ЦБ суров, но это ЦБ

Центробанк отозвал лицензию Мастер-Банка. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина пришла на заседание Госдумы и растолковала депутатам: «Мастер-Банк — не небольшой банк, но ситуация в этом банке развивалась так, что ЦБ был должен применить крайнюю меру воздействия — отозвать лицензию. Во-1-х, отрицательный капитал. Это означает, что активов, имущества банка меньше, чем обязательства перед вкладчиками и кредиторами. По нашей подготовительной оценке, по малой оценке, «дыра», либо отрицательный капитал, составляет более 2 млрд рублей».

Разъяснение — логичное. Логичны и секундные последствия в виде паралича системы банкоматов Мастер-Банка, партнерами которой были две сотки русских банков. У клиентов уже появились трудности со снятием наличности. При всем этом не только лишь у клиентов самого Мастер-Банка, но, например, у держателей банковских карт «БФГ-Кредит», которые использовали сеть Мастер-Банка для выплаты зарплат сотрудникам. А это РИА Анонсы, ВГТРК, 1-ый канал…

Но куда больше пострадали тыщи клиентов самого Мастер-Банка. А это суровые организации, непременно, умеющие скрупулезно просчитывать все денежные опасности. Посреди их инвесткомпании «Тройка Диалог» и «Максимум», четыре авиаперевозчика, 6 автодилеров, семь гостиничных комплексов и столько же муниципальных и городских компаний.

Вот это-то и умопомрачительно. Поэтому как Мастер-Банк уже издавна находился в зоне пристального внимания правоохранительных органов. И оперативные разработки МВД и ФСБ уже не раз выливались в уголовные дела.

Вот только два примера.

В 2010 году прокуратура Петербурга возбудила уголовное дело по факту нелегального обналичивания 600 млн рублей за месяц через филиал Мастер-Банка. Следователи установили, что в банке раскрывались счета на подставных лиц, на которые скидывались средства со счетов фирм-однодневок, после этого средства снимались через банкоматы.

В 2011 году комиссия по борьбе с теневыми финансовыми операциями, возглавляемая вице-премьером Виктором Зубковым, нашла следы выведенных 130 миллиардов рублей в 4 русских банках — Петрофф-банке (3,8 миллиардов рублей), Золостбанке (1,8 миллиардов рублей), Мастер-Банке (20–25 миллиардов рублей) и Фондсервисбанке (100 миллиардов рублей).

Перечислять все примеры, когда Мастер-Банк упоминался в финансово-криминальных новостях, можно длительно. Но это не настораживало клиентов банка. Более того, напротив, их количество постоянно росло. Как разъяснить такие на 1-ый взгляд неразумные воздействия?

Думаю, не ошибусь, если предположу, что большая часть клиентов Мастер-Банка были убеждены, что в нашей стране «понятия» — превыше правовых норм и законов. Что надежная «крыша» — важнее обязательного соблюдения законов, регламентирующих банковскую деятельность, и инструкций ЦБ.

Взять тот же «Государственный запасный банк» (НРБ). Маски-шоу силовиков и бесконечные проверки ЦБ, сопровождаемые постоянными информационными вбросами о «суровых дилеммах» НРБ, завершились пшиком. Суровых нарушений в банке так и не обнаружилось, как не нашлось и оснований для отзыва лицензии НРБ. Но атака на банк привела к оттоку клиентов и массовому закрытию счетов. Клиенты получили точный «сигнал»: у банка нет суровой «крыши». А прозрачность работы, разумная финансово-кредитная политика и соблюдение всех законов и инструкций — это аргументы, которые, к огорчению, в нашей стране не имеют решающего значения. И пример Мастер-Банка тому подтверждение.

«Крыша» у банка была очень суровой, отлично известной. Еще в 2011 году Владимир Улас, в то время депутат Госдумы и фаворит коммунистов Москвы, обратился с запросом в Генпрокуратуру Рф, в каком направил внимание надзорного ведомства на тесноватую связь управления Мастер-Банка с Владиславом Сурковым, в то время первым заместителем управляющего администрации президента Рф. По сведениям Уласа, как раз Мастер-Банк финансировал прокремлевские проекты — веб-сайты Правда.Ру, Электорат.Инфо, Йоки.Ру, Политонлайн.Ру и пр. А самым накладным проектом было, непременно, общественно-политическое движение «Наши». По информации, приведенной в запросе Владимира Уласа, поддержка всех этих проектов обходилась Мастер-Банку до $90 млн в год.

По всей видимости, управление Мастер-Банка было убеждено, что $90 млн в год — это цена индульгенции, стоимость такого зонта от притязаний правоохранительных органов. И этой убежденностью, похоже, прониклись и клиенты банка. Поэтому и «попали». Не сориентировались, что с приходом в ЦБ Эльвиры Набиуллиной в денежной сфере Рф изменяются правила игры. Время воздействия «понятий» уходит в прошедшее, наступает время законов.

Из оперативной справки ФСБ РФ 2012 года