Есть идея

Пробы шведской компании ИКЕА достигнуть справедливости во содействии с русским правосудием напоминают труд мифологического Сизифа. Длительно и упрямо катят скандинавы в гору собственный неподъемный камень — только для того, чтоб тот в очередной раз сорвался вниз по склону. На этой неделе еще одно уголовное дело о мошенничестве в особо большом размере, где ИКЕА является потерпевшей стороной, закрыто без видимых оснований под давлением должностных лиц Генеральной прокуратуры. Заинтересован в этом может быть только один человек — обширно узнаваемый в узеньких кругах бизнесмен-«схематист» Константин Пономарев. Пономарев как очевидец обвинения давал показания по звучному «делу Магнитского» и даже получил муниципальную защиту, которой с фуррором пользуется, продолжая разрабатывать свои схемы. При всем этом включения в «перечень Магнитского» предприниматель счастливо избежал, хотя и попал под санкции Евросоюза.

О привлекательности инвестирования в Рф

В 2006 году, когда ИКЕА собиралась запускать свои петербургские комплексы «Мега-Парнас» и «Мега-Дыбенко», появились трудности с их подключением к «Ленэнерго». «Подмазывать» шведы не захотели и пошли другим методом, который в конечном итоге завел их в совершенно уже непролазное болото.

Чтоб запитать комплексы, заключили контракт на аренду переносных дизельных электрогенераторов с ООО «ИСМ». При всем этом, как надо из материалов сейчас уже закрытого уголовного дела, некоторые не установленные лица из управления этого ООО вначале имели умысел жульническим методом похитить средства ИКЕА, зачем вступили в сговор с некоторыми, снова же не установленными, сотрудниками самой ИКЕА. В конечном итоге контракт меж «ИСМ» и шведской компанией был составлен очень двусмысленно, с возможностью различных трактовок. К примеру, заместо точного количества генераторов, передаваемых в аренду, была указана только их суммарная малая мощность; при этом верхняя граница мощности была не определена, что позволило поставить оборудование, в разы более массивное, чем было необходимо ИКЕА.

В 2008 году «ИСМ» продало свои генераторы ООО «Системы автономного энергоснабжения» (САЭ), так ИКЕА оказалась арендатором САЭ.

Что-то неладное шведское управление заподозрило еще в 2007 году: аренда генераторов обходилась раза в 3—4 дороже, чем должна была. Желали сразу же расторгнуть контракт, но он был составлен так, что сделать это было не очень просто; в конечном итоге расторжение вышло исключительно в 2008 году. Еще 2 года меж ИКЕА и САЭ шла переписка: шведы добивались, чтоб САЭ в конце концов вывезло с их местности неиспользуемые генераторы, а САЭ упрекало ИКЕА в том, что та… препятствует вывозу его принадлежности.

В 2010 году САЭ подало к ИКЕА несколько исков с требованием выплатить цена аренды генераторов с процентами за 2008—2010 годы. После ряда разноплановых судебных решений шведы посчитали опасности и решили пойти на мировое соглашение с назойливым арендодателем. В переговорах в качестве судьи участвовало даже Министерство экономического развития. По мировому соглашению ИКЕА выплатила САЭ ни мало ни много 25 млрд рублей за то, чтоб никогда в жизни больше не слышать ни о каких генераторах (к слову, суммарный доход всех комплексов ИКЕА в Петербурге в 2010 году составил всего 17,5 миллиардов рублей).

Но не тут-то было: оказалось, что незадолго до подписания мирового соглашения САЭ переуступило часть требований к ИКЕА очередной компании — ООО «Рукон». И в 2011 году уже «Рукон» предъявило ИКЕА иск на 23 млрд все за ту же аренду тех же генераторов. Не генераторы, а нескончаемый движок некий!

Здесь уж шведы решили идти до конца: они достигнули возбуждения уголовного дела по факту мошенничества.

Достаточно скоро выяснилось, что за всеми 3-мя компаниями: «ИСМ», САЭ, «Рукон» — стоит один человек, Константин Пономарев.

Игрок по-крупному

Константин Анатольевич Пономарев родился 14 августа 1971 года в Москве. Закончил Российскую экономическую академию имени Плеханова, где обучался на одном курсе с погибшим в 2009 году в СИЗО юристом инвестфонда Hermitage Capital Сергеем Магнитским. В прессе Пономарева часто именуют «другом» Магнитского, что само мало удивительно.

Дело в том, что Пономарев выступал в «деле Магнитского» со стороны обвинения. Более того, Константин Анатольевич не постеснялся в суде назваться создателем той схемы налоговой оптимизации, которую использовал Магнитский и за какую его судили!

В 90-е вел торговлю таймшерами и чуть ли не «отжал» аудиторскую фирму «Файерстоун Данкен» у ее основоположника Джеймисона Файерстоуна. В нулевые переключился на дизельные генераторы — кроме ИКЕА, несчастье оказаться его клиентом выпало принадлежащему британцам ЗАО «Торос», организовавшему логистический парк в подмосковном городке Пушкино.

Итак, в 2012 году усилиями ИКЕА было заведено уголовное дело о покушении на мошенничество. Так как при заключении мирового соглашения Пономарев ввел в заблуждение и собственных бывших партнеров, и Минэкономразвития, уверяя, как будто готов раз и навечно отказаться от всех претензий, а сам в это время уже готовил новый иск от «Рукона». Но в конце 2013 года дело против Пономарева было внезапно прекращено! Вышло это всего за некоторое количество дней до вынесения арбитражным трибуналом решения по иску «Рукона» к ИКЕА — в пользу шведов (требования Пономарева к тому моменту возросли уже до 33 миллиардов рублей). Если б уголовное дело в этот момент было открыто, то такое решение оказалось бы для Пономарева фатальным, совершенно точно подтверждая его вину.

Генпрокуратура зорко прячет

Каким же образом «схематисту» удалось спастись? В октябре 2013 года начальнику следственной части ГУ МВД по ЦФО Наталье Агафьевой пришел факс от заместителя генерального прокурора РФ Владимира Малиновского. В факсе утверждалось, что никакого мошенничества со стороны «Рукона» и Пономарева не было, а был «гражданско-правовой спор меж хозяйствующими субъектами». И, хотя следователи и придерживались другого представления, уголовное дело было одномоментно прекращено.

Но шведы не сдались и опять покатили в гору камень — возобновить прежнее уголовное дело так и не удалось, но в апреле 2014-го они достигнули возбуждения нового дела — на этот раз не в Москве, а во Всеволожском районе Ленинградской области, и в связи с более ранней историей. В деле исследуются происшествия заключения самого первого договора меж «ИСМ» и ИКЕА в 2006 году. Проверяется также законность платежей по этому договору.

Сначала дело развивалось полностью для себя хорошо, так как 8 мая Всеволожский районный трибунал по требованию следователей постановил арестовать счета Константина Пономарева (который, правда, пока не проходит по делу обвиняемым либо подозреваемым).

На этих счетах обнаружились 24,9 миллиардов рублей — те же, которые, по версии следствия, Пономарев получил в итоге мирового соглашения. Заметим, что ранее он утверждал, что эти средства «пошли на хозяйственную деятельность САЭ». Но уже этой весной полицейским удалось установить, что судьба млрд куда увлекательнее. Пономарев как директор САЭ передал их для себя же как физическому лицу «на хранение». После этого САЭ было ликвидировано, и средства оказалось возвращать некоторому — еще одна стильная схема полностью в духе нашего виртуоза.

Но высказывать уверенность в том, что конец его сказочки близится, было бы лишним оптимизмом. Камень шведов вновь приблизился к той критичной точке склона, откуда он ранее скатывался вниз. 15 мая Пономарев направил в следственный департамент МВД жалобу на сотрудника, ведущего его дело. Пономарев просит принять к следователю меры, также перенести рассмотрение дела в Московскую область.

По имеющейся у нас информации, оперативнее всех на жалобы Пономарева отреагировали прокурорские работники. Еще на прошлой неделе в следственных органах МВД Всеволожского района начали раздаваться телефонные звонки некоторых высокопоставленных служащих Генпрокуратуры. В общем, появились полностью очевидные симптомы того, что и 2-ое дело, затрагивающее Пономарева, может быть, как и 1-ое, закрыто — невзирая на несогласие следователей, по высокому оклику. Но дальше ситуация развивалась быстро, и уже в пн стало понятно, что прокуратура Ленинградской области сняла арест со счетов бизнесмена. Сразу было прекращено и уголовное дело о мошенничестве, в каком так и не появилось ни 1-го обвиняемого. Получали ли областные прокуроры на этот счет какие-то указания из Москвы, остается только гадать. А отважутся ли шведы еще на одну попытку — покажет время.

P.S. История противоборства Константина Пономарева и ИКЕА — совсем особенный случай. Поверить в то, что один бизнесмен вынуждает «ИКЕА Мос» выплачивать суммы, превосходящие все годичные доходы ИКЕА в Рф — это немыслимо. Константин Анатольевич Пономарев благодаря своим широчайшим связям раз за разом приостанавливает иски шведской компании и дела стопорятся на ранешних шагах, не доходя до суда. Доколе это может длиться и какие у государя Пономарева последующие планы — пока непонятно. Но бизнесмен не лицезреет в этом процессе никакой собственной вины и «делать подарки» ИКЕА не хочет. А вот привлекательность Рф для зарубежных инвесторов из-за схожих действий может очень пострадать. Если уже не мучается.