Добыча

Петр Саруханов — «Новенькая» Сопоставление современной Рф с корпоративным государством издавна закончило быть необычным, но остается формально неточным. У нас выдумано много устройств, увязывающих меж собой власть и собственность, но юридически все они же разделены друг от друга.

Не такую судьбу готовят местности РФ восточнее Уральских гор, которая скоро станет вотчиной новейшей госкомпании, соединяющей внутри себя черты хозяйствующего субъекта и органа власти.

Для того чтоб случилась такая метаморфоза, необходимо принять особый закон. Чем и озаботилось Минэкономразвития по поручению премьер-министра (копирайт на идею принадлежит будущему подмосковному губернатору Сергею Шойгу). Имеющийся на сей день вариант текста еще должен пройти согласование в правительстве, которое не будет обычным, и обсуждение в Думе, которое может стать скандальным. Но главные характеристики наверное сохранятся.

Общая логика существования компании понятна. Она станет основным оператором в освоении ресурсов Сибири и Далекого Востока, сначала минерально-сырьевой базы и лесных угодий. Имеющиеся игроки — и частники, и большие госкомпании — с этим откровенно не управляются, так как относительно масштабов региона, трудности и накладности проектов все они же мелкие. Даже «Газпром» с «Роснефтью». Для новейшей же структуры будет сотворен мощнейший уставной капитал (из денег и акций других госкомпаний), она в течение 10 лет будет получать прямое государственное финансирование (доходы, приобретенные от управления нефтедолларами, аккумулирующимися в Фонде государственного благосостояния), также беспримерные налоговые льготы.

При всем этом сама по для себя новенькая госкомпания осваивать (с целью извлечения прибыли) ничего не будет. Ее задачки — найти многообещающие вкладывательные проекты и затащить в их инвесторов. Не кнутом, естественно.

Во-1-х, желающие черпать богатства из всероссийской кладовой могут рассчитывать на соинвестирование в рамках государственно-частного партнерства — как средствами, так и объектами инфраструктуры, которые будет строить новенькая структура.

Во-2-х, договорившись с ее эмиссарами, инвестор сумеет запамятовать об общении с бюрократами. Так как она получит право без конкурса забирать для себя, а позже заносить в уставной капитал совместных компаний лицензии на месторождения нужных ископаемых. Поменять категории земляных участков и устанавливать для их общественные сервитуты (ограничения прав использования). И обеспечивать законную защиту от представителей других органов власти (госкомпания будет лично подчиняться президенту РФ и иметь иммунитет от вторжения в ее дела со стороны всех проверяющих структур, не считая Счетной палаты).

В-3-х, новенькая госкомпания получит такие налоговые льготы и возможность одаривать ими партнеров, что впору говорить о новеньком типе хозяйствования не только лишь в русской, но так же и в мировой экономике. Бывают офшоры и расположенные в их офшорные компании. Бывают даже внутренние офшоры (к ним логически можно отнести, к примеру, Сколково). А тут мы имеем дело с компанией-офшором, так как налоговые льготы для ее партнеров будут привязаны не к местности и не к юрисдикции, а к самому факту ведения совместного бизнеса.

При таком раскладе не должно быть отбоя от желающих заняться освоением Сибири на паях с государством. Нужен быстрее их серьезный отбор…

Вобщем, я на данный момент не желаю концентрироваться на коррупционных и административных рисках. Они в целом явны, хотя и требуют детализированного обсуждения. Но лучше будет им заняться, когда закон попадет в Госдуму либо будет вывешен в вебе на площадке какого-либо «открытого правительства».

Важнее задуматься об общей логике проекта. Создаваемое квазигосударство не только лишь корпоративное, оно к тому же колониальное. Восприятие Сибири как колонии не ново для нашего муниципального мышления и практики последних лет. Но сейчас-то оно оформляется открыто, очевидно и преднамеренно. Под освоением собственных восточных территорий метрополия осознает извлечение природных ресурсов — и только. Для этого будут создаваться новые предприятия и строиться инфраструктурные объекты. Рабочие места? Не факт, что их займут местные обитатели, а не привозная рабочая сила, более доступная и наименее требовательная. А создание социальной инфраструктуры в задачки новейшей госкомпании не заходит. Может, она и сделает что-то в этом направлении, но по остаточному принципу. Ведь это компания, не имеющая с территорией, на которой работает, даже тех слабеньких каналов оборотной связи, которыми наделены имеющиеся органы власти. Меж тем эти органы по отношении к госкомпании, в силу ее немереной мощи, окажутся в положении младших партнеров, если не подчиненных. И будут обязаны работать сначала на ее интересы.

В конце концов, главный вопрос — для кого все это делается? На ранешних шагах муниципальный бюджет не получит от новейшей структуры пользы — только убытки. Минеральные и сырьевые ресурсы в таких объемах не необходимы внутреннему рынку не только лишь региона, но так же и страны.

Выходит, что беспримерная программка рассчитана на то, чтоб облегчить доступ к природным богатствам востока Рф для внешнеэкономических партнеров. И сначала — Китая?

 

P.S. «Новенькая» непременно постарается ответить на этот вопрос в следующих номерах.