Бюджетная инвалидность

Экономная инвалидность

Кабинет министров занес в Муниципальную Думу законопроект, меняющий правила каждогодней индексации соц пособий и зарплат бюджетников. Сейчас это собираются делать единоразово, а не в согласовании с фактической инфляцией. Конфигурации коснутся чернобыльцев, инвалидов, ветеранов, Героев Русского Союза и РФ, Героев Социалистического Труда, знатных доноров, людей, имеющих малышей, учащихся средних особых заведений на каждом уровне проф образования. Если нижняя палата Федерального собрания одобрит закон, индексация выплат этим категориям людей в текущем году будет произведена не на прогнозный уровень инфляции, а разово. В каком размере — правительство решит дополнительно.

На всех не хватит

Это, кстати, не 1-ый раз, когда русское правительство воспринимает подобные решения. Схожий законопроект, к примеру, прошел в 2012 году. Но касался он куда наименьшего количества людей, чем на данный момент. Сейчас, кроме выше перечисленных категорий, идет речь о выплатах в случае смерти либо ранения военнослужащих либо служащих милиции, компенсации расходов на похороны, материнском капитале, накопительных взносах в накопительно-ипотечной системе, жилищном обеспечении военнослужащих.

В конце концов, законопроект затрагивает валютное довольствие военных, заработной платы госслужащих, членов Совета Федерации, депутатов Госдумы, арбитров и служащих МВД. Три года назад правительство проиндексировало социальные выплаты на уровне даже не прогнозной, а фактической инфляции. Сейчас это очень проблемно. Во-1-х, разница меж надлежащими показателями тогда составляла десятые толики процента. А во-2-х, ситуация с доходами самого федерального бюджета была на порядок лучше, чем сейчас.

Любопытно, что и официальных заявлений о том, в каком объеме проиндексируются социальные выплаты из Белоснежного дома пока не слышно. В объяснительной записке к внесенному законопроекту содержится довольно расплывчатая формулировка: «В 2015 году обозначенная индексация осуществляется в размере, установленном Федеральным законом от 1 декабря 2014 года №384-ФЗ «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов»». А в самом законе о бюджете указана только общая сумма, выделяемая на эти цели. Из чего можно прийти к выводу, что при определении размера индексации выплат каждой категории льготников бюрократы будут исходить из собственных представлений о том, кому следует добавить больше, а кому меньше. Тем паче что и сам закон о бюджете на этот год подвергнется пересмотру.

Министр денег Антон Силуанов уже сказал о необходимости урезать экономные расходы более чем на 10 процентов. Как заявила его заместитель Татьяна Нестеренко на недавнешнем заседании коллегии Федерального казначейства, все ассигнования в текущем году будут сокращены на 1 триллион 700 млрд рублей. И этот процесс затронет фактически все расходные статьи бюджета.

Всем не разъяснить

Принужденное сокращение соц расходов, на которое приходится сейчас идти правительству, — главное отличие сегодняшнего кризиса от кризиса 2008-2009 годов. Тогда, напомним, кабинет министров имел возможность не только лишь сохранить растраты на «социалку» на запланированном уровне, но так же и, напротив, нарастить их. На этот раз Белоснежному дому приходится разъяснять популяции, почему вдруг закончились средства. И такие разъяснения, хотя и не безусловны, проводятся со познанием дела. Чего хотя бы стоит аргумент из серии «у их и так средств много» при обсуждении идеи не платить пенсии работающим пенсионерам с доходом, превосходящим 1 миллион рублей в год.

Фото: Виктор Бартенев / ТАСС

Меж тем экономия на соцрасходах — затея в принципе очень рискованная и политически очень уязвимая. А на фоне возрастающей инфляции — тем паче. Исключительно в январе малый продуктовый набор подорожал более чем на 8 процентов. В Москве и Санкт-Петербурге цена самой экономной продовольственной корзины вообщем выросла на 9 процентов.

Логично, что, затевая «соц» секвестр, правительство пробует хоть какими средствами сдержать рост цен. 25 февраля стало понятно, что наикрупнейшие русские розничные продуктовые сети приняли совместное решение заморозить на два месяца цены приблизительно на 20 социально важных продуктов первой необходимости.

Судя по реакции чиновников, такое «самопожертвование» предпринимателей не было для их сюрпризом. В тот же день вице-премьер Аркадий Дворкович увидел, что «в сегодняшней ситуации это конструктивный подход». А 26 февраля Федеральная антимонопольная служба, рассмотрев подобающую инициативу Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), сочла подобные воздействия допустимыми.

В условиях, когда ретейлеры кредитуются приемущественно в госбанках, правительству не представляет особенного труда достигнуть ценовых уступок. А прокурорские проверки и скандалы, подобные тому, что разразился вокруг «Магнита», должны были еще более уверить розничные сети в необходимости пойти навстречу властям.

3 марта по итогам заседания антикризисной комиссии под председательством первого вице-премьера Игоря Шувалова двухмесячная фиксация цен на 20 социально-значимых продуктов в огромнейших розничных сетях была доказана.

Но появляется вопрос: распространится ли это ценовое «замораживание» далее, либо свои доходы ограничат только ретейлеры? Ведь если умерить аппетиты, правительству придется всем, прямо до производителей-аграриев, в какой-то момент наращивать расходы на поддержку сельского хозяйства. А это нивелирует все гипотетичные экономные выгоды.

Правда, Аркадий Дворкович подразумевает, что ретейлеры «чуток больше подымут цены на продукты, не относящиеся к категории социально важных», и так компенсируют падение собственной прибыли. Грубо говоря, в итоге за то, что правительство сберегает на помощи бедным, заплатят их более безбедные граждане.

Это полностью логичное и жизнестойкое решение экономных осложнений. Но в таком случае безизбежно сокращение личных сбережений и платежеспособного спроса на продукты не первой необходимости. И как следует — исчезновение 1-го из главных драйверов экономического роста.