Как батька курс перетрахивал


Белоруссия, 2011 год. Фото: AP

А у нас было очень похоже: белорусский рубль весной 2011 года обесценился в три раза. Той зимой за один бакс давали 3000 белорусских рублей, а к концу весны — он уже стоил 8500.

Обменные пункты тогда жили собственной своей, очень напряженной жизнью. Люди записывались в очереди, получали порядковые номера, два раза в день приходили на перекличку, составляли графики ночных дежурств, приносили складные табуретки, ранцы с термосами и бутербродами — в общем, они там жили.

Если кто-то приходил сдавать валюту — 1-ый номер в очереди ее брал. А позже ожидали последующего.

Вобщем, тогда счастливые владельцы баксов и евро даже могли для себя позволить не идти в обменный пункт. Стоило помахать баксовой бумажкой где-нибудь на заправке, в парикмахерской, в медицинском центре и спросить, где ближний обменник, сотрудники здесь же начинали махать руками: «Что вы, что вы, для чего идти в обменник? Мы у вас сами купим валюту по отличному курсу!»

Позже люди привыкли к новенькому курсу — а куда им было деваться? Привыкли к плавной девальвации, привыкли при возникновении свободных средств сразу брать на их баксы, чтоб быть во всеоружии во время последующего кризиса. И вот ситуация в Рф этот самый кризис в Белоруссии, похоже, приблизила.

За два дня разница курсов меж официальным, нацбанковским, и коммерческим выросла до 6 с половиной процентов. Бакс, который на прошлой неделе банки брали по 10 800 белорусских рублей, в четверг и пятницу уже стоил 11 500. В среду некоторые банки остановили операции с русским рублем.

А у белорусских обменников опять появились очереди, еще пока без термосов и перекличек. Белорусы начали закрывать рублевые депозиты и или переводить их в баксовые, или просто забирать наличные.

В пятницу утром торги на валютно-фондовой бирже вообщем были отменены, многие обменные пункты — закрылись. В пресс-службе Нацбанка гласили, что необходимо подождать специального заявления. И оно появилось: Нацбанк Белоруссии объявил, что с 19 декабря вводится 30-процентный сбор при покупке валюты! Другими словами сдать баксы можно, например, по стоимости 11 500 белорусских рублей за бакс, а приобрести — при официально записанном на информационном табло курсе 11 900 — можно, заплатив еще 30 процентов банку. В пресс-релизе Нацбанка написано, что это все из-за Рф: «Исходя из ситуации, складывающейся в экономиках сопредельных стран, и сначала — в Русской Федерации, Правительством и Государственным банком Республики Беларусь принят ряд мер, направленных на недопущение развития негативных тенденций на денежном и финансовом рынках Республики Беларусь и увеличение привлекательности сбережений в белорусских рублях. С учетом возросшего спроса на зарубежную валюту на внутреннем денежном рынке принято решение о временном внедрении 30-процентного сбора при покупке валюты юридическими и физическими лицами».

Но было уже нечего брать. Так как сигналом к атаке на обменные пункты стали слова премьер-министра Белоруссии Миши Мясниковича, произнесенные еще во вторник. Когда в Рф началась денежная паника, Мясникович заявил, что финансовая безопасность Беларуси под опасностью и необходимо срочно активизировать экспорт за границы Таможенного союза. По словам главы правительства, за 10 месяцев сегодняшнего года «по странам Таможенного союза мы «просели» на 777 миллионов баксов, в том числе по Рф — на 739 миллионов. Мы недобираем очень огромные объемы экспорта в Российскую Федерацию, невзирая на то, что в физическом исчислении фактически по всем позициям поставляем больше продукции».

А министр зарубежных дел Владимир Макей вообщем предложил поменять Россию на Бангладеш. Так как в Бангладеш Беларусь поставляет калийные удобрения в огромных количествах, и товарооборот за 9 месяцев года составил 63 миллиона баксов с положительным сальдо в размере 23 миллионов. А еще правительство планирует поставлять в Бангладеш МАЗы и дорожную технику. И вообщем, заявил Макей, диверсификацией экспорта необходимо заниматься каждый день, а не когда у соседа грянет кризис.

Бангладеш — партнер, естественно, многообещающий. И товарооборот в 63 миллиона с положительным сальдо — это подходящий показатель. Но для сопоставления: товарооборот с Россией за тот же период составил 28,3 млрд баксов. При этом экспорт — 11 млрд. Это 48 процентов всего белорусского экспорта. И рынок подобного масштаба Белоруссии не отыскать никогда. Бангладеш, может, и купил бы еще более удобрений, но ему столько не надо. 2-ой по значимости для Белоруссии рынок — Украина: товарооборот за 10 месяцев года составил 4 млрд баксов. Но при ослабленной войной экономике этот рынок тоже стал для Белоруссии ненадежным.

Александр Лукашенко в четверг на совещании по экономическим вопросам востребовал перейти с Россией на расчеты в валюте, а не в русских рублях:

«Потому что мы платим за электроэнергию не в рублях, а в баксах. Было надо издавна работать и добиваться с их, чтоб они нам тоже платили в жесткой валюте — в баксах и евро. Мне докладывает правительство, что лед тронулся. Покупатели нашей продукции в Рф платят в баксах. Если в рублях — то в согласовании с курсом на сегодня, на нынешний час».

Вот только какой курс будет в некоторый день и час, предсказывать не берется никто. По меткому определению белорусского денежного аналитика Вадима Иосуба, курсообразование в республике — вопрос политический, а не экономический, и поэтому находится вне компетенции Нацбанка. А в таких условиях, когда имеется тупое политическое разрешение добавлять менее 10 белорусских рублей в день к курсу бакса, — обвал становится неминуемым.

Прогнозы белорусских экономистов на последующий год, беря во внимание финансовую ситуацию в Рф, колеблются меж «плохо» и «очень плохо». Зато белорусы успели скупить телеки и холодильники еще в прошедший кризис, 3 года вспять, и приучились брать валюту по случаю, просто для надежности. Так что сейчас они сумеют сберечь на бытовой технике: за 3 года она навряд ли устарела. И, в отличие от россиян, белорусы никогда даже на уровне мыслей ничего не подсчитывали в государственной валюте: на вопрос «За сколько купил?» — всегда следует ответ в баксах, а не в миллионах белорусских рублей. А если с Бангладеш все сложится так, как фантазирует правительство, белорусы стремительно начнут на уровне мыслей преобразовать местные цены в бангладешские таки и пайсы.

Россиянам еще только предстоит этому научиться.