Это переходит все границы

 

РИА АнонсыОколо 3 триллионов рублей раз в год недополучает русский бюджет из-за «сероватого» импорта и экспорта. К таким выводам пришли сотрудники РАН и специалисты, изучавшие администрирование внешнеторговых грузопотоков по поручению координационного совета Комитета Госдумы по транспорту.

Федеральная таможенная служба с выводами исследователей категорически не согласна. Таможня работает прозрачно, отлично и некоррумпированно, в полном согласовании с потребностями законопослушного бизнеса и страны, говорят представители ведомства.

 

На сегодня поступления от внешнеторговой экономической деятельности составляют приблизительно половину федерального бюджета. 60% этих поступлений — от экспорта, а экспортируем мы в главном сырье (а именно, нефть и газ), поэтому роль таможенных органов в администрировании экспортных платежей не так значительна. Другое дело — импорт. Экономные доходы от него в разы меньше, а вот «сероватые» схемы используются еще почаще.

«Создавая огромное количество осложнений честным участникам ВЭД (внешнеторговой экономической деятельности. З.Б.), таможенная служба слабо защищает экономику Рф от незаконного экспорта и импорта. <…>

В особенности недовольны состоянием и уровнем таможенного администрирования представители малого и среднего бизнеса, которые более беззащитны перед чиновничьим произволом. <…> Воздействия управления ФТС Рф, направленные на создание исключительных критерий для приближенных компаний, разрушают рынок и конкурентнсть, вызывают конфликт интересов и затрудняют движение грузов», — говорится в выводах научно-исследовательской работы «Администрирование внешнеторговых грузопотоков», приготовленной коллективом Экспертно-аналитического центра по модернизации и технологическому развитию экономики «Модернизация».

Чтоб было понятно: утраты от внедрения «сероватых» схем, которые ученые оценили в 3 трлн рублей, — это приблизительно четверть доходов федерального бюджета.

— Примерно установить объем «сероватого» импорта-экспорта не так трудно, это в состоянии сделать обсолютно любой человек, — разъясняет президент ЭАЦ «Модернизация» и один из соавторов исследования Александр Чуев. — Все наши выводы основаны на данных 2011 года, по 2012-му пока не хватает начальных цифр. Как мы считали? Ассоциировали официальные данные ООН и ВТО по ввозу и вывозу из Рф продуктов и материалов разных групп с цифрами, которые публикует Федеральная таможенная служба. Разница по многим товарам очень значимая — это и есть объем «сероватого» импорта-экспорта. Наши числа не на 100 процентов точны, но представление о реальной ситуации дают.

Так, по данным исследователей, в 2008 году незаконный импорт одежды составил 75,7%, оборудования — 43,5%. Незаконный экспорт морепродуктов (это на базе сравнения данных японской и русской таможни) — 72,7%, а особо ценного камчатского краба — 94,8%.

Вобщем, невзирая на полностью прозрачную систему оценки объемов незаконных продуктов, начальник управления по связям с общественностью ФТС Александр Смеляков считает, что специалисты впустую издержали время: «Исследование носит претенциозный и личный характер. Оно основано лишь на тех данных, которые дает бизнес. И какой бизнес? Законопослушный бизнес наша работа устраивает. Не так давно проводилась оценка того, как производится Дорожная карта «Улучшение таможенного администрирования». Проделанная нами работа была высоко оценена, мы сделали все, что могли. А то, что не сделали, — зависит не от нашего ведомства».

По мнению профессионалов, настолько высочайшая распространенность «сероватых» схем связана не только лишь с алчностью либо незаконопослушностью бизнеса, но так же и с тем, что никакого стимула провозить продукт через границу законно у бизнесменов нет.

«Таможня в ряде всевозможных случаев, без достаточных на то оснований, задерживает выпуск либо совсем не выпускает грузы и доводит до решения об их конфискации. При всем этом таможенные органы и их руководители не несут никакой вещественной и индивидуальной ответственности за безосновательные убытки, которые наносят участникам ВЭД и экономике страны в целом. <…> Многие предприятия-участники ВЭД для выживания в сложившихся условиях обязаны уходить в незаконные схемы, а транзитные грузы направлять в обход нашей местности. <…> Задержка транзитных грузов на шаге таможенного контроля добивается 7 суток — столько же, сколько груз идет от Владивостока до Бреста».

«Я не слышал о пробках на границе. У вас устаревшие данные. Сейчас всего 0,1 процента транзитных грузов подвергается таможенному досмотру. Это даже меньше, чем в США, — там инспектируют 2%», — парирует официальный дилер ФТС Александр Смеляков.

Специалисты не один раз указывают на то, что Наша родина очень неэффективно употребляет собственный транзитный потенциал, который, «по другим подсчетам, может составить около 850 млрд баксов США в год. Развитие транзитного потенциала — это один из главных частей избавления страны от сырьевой зависимости». $850 миллиардов — это 27 трлн рублей (по нынешнему курсу), что более чем вдвое (!) превосходит запланированные доходы федерального бюджета на 2013 год.

Представляя свою работу, исследователи делают важную обмолвку: все утраты из-за нерационального администрирования ВЭД, фактические и потенциальные, это не только лишь проблемка таможенной службы. Нужно улучшать законодательство.

«То, что они предлагают, приведет к полному хаосу и развалу массивного муниципального органа», — считает государь Смеляков.

В конце апреля депутат-справедливоросс Сергей Миронов направил результаты исследования Владимиру Путину, который «отписал» их собственному ассистенту Эльвире Набиуллиной (до того, как было принято решение назначить ее главой Центробанка). Будут ли на основании доклада приняты какие-либо меры, пока непонятно.


_______________________________________________________________________________
 

P.S. С научно-исследовательской работой "Администрирование внешнеторговых грузопотоков" можно ознакомиться тут.