложены в русскую экономику. Статистика не оставляет колебаний в том, что в Рф происходит данный вкладывательный бум. Но не дает ответа на вопрос о том, чем он вызван и как длительно продлится.

Естественно, посреди обстоятельств всплеска энтузиазма инвесторов к Рф сначала следует именовать макроэкономические характеристики развития нашей экономики в последние восемь лет. «В середине 80-х в Китай начали инвестировать аккуратными, неспешными шажками, в конечном итоге инкубационный период составил целых 10 лет до начала бурного роста. У нас же все вышло вдвое резвее, — говорит Агван Микаелян, заместитель генерального директора консалтинговой компании «Финэкспертиза». — Все это разъясняется размеренным профицитом бюджета, состоянием наших денежных резервов, наличием суровых природных ресурсов, подходящей мировой конъюнктурой».

«В Россию приходит сильно много средств под видом зарубежных инвестиций с Кипра и из Нидерландов*, другими словами, на самом деле, из офшоров, — призывает к более размеренным оценкам Наталья Орлова, главный экономист Альфа-банка. — В номинальном выражении прямые зарубежные инвестиции в Рф очень стремительно вырастают даже в сравнении с Китаем, но структурно они отличаются. У нас в инвестиции нередко включается вербование средств через заимствование, а долговые программки и прямые вложения в экономику — это все-же различные вещи».

Вобщем, схожая ситуация (и по макроэкономическим показателям, и по структуре инвестиций) свойственна для русской экономики все последние годы. Непосредственно же в 2007 году снутри страны и за ее пределами вышло несколько событий, которые, по идее, должны были оказать существенное воздействие на вкладывательную привлекательность нашей страны.

 

2-ое полугодие было отмечено суровым денежным кризисом, который начался с осложнений в ипотечной системе США, захватил ее банковский сектор, а после перекинулся и на Европу. В период кризисов усмотрительные инвесторы обычно выводят средства из рискованных проектов, к которым по дефлоту относят вложения в развивающиеся экономики, в том числе и в Россию. И вправду, в прошедшем году средства шли в страну неравномерно. «Основная масса притока зарубежного капитала пришлась на 1-ый квартал, во 2-м и 3-ем кварталах особенной различия по сопоставлению с прошедшим годом не было, — объясняет Владимир Брагин, экономист ИБ «Траст».

Вобщем, отсутствие различия с прошедшим годом — это все-же позитив, так как в условиях кризиса могло произойти и довольно осязаемое понижение. Средства в Россию, разумеется, продолжили вкладывать поэтому, что она внезапно для многих оказалась той «тихой гаванью», которую отыскивают инвесторы во время кризисов. Классические пристанища — США и Европа — оказались не настолько нужны, так как сами были средоточием осложнений. В Рф же можно не только лишь расслабленно переждать беспокойные времена, но при всем этом к тому же хорошо заработать, так как средний уровень доходности вложений у нас выше, чем в продвинутых странах.

Не считая того, средства продолжали прибывать во 2-ой половине года к тому же поэтому, что значимая их часть — это не спекулятивный капитал, движение которого определяется мировой конъюнктурой. «В 2001 году приток вкладывательного капитала на 70—80% был спекулятивный, — вспоминает Агван Микаелян. — На данный момент все строго напротив. Спекуляция есть там, где есть суровая недооцененность активов и нерыночные элементы роста и падения. А на данный момент в Рф остался только один серьезно недооцененный предмет — земля, при этом сельхозназначения».

Итак, Наша родина оказалась в числе немногих государств, которые пережили кризис расслабленно и даже с некой выгодой себе. Другими словами наружные условия для вкладывательного бума сложились внезапно подходящие. Единственное, что могло попортить нам праздничек, — это негатив, идущий изнутри. В прошедшем году его было довольно.

К примеру, длительно и скандально принимался закон об инвестициях в стратегические секторы экономики. Напомним, что сейчас, до того как вложить средства в одну из 39 отраслей, зарубежный инвестор должен получить добро от специальной комиссии с ролью правительственных чиновников и представителей ФСБ. Ограничения задели и ТЭКа, более пользующегося популярностью у западных предпринимателей. Но специалисты убеждены, что этот закон не ослабит энтузиазма к Рф.

«Есть много секторов, не подпадающих под этот закон. Они в скором времени станут более перспективными», — считает Иван Брагин. Наталья Орлова еще больше категорична: «Закон никак не отразится на потоке инвестиций в нашу страну».

По мнению профессионалов, не стоит заострять внимания и на обострение разногласий с большинством западных государств. «Политические дела меж странами на выбор инвестора не оказывают влияние: дружба дружбой, а средства поврозь. Россию будут критиковать вечно, для кого-либо мы будем неприятелями, но пока мы размеренны и выгодны, никто не будет уделять свое внимание на уровень демократичности в стране», — считает г-н Микаелян.

Пожалуй, с такой точкой зрения можно согласиться. Вправду, мы размеренны и выгодны, а потому презентабельны вопреки целому ряду обстоятельств. Но как раз это «вопреки» и смущает. Ведь все нехорошие нюансы так либо по другому закладываются в становые опасности. Взять, например, коррупцию и неэффективную бюрократию (можно — в тандеме). Иноземцы принимают их как неминуемое зло, подобно крещенским морозам либо столичным пробкам. Но если б бюрократии и коррупции было меньше, разве это не посодействовало бы привлечь новых инвесторов, не принудило бы вкладывать больше тех, кто уже пришел? Не содействовало ли бы решению той же задачки приведение в более оптимальный вид беспорядочного налогового законодательства, которое большая часть иноземцев отказываются понимать без «переводчика» в лице российского напарника? И кому было бы ужаснее, если б, к примеру, результаты муниципальных тендеров могли быть, выскажемся так, наименее прогнозируемыми?

Словом, длительность вкладывательного бума зависит не только лишь от сохранения стабильности, которая со временем закончит быть так уж симпатичной (вообщем стабильность и бум — понятия обратные). Принципиально понять, что мы сможем предложить зарубежным инвесторам в качестве «бонусов», которые часто и определяют фаворитов в глобальной конкурентноспособной среде.

* Нидерландам принадлежит ряд островов в Карибском бассейне.

Справка «Новой»

По данным UNCTAD (структура при ООН), приток прямых зарубежных инвестиций (ПИИ) в Россию в 2007 году составил практически 49 миллиардов баксов, другими словами на 70,3% больше, чем в прошлом году. Невзирая на то что в Рф темпы прироста инвестиций остаются одними из самых больших, ее опереждают Бразилия, Чили и Мексика, также Марокко. Более чем наполовину выросли ПИИ во Францию, в США, как и раньше занимающие 1-ое место по валовому объему завлеченных средств, — на 10%. А вот в Нидерландах приток ПИИ возрос на 2368%. Цифра просто изумительна, но разъясняется единственной сделкой по покупке голландского банка ABN Amro за $101 миллиардов.

В наиблежайшие два года центрами притяжения будут Китай, Индия, США и Наша родина. Общий показатель притока ПИИ в мире по итогам года достигнул 1,54 трлн баксов. Это практически на 18% выше уровня прошедшего года (1,3 трлн баксов) и немногим меньше рекордного за всю историю объема ПИИ в 1,4 трлн баксов, который был достигнут в 2000 году.