Газфронт


РИА Анонсы

Сначала марта, сразу же после аннексии Крыма, я написала о том, что одним из самых конструктивных ответов Запада на российскую внешнюю политику может быть пересмотр отношений с Ираном. В данном случае иранский газ, расположенный куда поближе к Европе, чем Ямал (и занимающий, согласно новым данным BP, 1-ое место в мире по доказанным припасам), сумеет вытеснить Россию с евро рынка за 10 лет.

С того времени Англия открыла в Тегеране посольство, а США сняли ряд санкций и серьезно рассматривают возможность оказания иранской военной помощи Ираку. Нормализация отношений с Ираном движется вперед семимильными шагами.

Я также писала о том, что одним из основных ответов Путину будет вытеснение Рф с евро рынка газа. На днях, под нажимом Европы, Болгария отказалась строить «Южный поток». И сейчас Путин срочно едет в Австрию, чтоб обсудить этот вопрос.

Проектируемая мощность «Южного потока» — 63 миллиардов куб. м в год. Совокупная мощность газопроводов, ведущих из Рф в Европу, составляет 250 миллиардов кубов в год. При всем этом в прошедшем году по этим трубам было прокачано всего 138 миллиардов куб. м. Другими словам, исходя из убеждений экономики строительство «Южного потока» смысла не имеет, зато оно имеет смысл исходя из убеждений неконвенциональной газовой войны, которую ведет Кремль против Украины. «Южный поток» пойдет в обход Украины, что, по логике Кремля, даст возможность поставить ее на колени.

Проблемка Кремля заключается в последующем. Кремль желает получать за газ средства, как за продукт, и заодно получать наслаждение, как от войны.

Но так не бывает. Не поэтому, что продукт не может быть орудием, а поэтому, что тогда он перестает быть продуктом. А торговля перестает быть торговлей — процессом, в каком выигрывают обе стороны, и становится войной — процессом, в каком выигрывает только одна сторона (а время от времени проигрывают и обе).

Если одна сторона употребляет продукт как орудие, то другая сторона в какой-то момент начнет обороняться. Война — это такое действие, которое изредка не бывает обоюдным. Когда заместо газа вы покупаете бомбу, детонатор которой остается в Кремле, то в какой-то момент вы ее перестанете брать, и у стороны, продающей бомбу, в конце концов не остается ничего — ни бомбы, ни орудия, ни детонатора, ни выгоды от продукта.

Европа закончила строить иллюзии относительно русского газа с 1 января 2006 года, когда Кремль перекрыл его Украине. С этого момент толика «Газпрома» в газовом балансе Европы только падала и свалилась на нынешний момент с 39% до 25%. Не считая этого, энергобаланс Европы сдвигается в сторону ухода от газа, не столько из-за фанатизма «зеленоватых», сколько как раз из-за того, что источниками газа для Европы являются не всегда вменяемые режимы. Так, в Германии за 1-ые 5 месяцев этого года на газовых электрических станциях было произведено 15,1 тераватт-часов электроэнергии, на солнечных — 13,5 тераватт-часов, на ветровых — 24,2. Совокупно солнечная и ветровая энергия более чем в два раза опередили газ, и утверждение Владимира Путина о том, что «ни дрова, ни сушеный навоз не поменяют углеводородов в наиблежайшие 15—25 лет», изготовленное в феврале 2010 года, представляется несколько неосмотрительным.

На этом фоне русские власти продолжают действовать с самоуверенностью балованного малыша, который уверен, что он может разбить в шкафу все банки с вареньем и сказать, что это сделал Пушкин. Они употребляют газ как орудие и продолжают быть уверенными, что этому никто не только лишь не воспротивится, но так же и не увидит.

Например, как раз в то самое время, когда Европа давила на Болгарию с целью запрета «Южного потока» и Кремлю было принципиально показать Европе ненадежность Украины как газового поставщика, в Украине был взорван газопровод. (Это становится уже традицией: как какие-то страны вызывают неудовольствие Кремля, так они сами у себя начинают взрывать трубопроводы. Напомню, что нефтепровод Баку—Тбилиси—Джейхан был взорван на местности Турции 6 августа 2008 года, за два дня до российско-грузинской войны.)

Сегоднящая эскалация неконвенциональной войны с Украиной — новое выдвижение войск на границу — также прямо связано с переговорами по газу с Украиной. Русские бюрократы на переговорах фактически прямо говорят: «Желаете, чтоб танки пропали,  подпишите контракт на наших условиях».

Но навряд ли взрывающиеся газопроводы либо танки укрепят репутацию Рф как надежного торгового напарника.

И во всем этом еще есть одно событие, очень пугающее. Совершенно не так давно Путин подписал с Китаем договор на поставку природного газа по стоимости  350 баксов за 1000 кубов — даже дешевле, чем на данный момент со скидкой предлагается газ Украине. При всем этом месторождения, из которых подразумевается добывать газ, не освоены, а трубопровод, по которому он будет идти, — не построен. Аналитики оценивали «точку безубыточности» китайского договора в 370—380 долл. Для того чтоб договор был наименее убыточен, Путин даже отменил для китайского газа НДПИ — основной налог при добыче углеводородного сырья.

Другими словами, создавалось воспоминание, что убыточный и не приносящий бюджету налогов договор был подписан для того, чтоб люди в окружении Путина могли заработать на строительстве газопровода «Сила Сибири», подготовительная цена которого составляет 30 миллиардов долл. (В пересчете на 1 км это в 7,5 раза дороже, чем китайский газопровод из Туркмении.) Это воспоминание только усиливалось из-за заявлений о том, что газопровод «Сила Сибири» будет строиться, даже если договор не будет подписан.

То же самое с «Южным потоком» — не успела Болгария отказаться от строительства, как исполнительный директор Wintershall г-н Зеле заявил, что консорциум продолжил строить морской участок трубы даже при запрете со стороны Болгарии. В переводе — продолжит сбрасывать средства в море, даже если газопровод никуда не поведет.

Создается воспоминание, что газовая политика Кремля мучается сразу же от 2-ух тяжелых болезней. Во-1-х, Кремль упрямо продолжает использовать газ как орудие и не замечает, что это орудие у него просто перестают брать. Во-2-х, создается воспоминание, что в итоге неумеренного потребления чрезвычайно крепких газово-геополитических иллюзий в Кремле сформировалась группа людей, чьи деловые интересы намертво связаны с освоением экономных средств на строительстве газопроводов. И по сути мы уже не строим газопроводы в обход Украины, чтоб иметь возможность поставить ее на колени, а напротив — объявляем Украине войну, чтоб иметь возможность освоить средства на строительстве «Силы Сибири» и «Южного потока».