Галера свернула с пути реформ

 

Правительство в очередной раз берется за реформирование пенсионной системы. Так как приперло: недостаток Пенсионного фонда, покрываемый из федерального бюджета, в этом году перевалит за триллион, и, если ничего не делать, год от года цифра будет только расти.

Это понимают все, но одного рецепта спасения у правительства нет, а есть два противоборствующих лагеря. Оплотом первого выступает Минфин: Антон Силуанов исходит в целом из того, что необходимо развивать муниципальную накопительную систему и при всем этом аккуратненько, где может быть, снижать нагрузку текущих выплат. А именно, провести ревизию преждевременных пенсий, прирастить с 19 до 21 года так именуемый коэффициент дожития и немного сбавить скорость индексации пенсий. В качестве несиюминутной, но неминуемой меры в Минфине, по информации «Новейшей», рассматривают и увеличение пенсионного возраста, но это единственный нюанс реформы, по которому свою и незыблемую позицию имеет президент Владимир Путин: ни за что.

В оппонентах Минфина — ПФР, Минтруд, также переместившиеся в администрацию президента Татьяна Голикова и Эльвира Набиуллина. Их основная мысль заключается в том, что накопительная система себя не оправдала, а отвлечение в нее части страховых взносов в значимой степени приводит к росту недостатка Пенсионного фонда. Потому они предлагают практически устранить накопительную часть, сделав ее добровольческой, а поступления пустить на текущие выплаты.

На этой неделе Минтруда и ПФР представили в правительство «Стратегию развития пенсионной системы Рф до 2030 г.». В объемном документе есть много любознательных и дискуссионных вещей, таких, к примеру, как увеличение взносов для работников вредных производств и самозанятого населения, введение понятия «нормативный стаж работы». Мы поведаем об этом раздельно, когда стратегия будет утверждена. Но главный момент все таки — так именуемый «страховой маневр», а на самом деле — похороны накопительной системы.

Предлагается, что на наиблежайшие три года размер взносов в накопительную часть будет снижен с 6% до 2%, а потом «по дефлоту» и совсем ликвидируется. Тем, кто все таки захотит иметь накопительную часть по прежней схеме, необходимо будет писать заявление, при всем этом их к тому же «накажут» необходимостью доплачивать по 2% уже не за счет работодателя, а из собственного кармашка. Число желающих работать по такой схеме навряд ли превзойдет статистическую погрешность, и еще через пару лет накопительная система в ее сегодняшнем виде, разумеется, отомрет сама собой.

В утешение создатели стратегии предлагают гражданам участвовать в корпоративных и личных планах, другими словами ложут ответственность за будущую надбавку к пенсии на их самих и на работодателей.

Но, на самом деле, создатели стратегии предлагают возвратиться к традиционной солидарной системе и сохранить ее прямо до 2030 года. Это не стратегия реформы, а тривиальный отказ от нее.

Специфичность русской демографии такая, что количество работающих опускается вниз по наклонной, а количество пожилых людей вырастает, и это с неизбежностью законов математики ведет к ситуации, когда количество работающих и пожилых людей сравняется. Может, это случится в районе того самого 2030 года, может, ранее. Тогда и придется или наращивать налоги, прямо до половины заработной платы, что фактически нельзя, или — да, урезать пенсии.

То, что происходит, когда раздутые социальные обязательства натыкаются на реальный недочет средств, мы уже на данный момент можем созидать на примере Москвы. На этой неделе правительство столицы объявило о внедрении «ценза оседлости» для пожилых людей: так именуемую «лужковскую прибавку», позволяющую получать более 12 тыщ рублей за месяц, будут назначать только тем, кто был прописан в городке более 10 лет. Остальным придется наслаждаться прожиточным минимумом москвича, который составляет 6499 рублей. А то, как видите, некоторые москвичи прописывают в городке старых родственников, чтоб наращивать их пенсии за счет столичного бюджета.

И чем поближе к 2030 году, тем больше схожих историй мы будем следить. Количество «ошибок в системе» будет нарастать, и поменять ее в какой-то момент все равно придется. Только с каждым годом это будет делать все труднее и дороже. Расчет создателей стратегии, видимо, на то, что к тому моменту они уже разлетятся из Белоснежного дома на золотых парашютах.

А вот Владимиру Путину, не исключающему себе возможности усидеть на облюбованной скамье галеры до 2024 года, стоит задуматься: отлично ли заходить в историю в качестве президента, оставившего несколько поколений людей, которые совместно с ним поднимали Россию с колен, без достойной пенсии.