Дефицит и ничего личного

Месяц вспять, презентуя очередной проект пенсионной реформы, премьер Д. Медведев был решителен: «…мы продолжим работу по совершенствованию пенсионной системы страны, модернизации ее частей в интересах людей и по достижению ее длительной сбалансированности». Налицо явное несоответствие целей: или достойная старость, или ликвидация пенсионного недостатка. По-другому в наиблежайшие годы никак.

Пенсионный возраст

В Справке к Стратегии развития пенсионной системы до 2030 года отдельным абзацем гарантируется, что проект «не содержит предложений по увеличению принятого пенсионного возраста — 55 лет для женщин и 60 лет для парней». Естественно, не содержит, кому ж охота гусей дразнить. Составители поступили проще: ввели понятие нормативного стажа, который «в длительной перспективе» будет равен 40 годам.

Люд решил, что идет речь о трудовом стаже. Судя по всему, в этой парадигме мыслил и президент В. Путин, обращаясь к правительству или с мольбой, или с требованием: «Я просил бы совместно с сотрудниками поразмыслить над тем, как этот нормативный стаж с 40 лет уменьшить как минимум до 35 лет».

Аспект в том, что нормативный стаж не идиетичен ни трудовому, ни даже страховому, как неверно считают некоторые коллеги. В Стратегии говорится верно: «нормативный стаж уплаты страховых взносов». Это трудовой стаж считается по трудовой книге, а страховой — по суммарной длительности периодов уплаты страховых взносов (на сегодняшний день малый страховой стаж составляет 5 лет).

Нормативный же стаж (по последней мере, так можно трактовать Стратегию) — это временной просвет, в течение которого вы, во-1-х, работали, во-2-х, за вас (или вы сами) платили взносы. Так как законодательно закрепленной трактовки нормативного стажа нет, из него можно смело исключить периоды службы в армии, наличия на больничном, пребывания в статусе безработного, беременности и родов, ухода за ребенком, ребенком-инвалидом либо инвалидом I группы.

Какая разница, какой будет длительность нормативного стажа — 35 лет либо 40? До пенсии, составляющей 40% от утраченного заработка, мы в собственной массе все равно не доживем. В то же время пенсионный возраст вправду не увеличивается — просто в 55 (60) лет пенсия будет копеечная. Такая вот модернизация пенсионной системы «в интересах людей». С попутным достижением полной «сбалансированности».

Строго говоря, любые дискуссии об изменении пенсионного возраста глупы — действующая пенсионная система основывается не на стаже либо заработке, а на взносах, увеличенных на валоризацию и объем пенсионных прав, появившихся до 1 января 2002 года. По сути, сколько за тебя перечислили, столько и будешь получать.

Накопительная часть

Творцы Стратегии сначала замахнулись на «святое» — на накопительную часть трудовой пенсии, чем выказали намерение залезть в кармашек не сегодняшних пожилых людей, а тех, кто родился после 1966 года. Дословно это звучит так: «В рамках первого шага (2013—2015 годы) предлагается… восстановление пенсионных прав застрахованных лиц за счет перераспределения 4% тарифа страховых взносов с накопительной части в распределительную составляющую».

Вообще-то «застрахованные лица» — это все, на кого распространяется непременное пенсионное страхование. Работники, имеющие право на формирование накопительной части, занятые из тех, кто этой привилегии лишен, и, конечно, сегодняшние пожилые люди. В связи с этим появляется ряд вопросов: кто нарушил пенсионные права, кого следует иметь в виду под «застрахованными лицами» и за чей счет необходимо «восстанавливать» справедливость? Судя по всему, идет речь о старых.

Пенсионные права старшего поколения были нарушены не теми, кто сейчас располагает пенсионными скоплениями, а государством, в 2005 году волюнтаристски снизившим ставку ЕСН (с 35,6 до 26%), а с ней — норматив отчислений в ПФР (с 28 до 20%). В итоге в пенсионной системе страны нарисовался недостаток, и правительство, артикулируя, что понижение ЕСН — временная мера, выражало готовность поддержать пенсионную «сбалансированность». Президент не даст соврать — в те годы он работал на той же должности, что и на данный момент.Разумно спросить: почему пенсионные права сегодняшних пожилых людей необходимо восстанавливать за счет «перераспределения» накопительной части тех, у кого согласия в свое время не спрашивали (многие в те годы вообщем не работали из-за молодого возраста)? Только не надо говорить, что 4% от наших заработков, изъятые из накопительной части, пойдут на повышение пенсий старикам.

На эти средства подразумевается уменьшить недостаток бюджета ПФР и, главное, понизить объем перечислений на покрытие недостатка из федерального бюджета. Тут-то и кроется настоящая суть «перераспределения» — профинансировать нашими средствами разные экономные проекты. А не проще было попросить скинуться?

Вобщем, понимая, что обсолютно любой из представленных вариантов (понижение отчислений на накопительную часть либо безальтернативная «просьба» страны о помощи) был бы наглостью, правительство занесло в Госдуму проект закона о бюджете ПФР, в каком накопительные «удержания» на период 2013—2015 гг. оставлены на прежнем уровне (6%). Но тогда необходимо переписывать Стратегию, так как ее обсуждение теряет всякий смысл.

О нехватке «длинноватых» средств в экономике, о том, что пенсионные скопления — это реальные средства, приносящие маленький, но доход, что накопительную часть пенсии при определенных условиях сумеют получить наследники, в правительстве сегодня не вспоминают. А все поэтому, что пенсионные «реформаторы» — ханжы, прикрывающие антинародные намерения добродетельной риторикой.

Недостаток

Выходит, весь сыр-бор появился из-за неуемного желания правительства понизить объем трансфертов из федерального бюджета, дескать, трансферты эти безмерно значительны и с каждым годом будут только возрастать. Что ж, посчитаем на базе данных из «Главных направлений экономной политики на 2013 г. и плановый период 2014—2015 гг.», размещенных на веб-сайте Минфина.

Итак, межбюджетные трансферты бюджету ПФР на покрытие недостатка по пенсионному обеспечению в 2013 г. составят 1009,9 миллиардов рублей, в 2014 г. — 861,6 миллиардов рублей, в 2015 г. — 897,6 миллиардов рублей. Посчитаем в процентах от всех расходов федерального бюджета: в 2013 г. — 7,5%, в 2014 г. — 6,1%, в 2015 г. — 5,9%.

Всем видно, что удельный вес трансфертов понижается? А сейчас подтвердим тенденцию сравнением данной статьи экономных расходов с величиной грядущего ВВП: в 2013 г. — 1,5% ВВП, в 2014 г. — 1,2% ВВП, в 2015 г. — 1,1% ВВП. Ну и где трагедия?

Ах да, пенсионный коллапс наступит после 2020 года. Но, во-1-х, до него еще дожить нужно (это не про нас — про вас, чиновники), а во-2-х, всеми вероятными методами провоцировать неотклонимые и добровольческие пенсионные скопления, как это делается в продвинутых странах. В Германии, к примеру, отчисления на накопительную часть (4% от заработка) формально добровольческие, но правительство уже на данный момент стопроцентно компенсирует перечисленные средства. В других странах (устанешь перечислять) при наличии распределительной составляющей накопительная система и совсем неотклонимая.

Тут самое время развеять правительственную сказку о неизбежном понижении вследствие сползания в демографическую яму численности занятого населения и, как следствие, уменьшения средних размеров трудовых пенсий. Господа, у вас с логикой все в порядке? Вы же начисляете пенсии исходя не из численности работников, а количества перечисленных пенсионных взносов, не так ли? Выходит, экономика будет расти, заработной платы — возрастать (по другому для чего нам такое правительство), а взносы — понижаться? Нестыковочка.

В проекте закона о бюджете ПФР предусматривается увеличение предельной величины заработков для целей взносообложения (в 2012 г. — 512 тыс. рублей) в 2013 г. — 568 тыс. рублей, в 2014 г. — 632 тыс. рублей, в 2015 г. — 702 тыс. рублей. При всем этом до трети всех доходов приходится наименее чем на 1% работников. Мы о чем заботимся: о соц расслоении либо о социальной справедливости? Верхний предел необходимо не наращивать, а отменять совсем, установив наибольший размер пенсии, к примеру, 5 (10) средних трудовых пенсий по старости по итогам предшествующего года. Недостаток бюджета ПФР снизится если не на порядок, то в разы точно.

…В народе крепчает убеждение, что достойной пенсии у него не будет. Сегоднящая пенсионная реформа ориентирована на новейшую фиксацию публичных настроений. Вы, господа-реформаторы, не средства себе ищете, вы последние надежды на власть отбираете. Доиграетесь.

Читайте также:

Людмила Рыбина: «Период полураспада пожилых людей»

Ольга Ерачина: «Мирный атом на хлеб не намажешь»

Евгений Гонтмахер: «Вредные поправки»