Чемпионы обречены на поражение

Смысл докладов интернациональных денежных организаций, посвященных экономике Рф, в последние лет 10 сводился к нехитрому выводу: если нефть будет стоить недешево, в русской экономике всё будет отлично, а если баррель подешевеет — то, соответственно, плохо.

Здесь нет никакого ёрничанья — в МВФ, Глобальном банке, ОЭСР работают классные аналитики, и они просто квартал за кварталом, год за годом честно констатировали непререкаемую правду, издавна известную уже, кажется, даже детям дошкольного возраста: русская экономика критически находится в зависимости от нефтяной конъюнктуры.

Но последний доклад Глобального банка (ВБ), посвященный положению дел в российскей экономике, значительно расширяет обычный диапазон оценок. Нет, естественно, совершенно без нефти анализ не обходится, но так же и много внимания ей не уделяется: по правде, стоимость барреля уже достаточно длительное время вертится вокруг 105 баксов, что для Рф по идее должно быть совершенно хорошо.

Но темпы экономического роста нашей страны резко свалились — до 1,4% в первом полугодии 2013-го по сопоставлению с 4,5% в 2012 году. Не достаточно того: на данный момент российская экономика вырастает на пределе собственных способностей, пишут экономисты ВБ, так как загрузка производственных мощностей остается поблизости верхней границы — 80%. Другими словами с высочайшей вероятностью можно предсказать, что и в предстоящем темпы роста будут быстрее падать, чем расти.

И нефть здесь совершенно ни при чем. По мнению профессионалов ВБ, в наших дилеммах сначала повинна структура русской экономики — точней, ее лишний гигантизм.

Курс правительства на поддержку «государственных чемпионов» — огромнейших компаний в базисных, приемущественно — добывающих, отраслях — оказался пагубен для Рф. Эти самые «фавориты», большая часть которых контролируется государством и которые обеспечивают 80% ВВП, плохо приспосабливаются к хоть каким изменениям на рынке и создают неконкурентоспособную продукцию. Что, кстати, можно увидеть хоть на примере всегда падающих галлактических и баллистических ракет, хоть на примере нередко гаснущих олимпийских факелов.

В итоге, как подсчитали экономисты ВБ, сами россияне стали меньше брать российских продуктов: предпочитают импорт. Потребление, которое еще не так давно было главным драйвером роста ВВП, на данный момент возрастает еще более неспешными темпами, чем годом ранее: 4,4% против 6,5%. И это невзирая на рекордно малый уровень безработицы, продолжающийся рост кредитования и повышение реальной зарплаты населения.

Но если потребление, пусть медлительно, но все-же вырастает, то вкладывательная деятельность и совсем резко сократилась в итоге грядущего окончания больших инфраструктурных проектов — объектов для зимних Олимпийских игр в Сочи и нефтепровода «Северный поток». Индексы потребительской и деловой активности демонстрируют ухудшение настроений. Инвесторы издавна заняли выжидательную позицию, а сейчас к ним присоединились и потребители.

Выход специалисты ВБ лицезреют в решении инфраструктурных осложнений русской экономики, и сначала в ее диверсификации. И навряд ли этот вывод является откровением для русских властей. Но они как не занимались диверсификацией экономики до кризиса 2008 года, так не занимаются ею и на данный момент. Может быть, уповают на то, что, случись трагедия, поможет заначка — 3 триллиона рублей из Запасного фонда.

Похоже, зря уповают: об этом на днях заявил представитель в Рф другого почетаемого интернационального института — МВФ — Бикас Джоши. По его словам, объема Запасного фонда может и не хватить на темный день, если русское правительство не изменит экономическую политику. А изменение экономической политики по МВФ — это сокращение экономных расходов, реформирование пенсионной системы, создание критерий для развития малого бизнеса и массовая приватизация госпредприятий. Другими словами всё то, что, судя по опыту последних лет, категорически не вожделеет либо просто не в состоянии сделать правительство.