Гонка прогнозов Как ведущие экономисты России пытались поспеть за крахом рубля


ИТАР-ТАСС

Вопреки ожиданиям многих профессионалов, но зато в полном согласовании со своими же обещаниями (что в русской системе госуправления — большая уникальность) Центробанк подтвердил, что отпускает рубль в свободное плавание, которое на некое время перевоплотился в свободное падение.

Шок испытали не только лишь граждане, но так же и проф спекулянты, которые длительное время игрались против рубля, рассчитывая, что у ЦБ (либо у высшего управления страны) сдадут нервишки и регулятор выйдет на рынок с масштабными интервенциями, которые посодействуют игрокам зафиксировать прибыль. Но спекулянты оказались наказаны, а многие специалисты — осрамлены.

Естественно, 2014 год оказался максимально сложным для прогнозирования: «темные лебеди» (действия, которые фактически нельзя угадать), можно сказать, сбивались в своры. Все же «Новенькая» провела аудит рынка «авгуров», исследовав эволюцию прогнозов по самому «жаркому» макроэкономическому показателю — курсу государственной валюты.

Как все начиналось

Вернемся в дальний декабрь 2013-го, когда Минэкономразвития опубликовало уточненный полный прогноз на последующий год. Обновлению подвергся среднегодовой курс бакса к рублю как за 2013-й, так и за 2014 год: с 32 до 31,8 и с 33,4 до 33,9 рубля за бакс соответственно. Итак, после периода умеренного ослабления бакса в 2013-м аналитики не сомневались в смене тенденции на обратную в будущем году. Но не достаточно кто тогда мог предвидеть, каких масштабов скоро достигнет девальвация русской валюты.

Некоторые видные русские экономисты уже сначала 2014 года начали равномерно лупить тревогу по поводу замедляющихся темпов роста русского ВВП и стремительных по тем временам темпов ослабления рубля. Так, в февральском интервью «Эху Петербурга» прошлый ректор РЭШ Сергей Гуриев предупреждал о возможности еще больше сильных колебаний на денежном рынке в случае негативных новостей о нефтяных котировках и об вкладывательном климате в Рф (курс бакса вырос с 32,7 в январе до 35,5 рубля на конец февраля). При отсутствии же сильных потрясений эксперт предсказывал падение рубля в рамках инфляции, объясняя ситуацию последующими причинами: риск понижения уже упомянутых нефтяных котировок, растущий уровень оттока капитала из страны и, в конце концов, планы ЦБ по переходу на гибкий курс рубля. Синергия этих причин безизбежно вела к рецессии.

Еще ранее, в конце января, узнаваемый экономист Сергей Алексашенко писал в собственной колонке в «Коммерсанте»: «Причина ослабления рубля в том, что Наша родина не использовала исторический шанс и проела поток нефтедолларов, который на нее пролился в тучные нулевые годы. А означает, надежд на то, что за счет роста несырьевого экспорта позиции рубля укрепятся, фактически нет». Но справедливости этих прогнозов еще предстояло проявиться полностью.

Поближе всех к правде оказался эксперт по денежным рынкам Степан Демура, который еще в августе 2013-го (!) заявил «Комсомольской правде» последующее: «Думаю, что до конца года бакс может вырасти до 36 рублей, а в будущем году — до 43 рублей. В 2015 году «янки» может подорожать до 58 рублей». Фактически в яблочко, как говорится. Такой прогноз он мотивировал сильным оттоком капитала из страны, а определенные числа — предсказуемостью денежных рынков. Напористые советы аналитика хранить сбережения в баксах стопроцентно оправдались.

В экспертном обществе высказывались и обратные представления. Прошлый министр денег РФ Алексей Кудрин в конце февраля сказал «Интерфаксу», что не лицезреет последующих обстоятельств для девальвации рубля: «Какого-то предстоящего сурового падения, на мой взгляд, не происходит, потому я не вижу огромного потенциала понижения. Даже вижу, что в течение года может быть отход назад. Приблизительно 35 будет в среднем по году» (в конце сентября Минэкономразвития также подымет собственный прогноз с 33,9 до 35,7 рубля за бакс США). Эксперт предугадывал возможность предстоящего ослабления при суровом понижении цен на нефть, которое он тогда, но, считал маловероятным.

30 января глава Сбербанка Рф Герман Греф на встрече с журналистами в Ново-Огареве по окончании заседания президиума экономического совета заявил: «Я не вижу базовых трендов к ослаблению рубля. У нас обычная ситуация. Вопрос не в рубле — вопрос в том, что все валюты развивающихся рынков из-за оттока падают», — докладывают на портале Quote.rbc.ru. Все же Греф настаивал на продолжении интервенций ЦБ на денежном рынке. «Нужно глядеть на фундаментальные причины. Если бы у нас был недостаток платежного баланса — тогда да. Но у нас профицит. Потому так либо по другому ситуация на рынке стабилизируется», — разъяснял свою позицию глава Сбербанка.

Относительно правдоподобным оказался прогноз ВТБ24, опиравшийся на тренд к ослаблению рубля и росту бакса по отношению к евро, основанный на положительных сигналах развития американской экономики. «По нашим прогнозам, в этом году коридор конфигурации пар рубль—бакс составит 34—39 рублей, среднее значение по году мы ожидаем 36,5 рубля. По евро—рубль коридор 44—50, среднее значение по году — 47 рублей», — заявил «ФедералПресс» Алексей Михеев, эксперт Вкладывательного департамента ВТБ24.

Главный экономист русского подразделения Deutsche Bank Ярослав Лисоволик пророчил денежной паре EUR/USD падение ниже отметки 1,3 уже в первом квартале текущего года на фоне сворачивания программки количественного смягчения ФРС США, как сообщалось ранее на портале finanz.ru. Его прогноз о том, что в наиблежайшие годы бакс будет укрепляться резвее евро, подтверждается сегодняшними цифрами (EUR/USD — приблизительно 1,2442 на 07.11.14).

Последовательное погружение

Много профессионалов связывали ситуацию с рублем с планами ЦБ по переходу на плавающий курс рубля. Посреди их — директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев. В конце января он писал для «Форбс»: «И неуж-то никто не слышал не один раз декларировавшееся намерение Банка Рф перейти к свободному курсообразованию? <…> В конце концов, неуж-то кто-то серьезно считает, что освобождение рубля в сегодняшних условиях может привести к его укреплению? <…> Ведь стоимость на нефть, уверенно закрепившись за 100-долларовой отметкой, там и застряла и выше уже не идет. <…> Самосбывающийся девальвационный прогноз может привести к зашкаливанию обменного курса — подобного сценария обсолютно любой центральный банк, сколь бы ни была сильна приверженность к свободному плаванию валюты, должен всеми средствами избегать».

В свою очередь, президент компании экспертного консультирования «Неокон», узнаваемый экономист Миша Хазин, в январе достаточно разносторонне высказывался по поводу политики ЦБ и ее последствий для экономики. «Есть два вопроса, ответа на которые нет. Вопрос 1-ый: какая в нашей стране финансовая политика? Вопрос 2-ой: необходимо ли в рамках этой политики проводить девальвацию?» — говорит Хазин газете «Взгляд». «Я не знаю, какая у нас сейчас финансовая политика: ни у правительства, ни у Центрального банка нет никакой понятно объясненной политики. Соответственно, если нет направления движения, нельзя сказать, верно ли поставлен определенный парус».

В эфире «Радио Рф» эксперт высказал предположение, что такая путаница в муниципальных ведомствах появилась не случаем: «У правительства нет другого выхода. В конце концов, условно говоря, к концу этого года — или Путин, или правительство. Я не знаю, может, они решили, что их полностью устроит, чтоб они остались, а Путина не было бы? Сейчас бац! Девальвация на 30 процентов, объявление дефолта, люд выходит на Красноватую площадь». По последней мере с девальвацией Хазин вправду угадал.

Воздействия ЦБ приводили в смущение и некоторых банковских аналитиков. Еще сначала года главный экономист Sberbank CIB Евгений Гавриленков гласил о том, что очень уж много причин, включая конфигурации политики ЦБ, оказывают влияние на курс, и с надеждой добавлял: «Если политика ЦБ станет более поочередной и логичной, предстоящего сурового ослабления рубля мы не ожидаем», — докладывали «Ведомости» в конце января.

Но уже 31 октября на портале exocur.ru сообщалось, что управляющий ВТБ24 Миша Задорнов на пресс-конференции с журналистами выразил свое мнение по поводу отправки рубля в «свободное плавание». Глава банка был уверен, что такая мера является неотклонимой и нужной в текущих условиях. Задорнов считает, что перепродажа рубля может послужить основной предпосылкой для его «оживления» еще до окончания текущего года, в то время как рубль заплыл уже поглубже некуда.

Крымский Рубикон

Логично, что быстрое развитие событий на Крымском полуострове в марте 2014 года только утвердило профессионалов в собственных самых пессимистичных прогнозах. Еще до референдума с следующим присоединением местности Крыма к РФ, но уже после возникновения там миролюбивых «зеленоватых человечков», Гуриев писал в «Форбс» о практически неминуемом незамедлительном падении курса рубля: «Этот эффект все россияне увидят очень скоро — и в обменных пт, и на ценниках привезенных из других стран продуктов». В чуток более позднем интервью для радио «Свобода» Гуриев, но, немного оговаривается: «Санкции, которые будут введены, скажутся на курсе рубля. Курс рубля, непременно, снизится, курс бакса, непременно, повысится по отношению к рублю. Но не стоит ждать катастрофы в том смысле, что рубль навряд ли ослабеет в разы».

Как эти прогнозы, так и тезис профессионала об «абсолютной непредсказуемости» действий русского управления с того времени подтвердились не один раз. Сергей Алексашенко также поделил опаски Гуриева в «Коммерсанте» в конце марта: «За последние 12 месяцев к бивалютной корзине рубль девальвировался на 20%. <…> Понимаете, я не завидую российскому рублю…» И дело здесь не в росте американской экономики: «Понятно, что в случае с курсом рубля бревно необходимо находить в собственном глазу», — убежден экономист.

Но здесь доктор парижского университета Sciences Po Сергей Гуриев и прошлый доктор ВШЭ Сергей Алексашенко сталкиваются с Сергеем Глазьевым — советником президента по вопросам региональной экономической интеграции — в качестве оппонента. Пока Гуриев пробует предостеречь Россию, рисуя последствия возможных западных санкций, а Алексашенко сокрушается по поводу предстоящей судьбы русской валюты, Глазьев в мартовском интервью БФМ заявляет, что суровые меры со стороны США подпишут баксу смертельный приговор: «Снова подчеркну: попытка ввести суровые денежные санкции против Рф повлечет падение доверия к баксу. <…> …И это будет сигнал для всего мирового рынка сбрасывать баксы. Я убежден в том, что эти санкции введены не будут в сколь-либо суровом масштабе».

Пока по всей стране велись огненные политические дебаты на тему Крыма и Украины, рубль размеренно продолжал катиться вниз. Отток капитала за январь и февраль превысил 35 миллиардов баксов, а объем денежных интервенций с января по конец марта составил более 42 миллиардов баксов, более 25 миллиардов из которых — только за март. И все вышеперечисленное, напомним, при довольно больших ценах на нефть. Но так же и это, как оказывается, не предел.

Что было далее, вы, естественно, понимаете. Присоединение Крыма показалось «невинной шалостью» по сопоставлению с событиями на востоке Украины. Против Рф были введены несколько пакетов западных санкций, на один из которых русские власти ответили очень резко, ограничив ввоз зарубежной продукции.

Денежные барьеры Запада становились все более непролазными. Как гласил Гуриев в августе в интервью «Дождику», «ситуация с оттоком капитала драматическая в этом году, если пессимистические прогнозы не оправдаются, а будут превзойдены исходя из убеждений противоборства Рф и Запада». И правда, еще в апреле Минэкономразвития вынуждено было поднять прогноз по оттоку капиталов с 25 миллиардов баксов до 100, а специалисты ВШЭ не так давно представили собственный прогноз в 110 миллиардов.

По поводу курса валют Гуриев гласил «Дождику» последующее: «В 2014 году русское управление будет стоять перед выбором: вводить ограничения на конвертируемость рубля либо значительно снижать курс рубля, позволять курсу рубля значительно снизиться. Это очень противный выбор, так как ограничение конвертируемости рубля приведет к панике посреди инвесторов и к существенному недовольству русского бизнеса и среднего класса». Как мы знаем сейчас, русские власти предпочли 2-ой вариант.

Приблизительно в тот же период экономисты Sberbank CIB пересмотрели свои прогнозы по рублю: предполагаемый курс русской валюты до конца 2014 года был скорректирован с 36,00 до 36,50 рубля за южноамериканский бакс. Согласно публикациям на веб-сайте РБК Quote, в октябрьском обзоре банка говорилось о понижении розничного спроса на валюту вопреки неустойчивости цен на нефть, а спектр колебаний курса бакса на конец такого же месяца определялся в 40,30—40,50 руб. На самом деле же все оказалось куда наименее оптимистично.

Наши дни

Осенью курсы евро и бакса по отношению к рублю чуть не каждодневно лупили исторические максимумы. В сентябре Минэкономразвития повысило собственный прогноз на среднегодовой курс бакса с 35,5 до 35,7 рубля в расчете из цены в 104 бакса за баррель нефти Urals. По базисному сценарию ведомства, в 2015 году курс составит 37,7, в 2016-м — 28,7 и в 2017-м — 39,5. Немного более реалистичным кажется так именуемый «вариант А», предусматривающий падение нефтяных котировок до 90 баксов/баррель — 40, 42,1 и 42,8 рубля за бакс соответственно.

30 сентября ассистент президента Андрей Белоусов высказал мнение о недооценке русской валюты при курсе  39 рублей за бакс: «Если желаете мое экспертное мнение, то я считаю: рубль на сей день вправду переослаблен. На данный момент ослабление рубля происходит на фоне некоего ажиотажа». Но, невзирая на все старания ЦБ, ожидаемого укрепления пока так и не вышло.

Риторика муниципальных экономистов и сейчас осталась примерно такой же. Так, 7 ноября министр денег РФ Антон Силуанов убедил «РИА Анонсы» в спекулятивном характере курсовых колебаний. «Я считаю, что сложившийся сейчас курс рубля несколько занижен, в последнее время ситуация покажет, что общее положение платежного баланса у нас довольно стабильно. <…> Я не сомневаюсь, что рубль в последнее время отыщет свое положение и будет укрепляться по сопоставлению с сегодняшними показателями». В тот же день Николай Солабуто, управляющий директор компании «Финам Менеджмент», в интервью телеканалу «Дождик» допустил рост курса бакса до 200 рублей к марту этого года.

А вот конкретный противник американской валюты Сергей Глазьев, не переставая ратовал за более конструктивные меры. В апреле советник президента подготовил свой план по защите от западных санкций, а 10 октября предложил властям зафиксировать курс на следующие пару лет, не страшась, в отличие от Гуриева, массовой паники инвесторов. «Объем денежных резервов сейчас в Рф в полтора раза больше объема валютной базы. Это значит, что при любом курсе Центральный банк способен его держать нескончаемо длительно. При условии, естественно, что он в границах разумных характеристик. Моя точка зрения — его необходимо просто зафиксировать, и на данный момент, исходя из прогноза платежного баланса, верно сказать рынку, какой будет курс на наиблежайшие 2—3 года».

Сергей Алексашенко остался верен собственному январскому прогнозу, добавив в него только несколько новых переменных: экономические санкции и сворачивание программки количественного смягчения в США. 2 октября он пишет в колонке «Газеты.ру»: «Чтоб сломать тренд на ослабление рубля в короткосрочной перспективе, в мире должны случиться суровые конфигурации в динамике нефтяных цен — они должны начать стремительно расти и превысить отметку 115—120 баксов за баррель».

Тем временем, как докладывало ИТАР-ТАСС в пятницу, два огромнейших розничных банка — Сбербанк и ВТБ24 — отмечают завышенный спрос населения на зарубежную валюту. По мнению аналитика «ВТБ Капитал» Максима Коровина, как раз этот фактор обуславливает крайнюю непостоянность курса рубля. Невзирая на тот факт, что еще летом наблюдались случаи, когда граждане не могли снять хотимое количество баксов либо евро (в некоторых филиалах валюта просто заканчивалась), в ВТБ24 утверждают: «Осложнений в подкреплении точек продаж нет, потребности в допзаказах тоже. Никаких ограничений вводить не планируем».

Коль скоро денежной системе РФ грозит дестабилизация, а паника посреди населения, провоцирующего трехкратный спрос на денежном рынке, все вырастает, остается только надеяться на скорейшее вмешательство ЦБ, уповает главный аналитик вкладывательного департамента ВТБ24 Станислав Клещев.