Бюджет открывает новую эру Путина

Бюджет 2012–2014 не то чтоб не задался, но он с самого начала значительно интригует.

В том, что в документе, фиксирующем дележ больших средств, замешаны сталкивающиеся интересы и сопутствующие им интриги, ничего необычного нет. Но сейчас в рутину экономного процесса вторглась скандально звучная отставка министра денег.

Исходя из убеждений бюджета скандал в том, что Алексей Кудрин, подписав его проект, отказался его исполнять. Можно находить ответ, следуя за аргументами здесь же ставшего бывшим министра. Да, бюджет перегружен муниципальными расходами, сначала военными. И лишне полагаться на то, что цены на нефть не опустятся ниже $100 за баррель.

Но можно посмотреть на ситуацию чуток обширнее. Вот комментарий Андрея Илларионова, бывшего советника президента Путина, с которым, фактически, Кудрин его и познакомил: «Кудрин отлично осознает, что все имевшиеся резервы для наращивания муниципальных расходов на сегодня исчерпаны. Мы лицезреем, что и стоимость на нефть находится на максимуме, и возможности увеличения налогообложения на пределе, и темпы экономического роста замедлились, и на данный момент, может быть, мы находимся сначала рецессии».

Выходит, отставка Кудрина, которую сам же министр сознательно спровоцировал, значит некоторую двухходовку. Нужен предвыборный бюджет — вот он. Но его опасности, как и аппетиты предстоящего роста госрасходов, так значительны, что находиться при спуске флага русской экономной системы, которую он создавал, Кудрин не хочет.

 

Почему тогда он подписал проект бюджета и не ушел ранее? Так как Кудрин совсем не огненный оппозиционер. Он сделал все, чтоб его уход смотрелся как конфликт с Медведевым, хотя понятно, что создатель экономического курса, с которым не согласен Кудрин, — Путин. Но Кудрин предпочел с Путиным на публике не спорить. Судьба Миши Касьянова его не прельщает.

12 ноября на интернациональной конференции, посвященной 170-летию Сбербанка, Алексей Кудрин в очередной раз выступил с заявлением о том, что перспектива роста военных расходов на 3% ВВП «ничем не обеспечена». Но на этой констатации прошлый министр денег не тормознул. Он настаивает на том, что решения по военным расходам придется пересматривать: «Мы должны понять, что вышли на предел вероятных расходов. Риторика «Мы увеличим расходы еще на что-то», вероятнее всего, не имеет под собой базы».

Главный аргумент Кудрина — не просто бухгалтерская экономная математика. «Исходя из убеждений того бикфордова шнура, который зажегся и уже пылает, мы вступаем в кризис. Денежный кризис мы уже имеем, вероятнее всего, за ним последует и экономический. Какой степени и глубины, пока понять трудно», — предупреждает Кудрин.
 

Источники: расчеты ФБК, Закон об выполнении федерального бюджета в 2009 г., Закон об выполнении федерального бюджета в 2010 г., Закон о федеральном бюджете 2011—2013 гг., Проект закона о федеральном бюджете 2012—2014 гг. от 30.09.2011, Объяснительная записка к Проекту федерального закона «О федеральном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов»


Предупреждение Кристин Лагард

Уход Кудрина — это предупреждение. Бюджет есть, но он в угрозы.

Предупреждает не один Кудрин. Не так давно Медведев дискутировал в Москве с директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард. Беседа запомнилась 2-мя обстоятельствами. Президент не очень галантно пошутил: «От того, как работает Интернациональный денежный фонд, оказалось, что-то в мире зависит», а Лагард рекомендовала увеличивать объемы суверенных запасных фондов.

Строго говоря, по форме прототипом неплохого тона ни эти советы, ни шуточка Медведева не являются. Шуточка просто плохая, а советы Лагард стоит поставить в контекст: практически за два дня до беседы в Москве, в Каннах Медведев заявил, что Наша родина готова предоставить на расширение средств МВФ $10 миллиардов, чтоб тот активнее тушил пожар в еврозоне. Лагард воспринимает от Рф дополнительные ресурсы и сразу припоминает о необходимости увеличивать резервы на темный день. Некоторый осадок, что именуется, остается.

Раз уж речь зашла о поддержке МВФ, назидательна позиция Китая. Пекин заявил о готовности дать МВФ $100 миллиардов. Сумма овладевает вниманием, которого может не хватить на фиксацию того, что Китай сразу выдвинул два условия. Он должен получить подтверждения эффективности поддержки еврозоны, также гарантии соблюдения собственных интересов на случай, если средства уйдут «в молоко».

Красивый эталон экономической дипломатии. Никто не сумеет упрекнуть Пекин в равнодушии к решению глобальных экономических осложнений — $100 миллиардов не позволят, но при всем этом Китай сохранил полную свободу действий — когда будут выполнены его условия, и будут ли выполнены вообщем, вопрос открытый.

Но вернемся в Россию. По существу Лагард права: пока цены на нефть высоки, нужно пополнять резервы, полагаться на то, что цены так в горних высях и останутся, очень рискованно. Строго говоря, резервы пополняются. Если на 1 сентября, по данным Минфина, объем Запасного фонда составил 772,28 миллиардов рублей, то к концу года, по прогнозу замминистра денег Алексея Лаврова, он должен вырасти до 1,791 трлн рублей, другими словами больше, чем на триллион. Фонд государственного благосостояния несущественно, но похудеет: с 2,673 трлн рублей 1 сентября до 2,604 трлн рублей на конец года. Вот только такими резервами не заткнуть экономные дыры, если кризис возвратится. С этим согласны все.

 

Сверхдержавная тень

Пора дать для себя отчет в том, что от Рф до Греции не так далеко. Можно сколько угодно утешаться тем, что уровень госдолга Рф на порядок ниже греческого. Было бы безусловно ужаснее, если б по греческому виду и подобию госдолг Рф измерялся 157% ВВП. Но прав Лев Толстой — «любая несчастная семья несчастна по-своему».

Греческие долги рукотворны. Это следствие некомпитентной, можно даже сказать, неоправданно социалистической политики.

Русская катастрофа — зависимость от цен на нефть. Цены от Рф не зависят. Чего не скажешь о самой зависимости.

Если не углубляться в делему избавления от углеводородной зависимости, которая все равно никак не решается на практике, выясняется, что причина бед, реальных для Греции и будущих, что очень возможно, для Рф, одна и та же — болезненная (по последствиям) увлеченность госрасходами.

Если в Греции ее питают сначала интересы щедрой социальной политики, то в Рф положение куда серьезнее: приступы фантомных болей по сверхдержавному статусу иррациональнее и обходятся куда дороже. Главный ценность госрасходов бюджета на 2012–2014 годы (см. график выше) — опережающие все другое темпы военных расходов. И это только начало — до 2020 года на военные нужды дополнительно будет потрачено больше 23 трлн рублей.

До 2020 года государством, вероятнее всего, будет править Владимир Путин, его полностью вероятный 2-ой шестилетний срок закончится в 2024 году. Бюджет 2012–2014 годов совместно с его ценностями открывает новейшую эру Путина.

Бюджет — совершенно хороший прогнозист. И он предвещает сверхдержавные потуги и во наружной, и во внутренней политике. Если их заземлить на экономику, это курс прямо на Грецию, точней, на экономный, а означает, и долговой кризис.