Деньги для Украины

Принятие пакета репрессивных законов и последовавшее за ним брутальное противоборство меж силами правопорядка и оппозиционными активистами в Киеве принуждает снова внимательно посмотреть на экономическую подоплеку этой истории. Как понятно, в декабре Янукович и Путин заявили, что Украина получит 30-процентную скидку на газ, также 15 млрд баксов из русских суверенных фондов в виде покупки украинских еврооблигаций. При этом без каких-то встречных требований. Естественно, общественность заподозрила, что у этого экономического пакета, как у пакта Молотова—Риббентропа, есть скрытый протокол. И когда Верховная рада приняла за одно заседание больше охранительных законов, чем Госдума за два года, композиция вроде как свелась к нехитрой формуле: средства и газ в обмен на диктатуру.

Может, Янукович со собственной стороны и принимает соглашение как раз так, более того, тихо радуется: я, дескать, и так желал контрреволюцию совершить, а мне на нее к тому же средства дали. Но со стороны Кремля разводка вышла еще более узкой и действенной.

Начнем со скидки на газ. Для Украины данная тема всегда болезненна и в политическом, и в фактически экономическом отношении. Стоимость 410 баксов за 1 тыщу кубометров для страны с неэффективным и масштабным коммунальным сектором, также с энергоемкой индустрией — вправду, неподъемная. Но это проблемка не только лишь «Нафтогаза», но так же и «Газпрома». Ведь еще осенью начались перебои с оплатой русских поставок, которые без конфигурации ценовой политики с русской стороны могли вырасти в системный кризис. Что выиграл бы на этом наш экспортный монополист, не считая роста просроченной задолженности?

«Газпром» вообщем стал более гибким. Скидки на газ за последние 3 года получили Польша, Эстония, Латвия, Литва — страны, элиты которых ни в одной пророссийской политике не увидены. Более того, прошлой осенью большой договор с «Газпромом» заключила украинская компания, правда, не «Нафтогаз», а Ostchem известного предпринимателя Дмитрия Фирташа. Он уже издавна покупает русское горючее по 260 баксов за тыщу кубометров, означает, новенькая стоимость для «Нафтогаза», равная 268,5 бакса за тыщу кубометров, для «Газпрома» полностью применима, никакая это не благотворительность.

Ситуация с денежным займом еще больше увлекательная. Во-1-х, озвученная цифра 15 млрд баксов — пока менее чем обещание. По факту Наша родина выкупила украинских евробондов лишь на 3 млрд, остальное подразумевается приобрести в течение 2014 года. Но обещать — не означает приобрести. Во-1-х, никаких обязывающих документов подписано не было, а означает, каждый следующий транш будет являться предметом политического торга. Во-2-х, не ясно, из каких источников Наша родина будет оплачивать внешнеполитические амбиции. Полностью рассчитывать в этом вопросе на Фонд государственного благосостояния, вопреки расхожему мнению, не стоит. В согласовании с решениями правительства, на покупку зарубежных бумаг непонятного свойства можно расходовать только 10% ФНБ, другими словами 290 млрд рублей, либо 8,7 млрд баксов по текущему курсу. А «другие источники», на которые намекает наше правительство, не так неохватны, как это может казаться из Киева.

Зато с уже предоставленным траншем все ясно: это кабальный контракт. Три млрд баксов взяты на два года под 5% годичных. При этом в случае нарушения контракта Наша родина имеет права добиваться преждевременного погашения. Сделка заключена по английскому праву, а означает, Украине никак не получится улизнуть от ее выполнения, позицию Рф поддержит обсолютно любой интернациональный трибунал.

В экономике Украины в наиблежайшие годы может произойти только два системных действия, способных воздействовать на перспективы расплаты с русским займом, — девальвация и дефолт (может быть, то и другое сразу же, как это было у нас в 1998 году). Тогда сервис долга перед Россией перевоплотится из тяжкого бремени в непосильную задачку. Необходимо будет идти на поклон и договариваться о реструктуризации.

Потратив сравнимо маленькие средства (шпалы для скоростной магистрали Москва — Казань обошлись бы дороже) и дав негарантированные обещания, Наша родина поставила Украину в еще огромную экономическую зависимость, чем когда-либо в новой истории.

Главное тут — Украину, а не Януковича. Это были инвестиции не в политический труп, а в будущее. Чем бы ни закончился кризис у соседей, кто бы ни пришел там к власти, какой бы внешнеполитический вектор ни был заявлен — украинские власти будут обязаны договариваться с Россией с позиций слабенькой, проигравшей стороны.

Так что Янукович, посадивший Тимошенко за вред, типо нанесенный экономике страны, сам эти интересы не продал даже, а просто кинул. Кремль же отлично сыграл тактически, но в стратегической перспективе Москва перевоплотился для Украины в старуху-процентщицу, борьба с которой будет иметь национально-освободительный характер.