Доходное место

 

РИА АнонсыОдной из самых обсуждаемых тем в ближайшее время стали сумрачные перспективы по ограничению в Руинтернете свободы, прямо до введения прямой цензуры. Подобные инициативы и взаправду возникают с пугающей регулярностью. Публика связывает их с общей политикой по закручиванию гаек. Но в реальности речь может идти о большом бизнес-проекте, направленном на извлечение административной ренты из доходов провайдеров и хозяев популярных ресурсов. Так за что в реальности борется советник президента, прошлый министр связи Игорь Щеголев в компании собственных партнеров, друзей и единомышленников?

Идею отфильтровать Руинтернет до состояния опрятного как слеза малыша Щеголев и его товарищи продвигают издавна. Еще в 2011 году предприниматель, обладатель инвестфонда Marshall Capital Partners Константин Малофеев, тогда член совета директоров наикрупнейшго муниципального оператора «Ростелеком», человек, которого льстивые языки называли «заместителем министра связи» Игоря Щеголева, возглавил попечительский совет так именуемой Лиги неопасного веба (ЛБИ).

Уже тогда у этой инициативы стремительно нашелся коммерческий подтекст. Ее создатели сообразили, что цензура и неопасный веб — это хороший метод заработать много средств, тем паче что эти идеи отыскали отклик в администрации президента. Так, создатель и большой акционер социальной сети «ВКонтакте» Павел Дуров даже винил лигу в том, что она преднамеренно и на пустом месте раздувала скандал с множеством на ресурсе детского порно, чтоб склонить Дурова к продаже собственного пакета на нерентабельных условиях.

 

«Блэклист»

Но это была только проба сил. Административный ресурс в Министерстве связи оказался как раз кстати, когда необходимо было продавить через Госдуму и Совет Федерации скандальный закон о «блэклисте веб-сайтов», который, по мнению многих профессионалов, позволяет в досудебном порядке закрыть обсолютно любой ресурс.

На место оператора реестра «плохих веб-сайтов» метила ЛБИ, и это открывало бы ей красивые возможности говорить с условными «дуровыми» уже с позиций силы.

Кстати, проект не был согласован с МВД и ФСБ, что разумно: если б реестр веб-сайтов вела общественная организация, это резко ограничивало бы возможности силовиков проводить оперативные мероприятия и выяснять, кто располагает в вебе нелегальный контент и кого за это наказывать. И что совершенно уж удивительно: «темные списки» типо перескочили мимо замглавы президентской администрации Вячеслава Володина. Как докладывал «Коммерсантъ»*, на закрытой встрече представители интернет-компаний поведали бюрократу, что резонансный закон разрабатывался Щеголевым, Малофеевым и ЛБИ келейно. Говорят, Володин был зол.

Красивую бизнес-идею похоронила, возможно, отставка Игоря Щеголева с поста министра связи. Его преемник Николай Никифоров, естественно, уже не мог отменить закон, но хотя бы достигнул передачи контрольных возможностей по ведению реестра куда положено — в муниципальный орган, Роскомнадзор. Не считая того, перечень «нехорошего контента» сократился до 3-х пт: суицида, наркотиков и детского порно, а, к примеру, оскорбления политиков и религиозных эмоций в него не попали.

История с «темными перечнями», как выяснилось, была частью масштабного проекта, который Щеголев и Лига не смогли, к счастью, довести до конца. Выяснилось, что «Ростелеком», контролируемый бывшим «замминистра связи» Малофеевым, планировал перевоплотить борьбу за чистый веб в очередной государственный проект — с подходящим масштабу задачки финансированием.

Мысль состояла в том, чтоб поставить фильтры для «нехорошего контента» в буквальном смысле. Другими словами не только лишь законодательные барьеры, но так же и технические устройства. И такие на рынке есть, именуются DPI (Deep Packet Inspection). Аксессуары позволяют фильтровать содержание сетевых пакетов, отбраковывая вирусы и вообщем информацию, не подобающую настройкам.

Вещь дорогая — и тем особо увлекательная.

По оценкам профессионалов, закупка подобного оборудования в масштабах страны (а как раз в таком масштабе работает «Ростелеком») обошлась бы в 2 млрд баксов.

Понятно, что просить такую сумму из бюджета было бы неосмотрительно, даже имея мощнейший административный ресурс. Потому, возможно, проект DPI засекретили и разработали альтернативную схему: «Ростелеком» берет кредит, оборудование закупается (с надлежащими издержками), а позже оперативный контроль отдается в руки, к примеру, ЛБИ. Дескать, это не дело гос компании — смотреть за порядком в вебе, но есть энтузиасты, православные и духовные. Разумеется, что эти услуги могли быть платными: провайдерам, возможно, пришлось бы раскошелиться на «очищенный» трафик под опасностью попадания в какой-либо «блэклист».

Если вы не верите, что такая композиция могла бы пройти, не лишись Щеголев министерского ранца, то стоит напомнить о том, что они с Малофеевым успели сделать за каких-либо 4 года.

 

Тандем «связной»

Малофеев и Щеголев не комментируют историю собственного знакомства, но, по бытующей на рынке легенде, познакомил их Арсений Миронов, друг юношества Малофеева. Близким товарищем и однокурсником в МГУ, а потом и сотрудником в Marshall Capital Константина Малофеева был и сегодняшний управляющий «Ростелекома» Александр Провоторов. С 1993 по 1997 год Щеголев работал корреспондентом ИТАР-ТАСС в Париже, где и завел дружбу с Мироновым. Потом будущий министр перебежал в администрацию президента, на должность управляющего протокола, а Миронов стал внештатным советником. Через некое время после прихода Щеголева в министерство Миронов занял кресло директора департамента информации и связей с общественностью Минкомсвязи. Щеголева, Малофеева, Провоторова и Миронова объединяют не только лишь дружественные узы, но так же и схожие: двое из их являются друг дружке кумовьями. Также всех их роднит увлечение поддержкой государственнического православия — как можно представить, очень выгодного, как и «неопасный веб», занятия. Малофеев, а именно, один из создателей православной гимназии Святителя Василия Величавого. Этот проект, кстати, имеет отношение не только лишь к духовности, но так же и к бизнесу. Гимназия размещена на Рублевке, и обучение в ней стоит солидный средств.

Щеголев, в один момент назначенный в 2008 году министром связи, не имел сурового опыта ни в отрасли, ни в денежной сфере. Начинающему министру нужен был человек, способный администрировать многомиллиардные валютные потоки (к всеобщему благу). Малофеев, имевший приличный бэкграунд на рынке слияний и поглощений, смог уверить министра, что отлично подходит на эту роль.

И правильно: под началом финансиста, занявшего позицию в совете директоров «Связьинвеста», и с благословения министра в отрасли прошла структурная реформа. Большая часть региональных операторов связи и еще ряд активов вошли в структуру «Ростелекома», который вовремя возглавил земляк и прошлый подчиненный Малофеева (по работе в Marshall Capital) — Александр Провоторов. При всем этом намедни и в процессе реформы приличные толики в капиталах вливаемых потом в «Ростелеком» структур приобретал Газпромбанк, где, по совпадению, держал свои свободные средства (в размере до 300 млн баксов) сам «Ростелеком». После конвертации акций более 7% объединенного оператора оказались под контролем Marshall Capital (при помощи других сделок пакет был доведен до 10,5%).

Вспоминая историю со скупкой пакета, некоторые специалисты почему-либо отводят Газпромбанку роль статиста. Дескать, ему дали средств и произнесли: возьми то и то, для себя оставь процент на печеньки. Но Газпромбанк — не какой-либо брокер, а структура, владеющая массивным денежным и политическим ресурсом.

А именно, с VIP-клиентом Мало-феевым работал 1-ый вице-президент Сергей Иванов, отец которого, как все мы отлично помним, на данный момент возглавляет администрацию президента, а в те годы, когда отпрыск трудился в Газпромбанке, курировал в правительстве ветвь связи.

Мы не утверждаем, но можно представить, что Игорь Щеголев мог посодействовать собственному «заместителю» Малофееву выстроить бизнес-схему, используя схожие связи Сергея Иванова.

Видимо, на помощь Иванова в ситуации с Малофеевым Щеголев рассчитывает и на данный момент.

Напомним, что дело, в рамках которого не один раз проходили обыски в «Ростелекоме», Лиге неопасного веба, также дома у Малофеева и Провоторова, было возбуждено по заявлению ВТБ. Банк настаивает, что размер кредита в 225 млн баксов, выданного структурам Малофеева, превосходил действительную цена приобретаемого имущества в разы, а его сервис закончилось, чуть начавшись.

Не исключено, что следственные органы на определенном шаге может заинтриговать вопрос: куда же делись приобретенные в кредит сотки миллионов баксов и как судьба этих средств может быть связана со скупкой пакета «Ростелекома» через посредничество Газпромбанка?

По данным «Новейшей газеты», ответ на этот вопрос отыскивает и министр связи Николай Никифоров. Поначалу он попробовал обсудить разноплановую историю с Ивановым-старшим. Но разговор не отдал результатов. Тогда Никифоров достигнул аудиенции у Путина. Говорят, этому содействовали люди с Лубянки, которые со собственной стороны донесли, как это водится, пухлые папки с компроматом.

Тогда разъясняться пришлось уже Игорю Щеголеву. По информации источников «Новейшей газеты», он типо признал, что «Ростелеком», так сказать, заходит в его сферу ответственности, и гарантировал, что Малофеев честно решит вопрос с ВТБ.

Но гарантии не сработали. Как следствие, Щеголеву не удалось решить вопрос с предназначением Малофеева сенатором (будучи сенатором, Малофеев получил бы иммунитет от уголовного преследования по делу ВТБ). Для этого требовалось всего только выиграть выборы в глухом муниципалитете в Смоленской области. И Малофеев выиграл, но, как выяснилось, нечестно: сейчас его винят к тому же в скупке голосов избирателей, по 500 рублей за штуку. Результаты выборов были отменены, и перспектив стать сенатором у Малофеева не осталось.

 

«Чистый веб»

Но вся эта череда скандалов не останавливает разработку бизнес-схем, позволяющих заработать на «сетевых проектах». Самый свежайший из их так и именуется — «Чистый веб». Естественно, его продвигает ЛБИ, в попечительский совет которой сейчас заходит не только лишь Малофеев, но так же и сам Щеголев. Мысль обычная, но в потенциале очень действенная. ЛБИ становится мегафильтром, отбирающим «отличные» сетевые ресурсы. Все другие по дефлоту становятся если не нехорошими, то подозрительными. А далее ЛБИ предлагает провайдерам, пока в добровольческом порядке, обеспечивать доступ юзерам только к «неопасным» веб-сайтам, заблокируя все другое.

Ожидается, что в «белоснежном перечне» будет около миллиона адресов, и это всего 1% от их общего числа.

Далее можно работать в 2-ух направлениях: дискуссировать с обладателями веб-сайтов вопрос их попадания в «белоснежный перечень», а с провайдерами — их ответственность за отступление от «нормы». Вопрос исключительно в том, как сделать «Чистый веб» неотклонимым.

Здесь тоже есть две схемы. Во-1-х, участником проекта «Чистый веб» мог бы стать «Ростелеком», все еще контролируемый Провоторовым, ставленником Щеголева и Малофеева. Так как эта компания остается монопольным оператором магистральных сетей, личные провайдеры будут обязаны прислушаться к ее «мнению».

Во-2-х, можно принять новый закон об вебе, протащив в его нормы и затею ЛБИ. Есть версия, что такой закон уже разрабатывается.

Складывается воспоминание, что Щеголев просто не может тормознуть, изобретая все новые политически «благонамеренные» проекты, а его друзья и соратники знают, как извлекать из схожих мыслях прибыль. Неясно одно: для чего президенту такой советник?

* «Контентные войны». «Коммерсантъ», № 26 (5057), 13.02.2013.

Отдел экономики

 

 

«Министерство связей» в эру Игоря Щеголева

Когда Игорь Щеголев пришел на пост главы Минсвязи, ожидалось, что новый для отрасли человек сумеет сделать лучше стиль ведомства, некоторых высокопоставленных служащих которого не один раз винили в коррупции и непрофессионализме. Но надежды полностью не оправдались. В течение 4 лет ведомство и его представители всегда оказывались вовлеченными в разные скандальные истории. «Новенькая газета» вспоминает самые калоритные из их.

 

Олимпийский рекорд

Подвиги русских делегаций в «Российском доме», где не переводится темная икра, а гуляют до утра, на Олимпиадах издавна стали легендами, но недавнешний отчет Счетной палаты позволяет ответить на вопрос, во что такие легенды обходятся. Ведомство Сергея Степашина изучало расходы на командировки для служащих Министерства связи и «Ростелекома».

В олимпийский Ванкувер в 2010 году за собственный счет и в составе собственной делегации «Ростелеком» взял Олега Духовницкого, занимавшего тогда пост директора административного департамента Минсвязи, при этом по официальной просьбе замминистра связи Наума Мардера. Также на борту чартера, зафрахтованного турфирмой «Валентур», летели Константин Малофеев и трое его родственников, другие представители «Связьинвеста» и органов власти, включая силовые. Всего «Ростелеком» издержал более 100 миллионов, при этом около половины расходов пришлось на лиц, не являющихся сотрудниками госкомпании.

Интересно, что в отчете Счетной палаты ничего не сказано про визит в Ванкувер самого Игоря Щеголева. Видимо, информацию о том, что министерский десант собирался приземлиться в пятизвездочной гостинице GeorgianCourt, где плата за люксовый номер превосходит 8 тыщ баксов в день, — стоит проверить правоохранительным органам. А блогерам, которые в ближайшее время интенсивно отыскивают информацию о незадекларированной недвижимости госслужащих, можно выискать виллу Щеголева во французской Ла-Рошели, которая, может быть, принадлежит экс-министру и о которой докладывали многие сетевые СМИ1.

 

Приключения «Электрической Рф»

Главной целью федеральной мотивированной программки (ФЦП) «Электрическая Наша родина» было создание электрического правительства как бездокументарного оборота меж органами власти, так и возможности сетевой коммуникации меж властью и гражданами. Правда, на определенном шаге у Генпрокуратуры появилась уверенность, что у ФЦП была и прикладная цель — коррупционная. Как следовало из сообщения на веб-сайте ведомства, в процессе реализации «Электрической Рф» из бюджета было похищено 300 млн рублей.

Но на этом скандалы не закончились. Оператор программки, «Ростелеком», которому выделили 1 триллион рублей на реализацию «Электрической Рф», установил для региональных органов власти неподъемные тарифы. Решением нового министра связи Никифорова эти расходы переложили на федеральный бюджет. Но это, как ни феноминально, не воспрепядствовало «Ростелекому» все равно выставить счета на оплату собственных услуг местным властям.

А в конце прошедшего года государственный оператор предложил перевести электрическое правительство на пасмурную платформу. По словам бывшего вице-президента госкомпании Алексея Нащекина, это могло бы сберечь государству триллион рублей (притом что весь IT-рынок в нашей стране — около 600 миллиардов рублей). При всем этом «Ростелеком» (по данным «РБК daily», до согласования с министерством и правительством2) заполучил за 32 млн баксов лицензию на пасмурную платформу у американской компании. Как же государственная безопасность?

Домен в кармашке

Скандалы, связанные с темой монетизации связей и возможностей, омрачали чуть ли не каждый суровый проект министерства Щеголева. Наблюдатели разламывали голову: для чего министру лично лоббировать перед президентом идею изготовления зоны кириллических доменов.рф, если она не будет конкурентоспособной даже в Рф, не говоря уж о глобальном рынке? Но домен — это продукт, и если для его реализации есть приближенный «негоциант», то почему бы и не испытать сделать средства практически из воздуха?

Итак, в ноябре 2006 года, в 1-ые часы регистрации в зоне.рф, выше 60 тыщ вкусных доменов получило ЗАО «Региональный сетевой информационный центр» (РСИЦ), которое потом начало их продажу на аукционах. Логично, что ФАС установила факт нерадивой конкуренции со стороны регистратора, а его деятельностью заинтересовалась Генпрокуратура.

Скоро выяснилось, что 14% ЗАО «РСИЦ» принадлежали Ире Рассоловой — сестре замминистра связи Алексея Солдатова, который по поручению Щеголева как раз и курировал проект по созданию новейшей доменной зоны.

Подозрительно схожая история произошла и с другим заместителем Щеголева. Илья Массух подписывал в рамках программки «Электрическая Наша родина» договор на приобретение оборудования с «Энвижн групп». По данным Генпрокуратуры, с наценкой в 30%, что вылилось для бюджета в 270 млн рублей. Сможете ли вы для себя представить, что Щеголеву было непонятно, что Массух заходил в совет директоров той «Энвижн»?

 

Отпечатки в пушку

Благодаря действенному менеджменту министерства Щеголева, в Рф в 2009 году была под опасностью срыва и программка по выдаче биометрических загранпаспортов. Сначало их созданием занимался НИИ «Восход», но он не сумел одолеть в конкурсе, проведенном Минсвязи, хотя на его стороне была и малая стоимость (197 млн рублей), и опыт таких работ. Но одолело некоторое ООО «Открытые технологии 98», которое запросило 495 млн рублей. Выяснилось, что конкурс прошел с существенными нарушениями, и в итоге был отменен Федеральной антимонопольной службой. Стоит удивляться, что замминистра связи Дмитрий Северов ранее работал в тех «Открытых разработках»?

 

«Превосходная воровайка»

В сентябре 2010 года экс-глава «Связьинвеста» Евгений Юрченко опубликовал3 открытое письмо, в каком призвал Игоря Щеголева уйти в отставку. И избрал для этого очень любопытную аргументацию: «Поводом для обращения послужил конфликт в «Связьинвесте». Одна сторона идентифицирует себя с государством и сохраняет их для страны. А 2-ая во главе с основным рейдером всея Руси — вашим консильери — устроила в государствообразующей отрасли потрясающую воровайку». Юрченко заявил, что оставляет должность, так как не желает быть «соучастником и бенефициаром «распила» циклопических муниципальных денег и вывода их за предел».

1РИА «Новый регион», 28 января 2013 года. — «Ростелеком» оказался в центре нового скандала».
2«РБК daily», 18 декабря 2012 года. — «Ростелеком» сбережет госбюджету триллион на «облаках».
3См. бизнес газету «Маркер», 27 сентября 2010 года.