Энергетические прожекты литовский сжиженный миф

Энерго прожекты: литовский сжиженный миф

Страны Единой Европы раз в год потребляют сотки млрд кубометров природного газа. Данный показатель колеблется год от года в довольно широком спектре ± 10-12 %, но ниже 440 миллиардов. кубометров не опускается. На вариативность газовых потребностей Старенького Света оказывают влияние многие причины – климатические, экономические, энергосберегающие и остальные. Стратегия энергетического развития ЕС на период до 2030 года предугадывает рост удельного (и количественного) веса природного газа в потреблении промышленными производствами и домохозяйствами. Около 70 % голубого горючего Европа импортирует. В отдельных странах ЕС зависимость от ввозимых энергоресурсов равна 100 %.

Литва уверенно заходит в этот неформальный клуб европейских энергетических акцепторов. В Литву приходится ввозить все виды горючего – будь то природный газ, нефть, отдельные продукты ее переработки, каменный уголь, установки для производства биотоплива либо оборудование для ветровых генераторов. Благодаря закрытию Игналинской АЭС как пережитка русского прошедшего энергетический баланс страны значительно поменялся. Литовские потребности в 7 миллионов тонн нефтяного эквивалента в равных толиках покрываются природным газом, каменным углем и нефтью. Броско, что другим странам Евросоюза удалось отстоять свои АЭС. Венгерская станция в г. Пакш, чешская в г. Дукованы и т.п. продолжают энергетическую деятельность и прирастают новыми энергоблоками. Даром что построены за длительное время до континентального торжества толерантной демократии и либеральной экономики. В Литве это торжество оказалось масштабным и безальтернативным. После упразднения Игналинской АЭС пришлось замещать 80-85 % (!!) генерирующих мощностей в энергетике страны.

С 2009 года Литва значительно прирастила закупки газа, нефти и угля на наружных рынках. Благо имеющиеся субсидии ЕС позволяют отчасти профинансировать схожий импорт. Постепенное расставание с индустриализацией тоже посодействовало уменьшить потребление энергетических ресурсов. Да что там – ради борьбы с восточным империализмом удалось понизить транзит русских углеводородов! Методом изготовления бюрократических рогаток, методом увеличения пошлин и сборов на российскую нефть для себя в убыток. Построенный в литовском Бутинге терминал по приему нефтепродуктов из свободных и правильных государств отчего-то оказался невыгодным. С 2011 года он показывает постоянные убытки в графе «Прибыль». Как и нефтеперерабатывающий завод в г. Мажейкяй, как и вся наикрупнейшая прибалтийская нефтекомпания ORLEN Lietuva. В чей принадлежности находится мажейкяйский НПЗ, терминал в Бутинге, магистральные нефтепроводы и сеть литовских АЗС.

После тривиального фуррора в достижении нефтяной независимости от РФ Вильнюс предпринял подобные шаги в газовом направлении. Литва раз в год потребляет 2.6 миллиардов. кубометров природного газа. Еще не так давно приходилось закупать 3.2 миллиардов. м3, но деиндустриализация помогает сберечь валюту и обеспечивает трудоустройство литовцев за рубежами своей страны. Весь поступающий в Литву газ до 2015 года был русским. Пока к причалам клайпедского порта не прибыл корабль с гордым заглавием Independence – регазификатор, хранилище сжиженного газа и знак энергетической независимости в одном крепком флаконе. Прибытие случилось еще сначала ноября 2014 года, то бишь выше 3-х месяцев назад.

Построенный в Южной Корее корабль будет принимать до полумиллиарда газовых кубометров раз в год. Он создаст конкурентнсть монопольному положению Газпрома на литовском газовом рынке. Технологически Independence способна обеспечить голубым топливом и Латвию, и Эстонию, и другие европейские страны. Издавна вошедшие в ЕС или бьющиеся головой в запертые ворота с надписью «Ассоциация». Довольно произнести волшебное заклинание «Газпром, прощай – в хороший путь!», и магический корабль Independence увлечет пассажиров на седьмое небо обилия и прогресса, в броский свет и в доброе тепло. Если веровать в чудеса.

Если в чудеса не веровать, появляется ряд вопросов. К примеру, как прибыльна эксплуатация судна-регазификатора. По действующему договору с обладателем магического корабля (норвежской компанией Hoegh LNG) содержание Independence у клайпедского пирса обходится в 156.000 $/день. В 100 50 6 тыщ баксов каждодневно. Без праздничков и без выходных, вне зависимости от интенсивности эксплуатации. Означенную сумму литовский бюджет должен вносить в протяжении 10 лет. Прибыльные инвестиции, они такие. Помогают уверенно глядеть в будущий день. Осенью 2024 года терминал можно будет купить в муниципальную, в личную или в смешанную собственность для литовских газовых нужд. К тому времени сумма арендных платежей за «Независимость» превзойдет 0.56 млрд баксов. Это более чем значительно для страны с популяцией наименее 3-х миллионов человек, с единственным большим потребителем газа (комбинат по производству азотных удобрений концерна Achema), с возрастающей зависимостью от субсидий из Брюсселя.

Необходимо отметить, что цена инфраструктуры по рассредотачиванию газа снутри Литвы, расходы на техническое сервис корабля в данную сумму не заходит. За 10 арендных лет они составят более чем 400 млн. $. Это малое значение экспертных оценок, большая часть профессионалов именуют сумму в интервале 500-600 млн. $. Плюс (постыдно говорить, но приходится), сам перерабатываемый газ тоже требуется приобрести. Если вправду предстоит использовать корабль по газовому предназначению. С чем появляются определенные сомнения.

В ноябре 2014 года, чуть хранилище-регазификатор Independence основался у клайпедского причала, были оглашены подробности его функционирования. Тендер на поставку газа для детища норвежской Hoegh LNG выиграла норвежская же Statoil. В энергетике случаются и не такие совпадения. Пустяки, дело-то прозаическое. Млрд туда, полмиллиарда сюда – диверсификация, она такая. Правильно посчитать опасности способны далеко не все. Правда, цена норвежского газа разглашать воспрещалось совсем. Таковы условия межгосударственного договора, полная потаенна вкладов, заграница всем поможет. Но отдельные ценовые протуберанцы осветили литовский путь в газовую независимость. Их можно соединить под собирательным заглавием «Мистика 20 %»:

— Еще два года назад, в январе 2013 года, Газпром уменьшил цена собственного трубопроводного газа для Литвы на 20 %;

— Толика сжиженного газа, импортируемого средством терминала, должна составить в Литве до 20 % от общего объема употребления. При этом с административным регулированием обязательности закупок как раз LNG-газа;

— В 2015 году отпускная стоимость на природный газ в Литве возросла аккурат на 20 %;

— Ни один пузатый газовоз в Литву до сего времени так и не прибыл.

Ни один, осознаете? Подробности договора со Statoil дальновидно неизвестны. Но резкий спад нефтяных цен в общемировом масштабе вынуждает большие концерны продавать добываемый газ как можно дороже. Если стоимость трубопроводных углеводородов (обычно) агрессивно привязана к цены нефтяного барреля, то у LNG-газа такой зависимости нет. Огромный азиатский рынок воспринимает сжиженный газ на заранее наилучших условиях, чем сложившиеся на европейском газовом рынке в 2015 году. Так наилучших, что норвежской Statoil может быть прибыльнее уплата неустойки литовским партнерам и перенаправление собственных газовозов в Китай, Японию и Южную Корею. Если неустойка вообщем предусмотрена полупрозрачным договором меж Statoil и Литвой. Катар пару лет назад поступил с экспортом собственного газа в Польшу как раз так, в однобоком порядке передумав производить рейсы к LNG-терминалу в Свийноусьце. И это случилось даже без спада цен на нефть. Ничего личного, выгода газового бизнеса диктует географию поставок.

Доказательством данного тезиса является бравурное сообщение от министра энергетики Литвы. Г-н Р. Масюлис сказал о подписании договора меж литовской компанией Litgas и американской компанией Cheniere energy. Соглашение касается наилучшего в мире природного газа из США, переправляемого через Атлантику, за 8.000 км, прямиком к литовским берегам. Очевидно, для «ослабления позиции Рф, которая употребляет свои ресурсы в качестве энергетического орудия, чтобы шантажировать страны, зависящие от русского газа». Не для обеспечения же Литвы теплом и светом, по правде.

К огорчению, у компании Cheniere energy пока нет собственного СПГ-терминала для экспортных нужд. У других американских компаний есть, а у Cheniere energy нет. По всей видимости, отсутствие готового терминала явилось очевидным конкурентноспособным преимуществом данной компании. Дальше, правительство США все еще не санкционировало поставки сжиженного газа за границы богоизбранной Америки. Канителят нерешительный Обама и пораженческий Сенат. Нет бы о борьбе с Газпромом в глобальных масштабах мыслить, они о дешевеньких энергоресурсах для американской индустрии пекутся.

Цена трансатлантических поставок сжиженного газа не разглашается. Норвежская Statoil в планах литовского правительства более не упоминается. Литовский терминал продолжает простаивать в Клайпедском порту – но сейчас с перспективой получить газ в 2016 году. Да не откуда-нибудь, а из США. Вот и договор имеется. Не желаете сопоставить с предшествующим прототипом эпистолярного жанра, настолько же многообещающим и диверсифицированным?

Заместо сегодняшних цитат министра литовской энергетики полезнее вспомнить его фразу годовалой давности: «Так как из-за строительства нашего терминала Газпром понизил для Литвы стоимость на природный газ, то можно сказать, что наши вложения уже окупились».

Выплачивая 57 млн. $ в год за аренду газоснабженческого терминала, сроки его практического использования часто сдвигаются. А газовые тарифы для литовских потребителей уже выросли и суммарно обеспечивают экономную прибыль около 370 млн. $. За вычетом расходов на Independence остается порядка 300.000.000 $. Чисто из-за роста цен для потребителей, на волшебные 20 %.

В 2016 году найдутся весомые причины немного подкорректировать сроки поставок газа из США. Не достаточно ли в мире государств, экспортирующих сжиженный газ. Логика убедительных оправданий «Осел и падишах» полностью применима и в XXI веке, вдалеке от азиатских монархий и без роли фольклорных лукавцев. Литовский сжиженный миф обосновал свою жизнеспособность и прибыльность. При условии постоянного заключения новых договоров и точных разъяснений – почему прошлые соглашения временно не осуществились. В последнем случае, всегда доступен газовый реверс из сопредельных и далеких государств. Наиблежайшие союзники наверное поделятся пошаговой аннотацией по организации виртуальных реверсных поставок с реальным профитом на подходящих банковских счетах.