Как бычка на убой


Петр Саруханов — «Новенькая»

Вопрос «Когда наступит кризис?» — стал пользующимся популярностью прошлым летом. При этом задавали его, очевидно, имея в виду осень 2012 года.

Вправду, когда?

Нужно обусловиться: что должно свидетельствовать о накатившей 2-ой волне кризиса?

До самого ближайшего времени бюрократы высочайшего ранга продолжают нас уверять, что повторения ситуации осени 2008 года не будет, подразумевая готовность Рф к неблагоприятному развитию событий. И они правы! Ситуации конца 2008 года вправду не будет — состоится кризис эталона 2012—2013 годов.

Кризисы (волны кризиса) — они различные бывают. Случается резкий обвал после какого-либо знакового действия, которым в 2008 году стало крушение южноамериканского инвестбанка Lehman Brothers, а может быть — и вползание в рецессию, относительно неспешное, но практически непредотвратимое. Итак вот, сейчас действия развиваются как раз по второму сценарию.

Но это тоже будет как раз кризис мировой экономики.

А вот аспекты 2-ой волны кризиса:

·        один из 3-х глобальных центров экономической силы (США, Европа, Азия) вошел в рецессию;

·        в 2-ух других экономических зонах есть очевидные признаки понижения темпов экономического роста;

·        ситуация с большой толикой вероятности будет ухудшаться всюду и в среднесрочной перспективе.

Вопросов нет с кандидатом на роль «гири», тянущей мировую экономику вниз. Естественно, это еврозона. Она в рецессии? Воспользуемся общепризнанными формальными основаниями для ответа на данный вопрос: если два квартала попорядку экономика падает по сопоставлению с предшествующим периодом, рецессия есть.

ВВП еврозоны снизился во 2-м квартале 2012 года на 0,2% по сопоставлению с предшествующим периодом (в целом Евросоюз — на 0,1%). Заканчивающийся 3-й квартал, который для европейской экономики тоже будет, вероятнее всего, отрицательным, принудит признать, что еврозона в рецессии.

Что касается 2-ух других оставшихся центров экономической силы, то последние статданные совершенно точно свидетельствуют об уже очевидном замедлении темпов экономического роста в их.

Так, прирост ВВП США по итогам 2-го квартала 2012 года составил 1,7%, а в 1-м квартале было 2%. ВВП Китая, казалось бы, вырастает как и раньше очень стремительно: на 7,6% во 2-м квартале 2012 года против 8,1% в 1-м квартале. Но вообще-то это уже очень меньше, чем было в Китае в более остром кризисном 2009 году — тогда было плюс 9,2% по году. А китайские товарищи, помнится, совершенно не так давно указывали, что рост ВВП меньше 8% для Поднебесной является очень рискованным. Так как в данном случае трудности безработицы, понижения реальных доходов населения и т.п. — способны привести к росту социальной напряженности, что в стране с такой-то численностью населения очень не нужно и рискованно.

В конце концов, 3-ий аспект — перспективы развития. После того как фактически везде объявили о намерении бороться с кризисом, печатая средства, появилась и тут кое-какая определенность.

Глава ФРС США Бен Бернанке заявил о начале реализации третьего раунда программки так именуемого количественного смягчения (Q3). Делается это, очевидно, в целях стимулирования развития экономики. (Количественное смягчение — покупка (либо взятие в обеспечение) центральными банками денежных активов для «впрыска» определенного количества средств в экономику.)

Остался без ответа вопрос о том, почему два прошлых раунда этого самого количественного смягчения не увенчались фуррором. Нет, правда, это вопрос ко всем ответственным бюрократам в США, Европе, Китае и Стране восходящего солнца: если разумеется, что борьба с кризисом методом печатания новых средств, увеличивающих цена активов, неэффективна, — почему упорствуем? Почему пытаемся бороться с кризисом так, как это делали и в XX веке, и даже в XIX?

Да-да, сейчас валютные власти фактически всех ведущих государств мира пробуют бороться с финансово-экономическим кризисом так, как это делали более 150 годов назад! Например, во времена кризиса 1857—1858 годов США решали свои трудности, обеспечивая дополнительное поступление капитала из Великобритании. А в самой Великобритании пошли в это время на временную отмену банковского акта 1844 года, который довольно агрессивно ограничивал эмиссию банкнот Банком Великобритании.

Используя старенькые способы борьбы с кризисом, денежные власти не учитывают «небольшой» такой аспект: модель экономики сейчас не такая, как была до этого, она сейчас имеет ярко выраженный спекулятивный характер (большие дополнительные деньги раздувают спекулятивную цена активов, не оказывая подабающего стимулирующего эффекта на реальный сектор экономики).

Средства должны следовать за реальной экономикой, а не напротив. «Ведущий» — это реальный сектор, а «ведомый» — это средства. Сейчас всё поменялось, всё встало с ног на голову. И пока мы не изменим ситуацию, выйти из этого кризиса — кризиса современной спекулятивной модели экономики — не получится.

И вообщем лично я сейчас не могу отвертеться от подобного вида: современную мировую экономику ведут, как бычка на убой. Инструменты, которые могли бы как раз означать трансформацию экономической модели (тот же налог на денежные транзакции, например), отвергаются.

Так и хочется спросить: что все-таки вы делаете-то?! Жаль будет бычка…