Где Европа, а где Китай

фото: EPA

Решения зрели издавна. Евросоюз задумывался как уменьшить газовую зависимость от Рф, а Газпром и Кремль пробовали выйти на покупателей в Азии. К этому вела логика расширения политической и идейной пропасти. Украинский кризис подтолкнул к решениям. Как пожар в доме подталкивает охладевших друг к другу супругов начать бракоразводный процесс.

На конференции по энергобезопасности в Брюсселе собрались бизнесмены от энергетики и бюрократы энергетических ведомств государств ЕС. Энтузиаст изготовления союзного энергетического рынка, премьер-министр Польши Дональд Туск, уверял аудиторию, что украинский кризис – это как раз повод для диверсификации европейской энергетики и слома унаследованной от «прохладной войны» системы длительных газовых договоров меж правительствами государств Европы и Рф. Он именовал такие договоры, заключаемые потаенно, препятствием для общего энергетического рынка ЕС.

«Разве газ заслуживает больше защиты, чем банковская потаенна?», — рассуждал Туск, намекая на прорыв ЕС во взломе банковской потаенны в интересах налоговиков и налогоплательщиков.

Из-за отсутствия общего рынка энергоэлементов Европа раз в год теряет 30 млрд евро. Лишние цены на русский газ сказываются на конкурентоспособности ЕС и уровне занятости. Зависимость от Рф в области энергетики  делает неосуществимым применение к ней «брутальных» санкций в связи с украинскими событиями, уверял Туск.

Но внимание аудитории одномоментно отвлеклось на другую тему. Бизнесмены и бюрократы отрешенно листали айпады. Как раз пришло сообщение из Шанхая о тридцатилетнем газовом договоре меж Россией и Китаем на 400 млрд баксов.

На привыкание к новым реалиям будет нужно некое время. Европейцы болезненно консервативны в политических стереотипах. Даже если 30 млрд евро в год больше, чем 400 млрд баксов в 30 лет. Даже невзирая на то, что русский газ нескоро потечет в Поднебесную, а если потечет, то не с тех месторождений, с которых поступает в Европу…

Все равно, европейская энергетическая элита была не готова, министры и бизнесмены воздерживались от комментариев, просили время на размышления. Они желали веровать, что украинский кризис – это преходящее, политические страсти и споры о ценностях в какой-то момент улягутся и все возвратится на круги своя. Китайский фактор, даже пока декларативный и малосодержательный, не укладывался в обычную схему.

Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, который по истечении десятилетнего мандата поднял градус критики Кремля, выступил на конференции с разъяснением собственного ответа на послание Владимира Путина главам 18 государств ЕС. Выделил, что ответил не от себя и не от 18 избранных Путиным, а по поручению и от имени всех 28. После мантры о том, что европейцы не позволят использовать энергетику в качестве политического орудия, примирительно заявил, что для ЕС «очень принципиально» согласие меж Москвой и Киевом о поставках и транзите и он готов посодействовать поиску.

Еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер был еще больше прагматичен. Он заявил, что какие-бы экономические санкции ЕС ни придумывал против Рф, они не должны затрагивать энергетику. Он против мельчайшего сокращения поставок. Как при Брежневе бранились, протестовали против удушения Пражской весны, но брали у Москвы газ и исправно платили, так и будем. Европа не готова прямо на данный момент конструктивно уменьшить зависимость.

По данным Евростата, в 2009 году толика ввезенного газа в общем потреблении ЕС составила 63,4%, в 2012 году – 65,8%. В этом объеме русский газ составил 30% против 22% в 2010 году. Другими словами, зависимость только выросла. Сейчас более 10-ка государств ЕС зависят от Газпрома на более чем половину потребляемого газа.

Шанхайский договор поверг в ступор европейских консерваторов от энергетики, но воодушевил тех, кто за слом старенькой системы отношений с Москвой.

Польский премьер Туск и его единомышленники в других странах продолжают настаивать на разработке общего энергетического рынка ЕС. Они убеждены, что слабость Европы в том, что отдельные страны, как и в прошедшем веке, ведут по одиночке торг с Газпромом. Нужен единый союзный орган, контролирующий закупки газа.

Пока политика в области энергетики остается в руках государственных правительств. Не они все за союзный энергетический рынок. Газпром действует по принципу «дели и владычествуй», устанавливая различные цены для различных государств. С кого-либо берет гораздо меньше, и им уже неинтересно равнение на большая часть. Литва подала на Газпром в трибунал, утверждая, что платит на 35% дороже, чем Германия. Антимонопольное ведомство ЕС проводит по иску восьми государств расследование в отношении Газпрома, которое угрожает русской монополии многомиллионным штрафом за внедрение доминирующих позиций на рынках восточноевропейских членов ЕС.

ЕС желает прозрачных рыночных отношений в энергетике, к чему ведет логика европейской либеральной экономической модели. Дела меж Россией и Китаем строятся на базе другой модели.

При всей сдержанности в вопросе об изменении модели закупок газа еврочиновники сказали, что готовят обширную бумагу с предложениями о сокращении энергозависимости ЕС от Рф к совещанию глав стран и првительств государств союза. Оно состоится 26 июня и будет посвящено данной теме.