Бухгалтерия черной дыры

РИА Анонсы
Калининград, 11 декабря 2013 г. Инвестбанк уже неплатежеспособен, но клиенты этого пока не знают

13 декабря 2013 года ЦБ отозвал лицензию у Инвестбанка, который заходил в первую сотку огромнейших русских банков. За два дня до ликвидации банка губернатор Калининградской области Николай Цуканов написал в собственном твиттере: «Сейчас лично говорил с управлением Центробанка. Лицензия отозвана не будет, претензий к Инвестбанку нет». Наибольшее число вкладов пришлось как раз на Калининградскую область: это был самый пользующийся популярностью банк посреди населения.

Теряют все

Справка «Новейшей»

На момент отзыва лицензии Инвестбанк:
— обслуживал более 430 тыщ личных клиентов и выше 30 тыщ компаний и организаций;
— объем вкладов составлял 39,4 миллиардов рублей, в Калининградской области — 14 миллиардов рублей, 12 миллиардов из которых –— вклады физических лиц;
— всего на текущих счетах и депозитах в банке было аккумулировано 55,6 миллиардов рублей, за полгода показатель вырос на 10%;
— количество вкладов физлиц, не превосходящих 700 тыщ рублей, — 74%;
— количество вкладчиков, общепризнанных «дробильщиками», — 2,8 тыщи;
— страховая ответственность АСВ перед вкладчиками составила 29,4 миллиардов рублей (2-ое место после Мастер-банка).

Если глядеть по структуре вкладов населения, то значимая толика калининградцев приходилась как раз на Инвестбанк и его крах коснулся близких и родственников чуть ли не каждого обитателя региона. Пострадали все: рабочие, больные, беременные, хоккеисты, предприниматели, фабрики, личные компании, муниципальные предприятия, некоммерческие организации. Но, невзирая на то, что крах этого банка посильнее всего стукнул по жителям области, представители региона не вошли в комитет кредиторов Инвестбанка.

«Средства компании мне пришлось подарить в добровольно-принудительном порядке. Но у меня была сумма, из-за которой не непременно стреляться, а есть люди, у каких лежали миллионы: им продукт вагонами пришел, а платеж по нему был оплачен в Инвестбанке, но, естественно, контрагенту не дошел: вот где если не ты себя убьешь, так тебя… На счете твоего завода 0 рублей, 3000 служащих и 100 поставщиков смотрят на тебя с неодобрением!» — делится с «Новейшей газетой» директор одной из калининградских компаний (фамилия известна редакции).

«Вкладчики и держатели карт, находящиеся за границей, оказываются в безнадежной ситуации. Отлично, если есть у их наличные либо карты других банков, а если нет?! Нужно или придти лично в банк, или обратиться через доверителя. А почему бы не запросить через другой банк?» — ведает «Новейшей» Алина Коваль, которая на момент отзыва лицензии у Инвестбанка находилась в Италии на неизменном месте жительства. Чтоб получить свои средства, ей пришлось возвратиться в Калининград.

Татьяна Девиченская, управляющий Ассоциации многодетных семей — эта организация хранила средства в Инвестбанке с момента основания, — поведала «Новейшей», что была шокирована и подавлена: «Все средства пропали. Было не настолько не мало: чуток более 40 тыщ рублей, но это взносы членов организации. Это случилось перед Новым годом: наши торжественные мероприятия для малышей были под опасностью. У нас работа строится на добровольчестве, а в таком состоянии делать добро очень тяжело».

Ликвидация Инвестбанка серьезно затронула и правительство области: утраты экономных средств составили около полусотни миллионов: 45 млн рублей областной Компании развития туризма и 4,7 млн, выделенных Агентству по архитектуре на проект «Сердечко городка». Не успел областной бюджет оправиться от этого удара, как последовал новый. В лопнувшем банке «Огни Москвы» зависли 317 млн рублей гарантийного фонда правительства региона, созданные для поддержки малого и среднего предпринимательства.

Негосударственный пенсионный фонд «Промышленный» растерял около 400 млн рублей скоплений людей, которые, вопреки запрету ЦБ, хранились в Инвестбанке. С одной стороны, ЦБ устанавливает жесткие требования к банкам, на депозитах которых можно располагать пенсионные скопления, но, с другой стороны, —  по расчетным и брокерским счетам фактически никаких ограничений нет. Так, в случае с Инвестбанком средства НПФ «Промышленный» хранились там через управляющую компанию «Лайтхаус капитал». В январе ЦБ признал существующую делему сохранности пенсионных скоплений и заявил, что закроет эту лазейку.

Темные дробители

«У нас есть такая категория, которая будет проявлять больной ажиотаж, это приблизительно 2800 человек. Они за два последних дня до отзыва лицензии, когда уже тормознул банк, провели, как мы считаем, фиктивные операции, для того чтоб неправомерно получить страховое возмещение», — заявил журналистам Андрей Мельников, заместитель управляющего АСВ (Агенство по страхованию вкладов), скоро после отзыва лицензии Инвестбанка.

Идет речь о так именуемом дроблении вкладов — процессе, который имеет спорную правовую природу и последствия.

Под дроблением предполагается переоформление вклада, сумма которого превосходит 700 тыщ рублей, покрываемых страховкой АСВ, на нескольких связанных меж собой вкладчиков в преддверии отзыва лицензии у банка.

В Калининградской области статус «дробильщика» получили 1600 вкладчиков, совершавших безналичные переводы физлицам, 11—12 декабря — в период, когда Инвестбанк уже находился в состоянии неплатежеспособности, — сумма таких внутрибанковских проводок составила 1,37 миллиардов рублей.

Вопрос в том, являлось ли дробление вкладов осознанным либо случайным.

Юрист Ольга Ярославская из Адвокатской палаты Калининградской области поведала «Новейшей» историю собственной клиентки Аллы: она 6  декабря заключает подготовительный контракт на покупку квартиры. Наличных средств у Аллы и её жена нет, потому они 10 декабря вечерком подают заявку на ипотечный кредит в  Сбербанк. Чтоб получить такой кредит Алла должна подтвердить, что у нее есть 630  тыщ рублей на 1-ый взнос. С первым взносом Алле решается посодействовать её свекор, у которого средства лежали в Инвестбанке.

11 декабря сотрудники Инвестбанка докладывают Алле, что из-за состояния паники посреди вкладчиков наличную сумму они выдать сумеют только  18 декабря, но Алла ожидать не могла – в неприятном случае она получила бы отказ в кредите. Операционист Инвестбанка предложил решение —  может быть открыть вклад на её имя, а Сбербанку предоставить выписку о наличии у Аллы средств для первого взноса на ее счету. 12 декабря утром проводятся все операции, Алла получает. Выписку с остатком на ее счете и представляет ее в Сбербанк. 13 декабря Сбербанк подтверждает Алле ипотечный кредит. Вроде всё отлично, вот только на данный момент Алла судится с АСВ в связи с тем, что её включили в перечень дробильщиков и отказываются выплатить злосчастные 630 тыщ рублей.

У АСВ в суде только юридическая позиция: «с августа после проверки ЦБ в отношении Инвестбанка были введены ограничения на прием во вклады, а с 10 декабря Инвестбанк был неплатежеспособен, потому все проводки — технические». И это еще одна проблемка.

«Откуда честные вкладчики могли об этом знать, если данная информация не была всераспространена в СМИ, а Инвестбанк в этот период проводил активную маркетинговую кампанию, привлекая сотки вкладчиков, — задаётся вопросом Ярославская, — многие граждане действовали как честные потребители и пришли бы в банк  в эти дни в любом случае из-за собственных актуальных событий».

А еще всем очень любопытно, кто из управления ЦБ «лично» говорил с губернатором области и заявил ему, что «лицензия отозвана не будет, претензий к Инвестбанку нет», — аккурат за два дня до отзыва лицензии.

«Надзорная деятельность ЦБ является банковской потаенной. ЦБ не должен уведомлять кого-то о внедрении ограничений — такой запрет в виде предписания доводится до ТОП-менеджмента банка, — ведает юрист Станислав Солнцев, представляющий интересы нескольких вкладчиков в суде. — Ограничения для Инвестбанка были введены 13 августа 2013 года на 6 месяцев, но информации о том, нарушалось ли это ограничение, нет.

Потребители банковских услуг находятся в неком смысле в ловушке. Принес средства в период, который позже АСВ будет считать периодом неплатежеспособности, и для тебя откажут в получении страховки в границах 700 тыщ. Только поэтому, что банк был неплатежеспособен. Вы спросите, как они это определяют? С их точки зрения, все очень просто. Были задержки при проведении платежей, а то, что другие платежи проходили, средства снимались и выдавались, АСВ, как и суды, не интересует».

По данным «Новейшей газеты», 30% из 1600 «дробильщиков» Калининградской области попали под данный статус случаем и на данный момент пробуют обосновать это в суде, но, к огорчению, на текущий момент позиция АСВ однозначна по всем случаям: операции являются фиктивными, потому что совершались в период неплатежеспособности банка.

Мы попробовали узнать у АСВ, получит ли «дробильщик» страховое возмещение, если у него будут иметься все документальные доказательства добросовестности дробления вклада. Но письменный ответ на запрос «Новейшей» прислан не был.

В очередь, граждане!

16 тыщ вкладчиков имели сбережения, превосходящие 700 тыщ, а это означает, что они становятся кредиторами первой очереди. Сюда же встают АСВ и ЦБ, которые имеют право компенсировать средства, потраченные на погашение обязанностей перед личными вкладчиками.

Ко 2-ой очереди относятся требования кредиторов по выплате выходных пособий и зарплат служащих. А к третьей — юридических лиц и личных бизнесменов.

На теоретическом уровне все вкладчики в порядке очереди сумеют получить возмещение, когда ликвидационная комиссия продаст имущество Инвестбанка с общественных торгов и все активы переведутся в валютную форму. Если откинуть иллюзии и поглядеть на числа, то можно прийти к выводу: средств больше никто не получит! По последним подсчетам ЦБ, дыра в капитале Инвестбанка составляет 44,5 миллиардов рублей. На момент подачи иска о банкротстве размер отрицательного капитала составлял только 30 миллиардов рублей. В перспективе дыра в банке возрастет: ЦБ до сего времени определяет реальное качество его активов, относя к безвозвратным ссудам все в большей и большей степени кредитов.

Кстати, по сумме отрицательного капитала Инвестбанк побил рекорд, опередив Межпромбанк с дырой в 31 миллиардов рублей. 1-ый заместитель председателя Банка Рф Алексей Симановский признался, что экономические характеристики Инвестбанка были так плохи, что санирование обошлось бы государству дороже, чем возмещение утрат вкладчиков.

В собственном интервью ИТАР-ТАСС Сима­нов­ский также отметил, что работа с Инвестбанком велась более 3 лет: «За этот период времени в банке поменялось три группы хозяев. Две последние выражали твердые намерения поправить ситуацию. Но не поправили».

До ликвидации «Инвеста» ЦБ проводил проверку реальной ценности обеспечения непрозрачных кредитов. Так, выяснилось, что часть обеспечения на сумму более 10 миллиардов рублей вообщем ничего собой не представляет. «Сначала это земли в Латвии, цена которых, по представленной банком оценке, составляла более 6 миллиардов рублей. По результатам нашей оценки, эти земли стоят в наилучшем случае на порядок меньше, а может быть, исходя из убеждений интересов кредиторов банка, и ничего не стоят», — растолковал Симановский.

Пик непонятных операций пришелся на 4-й квартал 2012 года. Что любопытно: в этот период председателем правления Инвестбанка был Константин Корищенко, который в 2002—2008 годах был зампредом ЦБ, в 2008—2010 годах — президентом Столичной межбанковской денежной биржи. Невзирая на то что в сентябре 2012 года Корищенко был назначен председателем «Инвеста» сроком на 5 лет, ровно через год он уволился по своей инициативе, хотя и оставил за собой место в наблюдательном совете.

Ровная речь

Мария ЛАГУТИНСКАЯ, член Публичной палаты Калининградской области, активист деятельной группы вкладчиков Инвестбанка:

— Случилась рядовая история: по информации ЦБ, деньги вкладчиков уходили не по текущим платежам, а на выдачу новых кредитов. Банк, находясь в довольно «сложной» ситуации по выполнению текущих обязанностей, в ноябре и декабре кредитовал новые проекты, хотя уже испытывая трудности с выдачей денег вкладчикам и юрилицам, и физическим. Кредиты, по которым выдались деньги в эти периоды, являлись так либо по другому «аффилированными» с администрацией банка компаниями. Информация о неплатежеспособности Инвестбанка не была доведена ни до вкладчиков, ни до персонала банка.  ЦБ данные предписания выдавал и подразумевается, что об этом знал Председатель правления и кто-то ещё из управления банка. На данный момент сотрудники банка «требуют» показать им их подписи об ознакомлении с запретом на вербование новых вкладов.