Инфляция как казино

Фото: РИА «Анонсы»

В пн началась новенькая эпоха в истории Банка Рф — его председателем стала Эльвира Набиуллина. Перед главой Центробанка стоят непростые задачки: создание денежного мегарегулятора, реализация дополнительной функции по стимулированию экономического роста и, конечно, противодействие инфляции. С одними неуввязками Центробанк и его новый управляющий управятся, другие вопросы, полагаю, так и останутся нерешенными. Инфляция — какой-то из них.

В русском Законе «О Центральном банке Русской Федерации (Банке Рф)» миссия Центробанка обозначена как «защита и обеспечение стойкости рубля, развитие и укрепление банковской системы Русской Федерации, обеспечение стабильности и развитие государственной платежной системы». Таргетирование инфляции либо целевое противодействие обесценению средств, происходящему в виде роста цен, вытекает из первого нормативного постулата.

Можно ли одними только усилиями Центробанка решить делему инфляции? Современная теория, иностранный опыт и русские реалии дают совершенно точно отрицательный ответ. Виной тому — ожидаемые от ЦБ воздействия, ограниченный антиинфляционный инструментарий и структурные особенности русской денежной системы.

Расширение валютного предложения

Требуемая от Центробанка валютная экспансия, целью которой так же стабильно, как и неверно, считается у нас стимулирование экономического роста, судя по недавнешнему опыту США либо ЕС, приводит только к повышению ликвидности на финансовом рынке, что, в свою очередь, содействует чрезмерному потреблению, росту спекулятивных операций и раздуванию очередных пузырей (на примере США — фондовый и ипотечный рынки). Экономическому росту в реальном секторе расширение валютного предложения, как это сейчас становится естественным, не содействует.

Не верите — проанализируйте на фоне масштабной валютной эмиссии недавнешние исторические максимумы американских фондовых индексов, существенное смягчение критерий предоставления ипотечных кредитов в США, также статистику заморского ВВП за последние месяцы. Восстановительный рост в Америке не случился. Больше того, ослабление денежно-кредитной политики привело к повышению риска инфляции, что стало одной из обстоятельств постепенного отказа монетарных властей США от политики количественного смягчения (QE). Выходит, или стимулирование экономического роста, или противодействие инфляции.

Количественное смягчение, кстати, практиковавшееся в 2008–2009 гг. и в Рф, служит не только лишь инфляционным стимулом, но также содействует оттоку капитала. Чтобы и тут не перегружать доказательной статистикой, рекомендую поглядеть статью «Золотуха» («Новенькая газет» от 06.04.2009), где наглядно показано, как в Рф в тот период при многотриллионных беззалоговых кредитах ЦБ коммерческим банкам уменьшались международные резервы и обесценивался рубль.

Фондовые активы

В дальнем уже 1989 году будущий глава Федрезерва Б. Бернанке (в соавторстве с М. Гертлером) доказали в журнальчике American Economic Review связь конфигураций масштабов кредитования с ценовыми колебаниями на фондовых площадках. Следующие действия в финансовом секторе подтвердили эти выводы: кредитование корпоративных заемщиков под залог ценных бумаг вытеснило предоставление ссуд под обеспечение реальными активами либо будущими финансовыми потоками. Обратной стороной медали стали бессчетные предкризисные margin calls, вызванные падением котировок корпоративных ценных бумаг, что в конечном итоге стало одним из детонаторов глобального денежного кризиса.

Выходит, Центробанку, сейчас трансформирующемуся в денежного мегарегулятора, будучи гарантом «стабильности государственной платежной системы», в час икс придется обеспечивать дополнительной необеспеченной ликвидностью фондовых спекулянтов со всеми вытекающими инфляционными рисками. По другому — новый банковский коллапс.

Очередной кредитный казус, не имеющий, правда, прямого отношения к инфляционному таргетированию. Именуется он «РЕПО», либо предоставление Центробанком ликвидности кредитным организациям под залог ценных бумаг с обязательством срочного оборотного выкупа по заблаговременно определенной стоимости. В случае существенного «проседания» фондового рынка банкирам прибыльнее не возвращать центробанковские ссуды, пусть даже с следующим непредотвратимым банкротством.

Денежный курс

Еще одна неразрешимая проблема. С одной стороны, Центробанк определяет обменный курс рубля, обеспечивая устойчивость нашей валютной единицы, с другой — в согласовании с упомянутым законом, «во содействии с правительством Русской Федерации разрабатывает и проводит единую муниципальную денежно-кредитную политику», что может означать в том числе ослабление государственной валюты. При этом уменьшение обменного курса может происходить по причинам, не имеющим дела к сфере ответственности ЦБ: от глобальной девальвационной гонки и выхода спекулятивных инвесторов с развивающихся рынков до пополнения бюджета и поддержки экспортеров.

Девальвация кроме конфигураций в структуре банковских пассивов (рублей становится меньше, валюты, соответственно, больше), также сжатия потребительского спроса разумно приводит к росту инфляции, что в особенности животрепещуще для Рф, где до 3-х четвертей продовольственного рынка крупных городов занимает импорт. Как ЦБ сумеет противодействовать инфляционному ускорению? Ростом ставки рефинансирования?

Добавим, что локальная курсовая турбулентность, наблюдаемая в Рф во 2-ой половине июня этого года, приводит к незапланированному «перестраховочному» увеличению цен импортерами, так как конвертация рублевой выручки может совпасть с однодневным укреплением курса рубля, а традиционное хеджирование денежных рисков уже «на берегу» значит дополнительные издержки.

Ставка рефинансирования

Представим, Центробанк отреагирует на незапланированный рост инфляции увеличением ставки рефинансирования, 1-го из немногих инструментов воздействия на ценовую динамику. К вероятным последствиям этого шага необходимо отнести ухудшение платежеспособности коммерческих банков, краткосрочный приток зарубежного спекулятивного капитала со скоротечным укреплением курса рубля и, самое главное, увеличение платы по кредитам, что нанесет удар по рентабельности реального сектора, другими словами замедлит экономический рост!

Очередное следствие увеличения ставки ЦБ — изменение соотношения сбережений и инвестиций. Совокупный объем сбережений и, как следует, расходы по их оплате вырастут, но вкладывательная активность, напротив, снизится, хотя бы вследствие уменьшения прибыльности реального сектора. О негативных результатах для совокупной налоговой базы и доходной части бюджетов всех уровней говорить лишне.

Вне зоны доступа

Понятно, что инфляция в Рф носит никак не только лишь монетарный характер. Не наименьшую, а может быть, даже огромную ответственность за рост цен несут правительство и местные органы власти. 1-ые закрывают глаза, а именно, на опережающий рост тарифов федеральных и региональных естественных монополий, 2-ые все активнее используют неналоговые меры по увеличению экономных доходов. Происходящий в наши дни скачкообразный рост платы за аренду городской недвижимости, применяемой в коммерческих целях, — из их числа.

Наивно считать, что «социально ответственные» предприниматели в символ протеста против кратного роста арендных ставок закроют свои ларьки и рынки и выйдут на улицы с прокоммунистическими девизами. Быстрее, они переложат возросшие издержки на потребителей, что приведет к незапланированному всплеску все той же инфляции. Центробанк и тут бессилен.

Другая «мертвая зона» — «сероватый» сектор и отчасти связанный с ним трансграничный переток капитала. Двадцатилетний бесславный опыт борьбы с «параллельным валютным оборотом» показал, что надзорный и регулирующий инструментарий Центробанка не способен воздействовать ни на масштабы «сероватого» сектора, ни на особенности его денежного механизма. А ведь «сероватый» сектор может как содействовать понижению инфляции (также оказывать влияние на неформальную занятость населения), так и катализировать инфляционные процессы.

…В 90-е годы страны, использовавшие инфляционное таргетирование в качестве базы монетарной политики (Австралия, Новенькая Зеландия, Англия, Швеция), достигнули тех же результатов в понижении роста цен, что и страны, где противодействие инфляции в ценностях не значилось (США, ЕС, Япония). Нам необходимо проанализировать мировой опыт, попытаться не наступить на чужие монетарные грабли и понять, что экономический рост, как и ценовая стабильность, зависят не от фрагментарных усилий раздельно взятого Центробанка, а от созидательной работы всей системы муниципального управления экономикой.