Деньги тянутся к граниту

 

Фото из личного архива
Сергей ПОЙМАНОВ

Скандальная история, разворачивающаяся вокруг Павловского горно-обогатительного комбината, может считаться еще одним индикатором состоятельности и самостоятельности судебной ветки власти Рф. За ней внимательно смотрят представители бизнеса, денежных и муниципальных структур, ведь в этом мультислойном конфликте тесновато переплелись интересы российскей индустрии, чиновников и госкорпорации, обладающей, как выясняется, массивным арсеналом по отчуждению фактически любого приглянувшегося бизнеса. 

Об этом мы говорим с бизнесменом, депутатом воронежской областной думы Сергеем Поймановым, одним из хозяев и учредителей спорного предприятия.

 

Согласиться нельзя отказаться

— Давайте обратимся к предыстории конфликта, развернувшегося вокруг Павловского комбината.

— Для начала напомню читателям, что ОАО «Павловскгранит» является градообразующим предприятием для городка Павловска Воронежской области, который включен Правительством Рф в перечень моногородов. При всем этом идет речь о крупнейшем на местности Европы производителе гранитного щебня, поставляющем свою продукцию таким большим компаниям и ведомствам, как РЖД, «Олимпстрой», министерство обороны, министерство транспорта РФ и многим другим, включая наикрупнейшие строй и дорожно-транспортные организации. И еще это предприятие, на котором работает более 3-х тыщ человек, перед каждым из которых лично я несу определенную ответственность.  

В том числе и ответственность за те процессы, на причины которых беспристрастно никто не может воздействовать. Имею в виду экономический кризис, разразившийся в 2008-м. Ни для кого не тайна, что более пострадавшей тогда оказалась как раз строительная ветвь. Невзирая на это наша компания делала все вероятное для погашения кредита, приобретенного у Сбербанка в августе 2008 года. И это невзирая на то, что при значимой сумме 5,1 млрд рублей ставка тоже была достаточно велика — от 15 до 17 процентов годичных. В качестве залога были предложены акции компании «Павловскгранит», что полностью устраивало кредитную компанию, беря во внимание состояние нашего предприятия и его подходящий потенциал. И вправду, невзирая на кризис, нам удалось в протяжении долгого времени соблюдать условия контракта с банком. Но в марте 2010 года пришлось принять сложное, тяжелое решение и остановить выплаты.

— Этот шаг и послужил предпосылкой для конфликта с банком, но неуж-то нельзя было условиться, достигнуть компромиссного соглашения, устраивающего обе стороны?

— Естественно, с нашей стороны сразу же была предпринята попытка решить вопрос миром, и мы обратились к банку с предложением о реструктуризации задолженности, которая к тому времени составляла около 4,3 млрд рублей. При всем этом прошу направить внимание еще на несколько цифр: до приостановки выплат банку было перечислено более 900 миллионов на погашение кредита и больше 1 млрд по процентам. Думаю, эти числа красноречивее всех слов говорят о том, на каких условиях приходилось иметь дело со Сбербанком. Хотя в 2008-м, словестно, без письменных подтверждений нам и обещали понизить процентную ставку до 10-11% годичных. Но обещания так и остались обещаниями. Не стоит забывать и о том, что за нами стояло предприятие, стоял город, перед жителями которого мы несли полную ответственность, что лежало в русле гос политики по преодолению последствий кризиса. И нам удалось обойтись как без сокращения персонала, так и без урезания зарплаты, хотя давалось это, как осознаете, очень тяжело. Вспомните, какие энергичные меры предпринимались президентом и правительством страны для стабилизации ситуации и недопущения повторения истории, произошедшей в Пикалеве. При всем этом банки получили массивные денежные вливания от страны на условиях того, что они продолжат кредитование российскей индустрии, дадут ей шанс для реструктуризации накопившихся долгов. Напомню очередной факт: русские банки получали средства от правительства по льготной ставке рефинансирования, составлявшей тогда всего восемь процентов годичных. И некоторые банки пользовались этой ситуацией только для того, чтоб получить дополнительную прибыль, предлагая российскему производителю кредиты по ставкам, которые по другому как «грабительскими» не назовешь. Но в ситуации со Сбербанком мы столкнулись с другим подходом — похоже, что кредитор решил заполучить «Павловскгранит» полностью, и наши предложения практически никто не рассматривал. Управление банка просто передало кредит собственной дочерней структуре, ООО «Сбербанк Капитал». Возглавляет эту компанию некто Ашот Хачатурянц, человек отлично узнаваемый в деловых кругах как спец по отчуждению принадлежности у должников. Фактически говоря, «Сбербанк Капитал» по собственной сущности является  коллекторским агентством Сбербанка.

— Подождите, но ведь управление Сбербанка должно было как-то доказать свои воздействия, отыскать для их пусть и формальный, но повод?

— В СМИ, в том числе и в вашей газете, сообщалось о заключении соглашений о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество. Но данный порядок взыскания предполагает соглашение сторон с экспертной оценкой заложенного имущества. Этого не вышло, мы просто не получили соответственное письмо. Как выяснилось, оно «потерялось» на почте. Такая вот «ошибка» ценой в млрд рублей.
Позже нам предложили передать банку 51 процент акций за символическую сумму в счет погашения кредита. Дальше — дело техники. Полностью объяснимый по естественным причинам отказ был преподнесен общественности как полное нежелание должника платить по счетам и неспособность договариваться. Отныне мы сообразили, что кредитора интересует не столько возврат долга, сколько акции комбината..  

 

Третьи лица, третьи руки

— И все-же, на основании чего был изготовлен такой вывод?

— Вообще-то мы 42 раза обращались с предложениями о реструктуризации долга, но так и не получили ответа. Стоит сказать и о  способах, при помощи которых у нас отбирали акции. 37,5% акций «Павловскгранита» были переведены на счета «Сбербанк Капитал» 22 июня 2011 года. Спустя всего два дня этот пакет был разбит на части и растворился на счетах новых хозяев. Все бы ничего, но изготовлено это было в обход судебной ветки власти. Акции были изъяты согласно исполнительному листу, подписанному… нотариусом! Некоторая Айгуль Карнаухова оформила исполнительную надпись и передала ее впрямую судебным приставам-исполнителям, что никак не укладывается не только лишь в рамки действующего законодательства, но так же и противоречит простому здравому смыслу. Согласно закону, пристав-исполнитель, получивший исполнительную надпись в суде, должен установить срок для добровольческого выполнения предписанных в документе требований. Должник же может использовать это время как для выполнения предписания, так и для его обжалования. В нашем случае экспроприация принадлежности, а по другому это не назовешь, проходила быстро, с грубыми нарушениями процессуальных норм. То, что пристав-исполнитель пошел на настолько грубые нарушения закона, для нас означало только одно: против «Павловскгранита» действует отлично сплоченная группа, осуществляющая присвоение его акций в интересах третьих лиц.

— Кого как раз вы подразумеваете под «третьими лицами»?

— Имена новых хозяев акций длительно оставались для нас «потаенной за семью замками». Банк так с ревностью берег эту информацию, что даже проигнорировал требование Воронежского арбитражного суда о ее раскрытии. Трибунал даже наложил на Сбербанк и его дочернюю компанию судебный штраф и взыскал в федеральный бюджет 10 тыщ рублей. Броско, что обе компании подавали апелляционные жалобы, но фуррора в этом не имели — жалобы были признаны несостоятельными. Потом мне причисляли многолетнюю дружбу с арбитром, но это так вздорное обвинение, что его даже нет смысла комментировать.
Единственным, что нам в конечном итоге удалось узнать по поводу пропавших акций, стало то, что 25 процентов были перечислены на счета кипрской компании «Нисорам Холдинг ЛТД», которая, по неофициальным данным, принадлежит нашему конкретному сопернику, обладателю Государственной нерудной компании Юрию Жукову. Кстати, в феврале прошедшего года он же возглавил еще одну «дочку» Сбербанка — «Сбербанк Девелопмент». Можно считать это обычным совпадением, но в наши руки попал ряд документов, сладкоречиво свидетельствующих об оборотном. Идет речь о «смете», в какой был указан размер финансирования для каждого шага захвата нашего комбината, также о соглашении меж «Сбербанк Капитал» в лице генерального директора Хачатурянца и кипрской компании Klever Asset Management, принадлежащей Жукову. В одном из пт этого документа прямо говорится: «Клиент получает эксклюзивное право в течение Срока Опциона на приобретение у торговца Задолженности либо акций/имущества ПГ». Добавлю, что под аббревиатурой «ПГ» имеется в виду комбинат «Павловскгранит». Не желаю вдаваться в споры о степени подлинности этого документа, но с ним необычным образом связано очередное совпадение: схема, прописанная в этой бумаге, будто бы под копирку повторяет историю, произошедшую ранее при получении Жуковым Сычевского ГОКа в Подмосковье. 


Стоимость – величина переменная

— В прессе появлялись сообщения о том, что стоимость изъятых акций была значительно занижена. Что вы сможете сказать по этому поводу?

— Вправду, силам, заинтересованным в захвате Павловского горно-обогатительного комбината, показалось не достаточно того, что у нас было уведено более трети акций. Используя в собственных целях механизм оценки имущества, они попытались очень понизить их цена. Напомню, что идет речь о 36 процентах акций наикрупнейшго в Европе предприятия отрасли. Итак вот, их оценили всего в 1,14 млрд рублей, в то время как проведенная по нашей просьбе независящая экспертиза отдала совершенно другой итог — 4,6 млрд рублей! Дальше стали выясняться еще больше шокирующие подробности. Оценку по заказу кредитора производила компания «НЕО-центр», которая занимается оценочной деятельностью, также оказанием консалтинговых услуг. И здесь всплывает очередное «совпадение» — в перечнях топ-менеджеров компании бытует имя Олега Грефа, отпрыска управляющего Сбербанка от первого брака. Более того, реестродержателем злосчастных акций стало регистраторское общество «Статус», в числе учредителей которого считается Сбербанк. Что это, как не свидетельство аффилированности муниципальных и личных структур, противостоящих нам сейчас?

— Давайте вернемся к истории с оценкой акций комбината компанией «НЕО-центр»…

— Мы оспорили результаты оценки в суде, и воронежский арбитраж, рассмотрев все происшествия дела, встал на нашу сторону. Выяснилось, что «НЕО-центр» ссылался на невозможность доступа к управлению комбината и ко мне лично. Эта позиция не выдерживает никакой критики, что и отметил трибунал. Потом это решение было доказано брянским Федеральным арбитражным трибуналом Центрального окрестность 15 марта 2012 года, после этого меня стали инкриминировать в дружественных связях с арбитром Анохиным, с которым я даже не знаком.
Другими словами практически оценку производила подконтрольная Сбербанку структура да еще с грубыми нарушениями действующих норм. В итоге цена акций занизили в три с половиной раза. А «подстраховаться» решили при помощи суда же. В январе прошедшего года Одинцовский районный трибунал городка Москвы обязал меня погасить кредит из собственных средств, потому что я выступал одним из поручителей. Был даже изъят пакет акций, принадлежащих мне, и назначена дата их реализации с торгов — декабрь 2011 года. После подачи кассационной жалобы Верховный трибунал Русской Федерации остановил выполнение решения Одинцовского суда. Но история на этом не завершилась. Не буду комментировать подробности происходящего, чтоб не быть обвиненным в попытке воздействовать на решения арбитров.

 

«С открытым забралом»

— О решении суда остановить торги вы сказали на совещании у директора департамента экономики и денег Правительства Рф 19 декабря прошедшего года. Совещание было собрано специально для разрешения противоречий, появившихся меж Павловским ГОКом и ООО «Сбербанк Капитал». В чем причина подобного поступка?

— Нас вправду собрали с целью отыскать пути для примирения и достойного выхода из сложившейся ситуации. Такой шаг одобрил тогда еще премьер-министр Владимир Путин, к которому я обратился с просьбой оказать содействие в разрешении конфликта. Ведь когда имеешь дело с отлично слаженной группой лиц, заинтересованных в отъеме твоего бизнеса, приходится не просто стоять на собственном, но так же и вести себя очень открыто, завлекать внимание публичного представления и должностных лиц. Совещание провел Андрей Белоусов, занимающий на данный момент пост министра экономического развития. В январе от него пришло письмо с формулировкой: «по результатам доклада Председателю Правительства Русской Федерации В.В.Путину принято решение, что вопрос урегулирования задолженности группы компаний «Павловский Гранит» находится только в плоскости отношений 2-ух коммерческих организаций и роли на уровне Правительства Русской Федерации не просит». Скоро после чего ООО «Сбербанк Капитал» передает валютные обязательства «Павловскгранита» малоизвестной столичной компании «Атлантик», и начинается новый виток этой истории.

— Как обстоят дела на сегодня?

— Нас как и раньше берут «на измор». Судебные тяжбы, возбуждение уголовного дела по мнимому предлогу в отношении «неустановленного круга лиц». Броско, что в ход опять идут «затерявшиеся» на почте письма и плохо объяснимые исходя из убеждений закона решения арбитров. При всем этом управление «Павловскгранита» ни от кого не скрывается и не прячется. Уже гласил выше и повторю снова: только очень прозрачная, открытая позиция и обязательное соблюдение законов дает нам шанс в противоборстве с организованной группой, готовой на любые меры и обладающей очень широкими связями.