Экономика не примус

На встрече с членами правительства президент отказался признать структурный характер кризиса.  Фото: пресс-служба Кремля

В среду президент на совещании с членами правительства одобрил антикризисный план, дав неделю на его шлифовку. Приблизительно так эта новость должна была бы смотреться, исходя из масштабов осложнений, с которыми столкнулась экономика страны. Но честно будет написать, что был одобрен «План мероприятий по обеспечению социально-экономической стабильности в 2015 году». И что президент отказался признать органический, структурный характер кризиса, списав все на временные трудности, вызванные больной внешнеэкономической и частично политической конъюнктурой. Правительство, нужно сказать, было к этому готово.

Так что антикризисного плана у нас нет. Есть набор отдельных решений ценой, по оценке первого вице-премьера Игоря Шувалова, 1,375 триллиона рублей.

Самая жирная из предлагаемых мер — докапитализация банков на 250 млрд рублей из Фонда государственного благосостояния и на 1 триллион рублей — облигациями федерального займа (ОФЗ), другими словами через экономный недостаток будущих периодов. Понятно, что банки не сумеют кредитовать клиентов облигациями, означает, они необходимы для приведения балансов в соответствие с требованиями регулятора и как залоговая база при вербовании средств от ЦБ. Другими словами какая-то часть из этого триллиона будет написана. Вопрос, захочут ли брать банки средства под главную ставку в 17% годичных и «продавать» их процентов под 25. На теоретическом уровне у их и выбора не будет: одно из требований к претендентам на госпомощь — увеличивать кредитование реального сектора в приоритетных, исходя из убеждений правительства, отраслях на 12% в год. Но на самом деле сектор с поставленной задачей может беспристрастно не совладать, в особенности госбанки, в отношении которых уже спешно прорабатываются различные исключения и «особенный порядок».

Но этот триллион — сюрприз! — в бюджет антикризисного плана не заходит. Решение, о котором Шувалов докладывал Путину, было принято еще в прошедшем году. Дополнительные средства, 300 млрд рублей, получит ВЭБ, в том числе на санирование выкашиваемых в кризис компаний.

Будут и прямые экономные вливания, в агропром, индустрия, фармацевтику, но это меры не просто антикризисные, а быстрее пожарные, почти во всем «отыгрывающие» девальвацию государственной валюты.

Отдельной главой плана станет пакет по дерегулированию малого бизнеса, приготовленный Минэкономразвития. Он пока не обнародован. Но какие бы меры там ни содержались, защитить малый бизнес от административного произвола у нас в стране, видимо, нельзя. Чего только стоит новость о том, что правительство Москвы приняло решение не продлевать арендные договоры на нестационарные объекты торговли, ларьки в просторечии. Каких-либо три года вспять их обладатели были обязаны брать, и не по самым низким ценам, коробки, дизайн которых утверждала Москомархитектура. Сейчас их можно будет сдавать в утиль — будут новые коробки с новым дизайном, и уже не личные, а городские, которые можно будет взять в аренду. Если бизнес просто уничтожен, дискуссировать количество приходящихся на него в год проверок глупо.

Антикризисный план, который позволял бы не протянуть еще год-другой, а иметь хотя бы понятную перспективу выхода из системного кризиса, был должен бы отвечать на вопрос: как обеспечить не просто стабильность, а устойчивое развитие экономики при самой низкой стоимости на нефть (которую для начала, естественно, необходимо честно и мастерски спрогнозировать). Ну пусть это будет 40 баксов за баррель. Смотрим, что происходит с экономическим ростом, бюджетом, банковским и реальным сектором, госпрограммами, включая программку вооружений. Все, что не выживает в новых условиях, не выживет в перспективе все равно, даже если цены на нефть «отскочат», и санкции отменятся, и война кончится.

Признаем, что не будет у нас больше ни материнского капитала, ни истребителя седьмого поколения. Вопрос дерегулирования решается только через конструктивную административную реформу с сокращением фактически регулирующих и надзорных функций до нужного минимума. Это и бюджет разгрузит от содержания сотен тыщ неэффективных рабочих мест, и даст колоссальный мультипликативный эффект по всей экономике. Налоговая политика перестраивается с фискальной на стимулирующую. Да много чего можно придумать, была бы политическая воля.

Но драматизм сегодняшнего момента в том, что политическая воля как раз есть. И она ориентирована на то, чтоб систему ни при каких обстоятельствах не поменять. Да, подкрутить и потоньше настроить, но не поменять. А сопротивление ходу истории еще никогда не давало хорошего результата.