Если на рынке пусто


Фото: РИА Анонсы/ Сергей Пятаков

В Рязани — экономическое цунами, трагедия в границах определенного городка. Городская дума приняла решение «Об утверждении положения о корректирующем коэффициенте базисной доходности К2 для исчисления суммы одного налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности на местности городка Рязани».

Чтоб вам увлекательнее было читать, в чем сущность этого решения, я скажу, что по его итогам налоговые сборы по схеме ЕНВД для большинства бизнесменов возрастут в разы. Душераздирающий пример приводит бизнесмен Надежда Терещенко: ее сеть магазинов детских продуктов «Белоснежный медвежонок» до этого платила 20 тыс. руб. налогов по льготной ставке. Сейчас налог будет около 300 тыс. руб. Магазины, наверняка, придется закрывать.

Либо вот, например, бизнесмен Артур Атакишиев, у которого магазины автозапчастей, до этого платил 130 тыс. руб. налогов. Сейчас он станет платить 520 тыс. руб.

— До этого чтоб сохранить бизнес, было надо развиваться, — говорит он. — Я по два магазина в год открывал. Сейчас сохранение бизнеса связано с его сворачиванием. Я закрываю магазины, сокращаю продавцов. Встану сам за прилавок.

Объясню сейчас сущность решения депутатов. До этого коэффициент базисной доходности К2 для исчисления ЕНВД (а как раз по этой схеме платит налоги весь маленький бизнес) «плавал» зависимо от вида деятельности, сейчас же он стал для всех единым — 0,7. Также до этого этот коэффициент зависел от места дислокации организации (вся Рязань была поделена на несколько зон, для каждой из которых коэффициент рассчитывался раздельно). Сейчас же депутаты решили бросить только две территориальные зоны. 1-ая, большая — фактически Рязань, а 2-ая — прилегающие к ней окружные местности.

Проект занесла депутат Галина Трушина, член фракции «Единая Наша родина». За изменение коэффициента проголосовали 30 депутатов из присутствовавших 33. Трое — воздержались.

Решение думы задело очень, очень многих: малый бизнес, как понятно, несет сначала социальную функцию, дает рабочие места. Рязанское отделение «Деловой Рф» лупит тревогу: по инициативе общественников начат сбор подписей за отмену депутатского решения, собраны уже подписи от 1100 организаций, это сильно много для Рязани. Беспокоится и «Опора», пробует инициировать диалог с властью.

В гордуму писаны многие письма. В ответ на одно из их (от коллектива городского рынка, в особенности пострадавшего) пришло неутешительное объяснение, в каком центральным аргументом было заявлено последующее:

«В процессе анализа выяснено, что по итогам 2013 года город Рязань по обороту розничной торговли на 1-го обитателя занимает 5-е место из 16 городов ЦФО. По обороту публичного питания на 1 обитателя — 2-е место, по объему оказанных услуг популяции — 9-е место. А по сбору одного налога на вмененный доход на 1 обитателя только 15-е место из 16».

Одним словом, рязанским бюрократам показалось, что в городке как-то уж очень вольготно себя ощущает маленький бизнесмен. И хорошо бы его поприжать, подлатав попутно дыры в бюджете, которые неизбежно образуются с учетом текущего плачевного состояния русской экономики.

Конечной целью принятия подобного решения было, безусловно, затыкание экономных дыр. По мнению профессионалов «Деловой Рф», городское управление рассчитывало за счет роста ставки коэффициента базисной доходности К2 в дальнейшем году получить в городской бюджет дополнительные 350 млн руб. Но на самом деле, как указывает жизнь, многие предприниматели увеличенного налога просто не тянут, запираются. Как констатируют в «Деловой Рф», предприниматели помощнее перебегают на другие схемы налогообложения — более прибыльные в этой ситуации и предусматривающие совместно с тем уплату налогов в федеральный бюджет.

Другие же вспомнили об «узкопрофильных» специалистах — тех приглашенных бухгалтерах, которые отлично могут «демонстрировать нули». Словом, решение рязанской гордумы, кажется, навряд ли повлечет за собой повышение доходной части городского бюджета. А вот количество бизнесменов, которые уйдут даже не в сероватые схемы, а в темные, вне сомнения, сейчас вырастет. Как и количество людей, оставшихся без работы.

Хотя и без того можно констатировать: маленький рязанский бизнес приходит все в больший упадок. И виной тому — не одна только городская дума с ее экономическими экзерсисами: в стране кризис. А депутаты, народные слуги, только ловко подставляют малому бизнесу подножку — и всегда как раз тогда, когда в особенности тяжело. И всегда они бьют ровно в ту точку, где в особенности больно.

Нигде в Рязани панорама безнадеги не представлена так наглядно, как на том самом рязанском городском рынке. Закупочные цены поднялись в связи с известными событиями. За ними поползли ввысь розничные цены на рынке. А сейчас еще подымется городской налог.

Администрация рынка на входах с различных сторон вывесила большие растяжки голубого цвета, на которых без купюр приведено решение городской думы за подписью ее председателя Андрея Кашаева. В подкрепление прямо посредине растяжки написан крупно портрет Кашаева, а понизу большенными знаками: «В связи с принятым городской Думой решением об увеличении коэффициента К2 сумма налогообложения организации (рынка. — Прим. О. Б.) выросла в 2,56 раза, это более чем на 150%. В сложившейся ситуации администрация обязана прирастить арендную плату на 10%».

Но увеличение аренды на 10% — это еще не самое ужасное. Самое ужасное, как я узнала, заглянув на рынок, — это как раз то, что ЕНВД с введением нового коэффициента повысился не только лишь для рынка как для коммерческой организации — он вырос и для каждого определенного рыночного арендатора.

Личный бизнесмен Кушникова Валентина Ильинична из овощей-фруктов разъясняет мне азы законодательства в сфере налогообложения — на примере собственного определенного прилавка:

— Ранее для меня действовал коэффициент 0,29 — и так, я считаю, один из самых больших. А сейчас для всех сделали коэффициент 0,7. Ранее у меня на налоги уходило 22 тыщи в квартал, а сейчас плюс еще 18 тыщ. Ранее мне, пенсионеру, хоть 15 тыщ за месяц к пенсии надбавка выходила с этой торговли. А сейчас что?

— До того как налоги подымать, они бы из собственной думы пришли к нам и просто рядом постояли бы, — говорит Эльвира из мясного ряда. — У нас такие дни бывают, что от силы два покупателя. Люд мясо не берет, когда у нас такое было? Оптовики, которые для ресторанов закупались, вообщем дорогу к нам запамятовали, так как нету народа в ресторанах.

— Рынок — это ведь поплавок, — делится своими наблюдениями контролер Марья Матвеевна Назарова. — У нас здесь весь контингент: и те, которые азербайджанские дорогущие помидоры приобретают, и те, кому башмаки необходимы китайские на один сезон за 700 рублей. Это кто магазины не тянет. Все, если на рынке пусто — считай, нигде уже народу нет. В стране, означает, глубочайшая неудача.

С Марьей Матвеевной мы стоим среди уличных рядов, торгующих как раз одеждой и обувью. Тут работа самая тяжкая, в самых грозных условиях. На данный момент зима, торговцы стоят в валенках, выдыхают пар в морозный воздух. Руками в толстых перчатках-варежках поправляют продукт на щитах. Ряды пустые, народу нет, хотя время уже идет к обеду.

— Сколько пар обуви вы за сейчас уже продали? — наобум обращаюсь я к мужичку в лохматой шапке.

— Сейчас? Да ни одной! — забавно и злостно отвечает он мне. — А у нас и такие есть, которые за весь месяц еще ни одной пары не продали. А налог им все равно платить. Для чего депутаты так голосуют, как вы считаете? В стране кризис! Люди средства придерживают! Никто ничего не покупает. А нам как жить, с чего налог платить? Чем малышей подкармливать позже? Сапог-то есть не будешь!

В уличных торговых рядах там и тут приметны сероватые закрытые створки палаток, прекративших свою работу.

— У меня здесь натуральная стенка плача, — делится со мной Татьяна из отдела аренды и достает план рынка, на котором многие клеточки уже перечеркнуты. Это те торговые точки, которые свернули свою работу. — На данный момент практически перед вами 25-е строение приходило. У нее 72 квадрата, и три бабушки стояли, носочками-стелечками вели торговлю. А налог они на всех разделяли, с площади. Сейчас она запирается. Где сейчас эти бабушки будут? Либо вот Любовь Григорьевна прибегала: договорилась вернуть свои пальто и тоже запирается. А у нее торговцы. У нас здесь порядка 600 точек, и на каждой по два-три торговца. Куда всех этих людей предлагается выбросить?

Возможно, вопрос о том, куда предлагается выбросить всех этих людей и чем они далее станут жить, будет подниматься сейчас на круглом столе, который организует рязанское отделение ОНФ.

Я не знаю, прислушаются ли рязанские депутаты к мнению этой влиятельной организации. Вот ведь только 5 декабря Владимир Путин, председатель ОНФ, в собственном каждогоднем послании снова выделил: оставьте в покое малый бизнес. А с января в Рязани налог подняли в пару раз.

P.S. «Новенькая» выслала запросы в структуры, имевшие отношение к принятию решения об изменении налогового коэффициента. Возлагаем надежды на ответ с учетом мнений, высказанных на нынешнем круглом столе.