Как Европа слезает с энергетической иглы России

Как Европа слезает с

Европа делает Энергосоюз — самый принципиальный проект Старенького Света за последние несколько десятилетий. Эта ассоциация призвана освободить материк от привязки к российскому газу. Брюссель планирует брать горючее в США, Туркмении, Азербайджане и даже в Иране. От независимости ЕС отделяют всего три шага. Наша родина же рискует сдать позиции на крупнейшем энергетическом рынке.

ЕС 2.0

Старенькый Свет готовится к реализации самого масштабного экономического проекта за последние 60 лет. В 1952 году было создано Европейское объединение угля и стали. Отраслевая ассоциация сформировала предпосылки для рождения ЕС. И вот сейчас Брюссель заявляет о закладке первого камня в фундамент Энергетического союза. Основная цель новейшей структуры — либерализация топливного рынка, развитие на нем настоящей конкуренции. По плану европейских бюрократов, это позволит понизить стоимость на газ для потребителей.

Чтоб достигнуть собственного, Европе нужно решить три задачки.

1-ое, и самое главное, — слезть с «газовой иглы» Рф. В интервью английской The Guardian еврокомиссар по Энергосоюзу Марош Шефчович произнес, что для этого ЕС выстроит другой «Южный поток». Он пройдет через Иран, Ирак, Туркменистан, Азербайджан и Турцию. По оценке Шефчовича, наикрупнейшая в мире труба будет стоить около 45 млрд баксов.

В этот план отлично вписывается реанимация проекта Nabucco. 4 марта премьер-министр Болгарии Бойко Борисов и президент Азербайджана Ильхам Алиев подписали соглашение о восстановлении работ над этим газопроводом. А он как раз был должен перекачивать газ из Центральной Азии в Европу.

Вправду, Энергосоюз делает ставку на других поставщиков. Главные кандидаты: Туркмения (планирует добыть более 80 млрд кубометров в 2015 году, 50 млрд потекут за предел) и Азербайджан (по различным оценкам, в этом году добыча может достигнуть 30 млрд «кубов»). В планах ЕС также расширение сотрудничества со старенькым экспортером газа — Алжиром. В качестве энергетического напарника рассматривается и Иран. В октябре 2014 года ЕС дальновидно снял санкции с иранской NITC — наикрупнейшей танкерной компании, которая занимается перевозкой нефти. Это свидетельствует о постепенном смягчении отношений меж Исламской Республикой и Брюсселем. Осталось только протянуть трубу, и обитатели Берлина и Вены будут поджарить сосиски на тегеранском газе.

Аналитики «Государственного рейтингового агентства» (НРА) сказали «Ленте.ру», что конкурентнсть Рф могут составить также поставщики сжиженного природного газа. Идет речь о США и об африканских государствах. Основное преимущество сжиженного горючего — мобильная транспортировка. Закачал газ в танкер — и вези в всякую точку планеты. Не надо строить тысячекилометровые трубы через чужие страны, а позже страшиться, что они будут красть горючее либо помешают его транзиту. Правда, транспортировка сжиженного газа — дело драгоценное и требующее специального оборудования.
Газовые гегемоны

2-ой шаг к независимости — контроль над сделками европейских стран. Еврокомиссия собирается агрессивно смотреть за проведением единой политики при импорте горючего. Она получит статус энергетического регулятора: страны ЕС будут согласовывать с ним характеристики договоров с иностранными поставщиками. Ранее они просто ставили комиссаров перед фактом — бюрократы получали документы уже после их подписания. Сейчас Еврокомиссия проследит за тем, чтоб никто не сумел занять доминирующего положения на рынке.

Европейский «газовый пирог» поделен меж пятью большими участниками. В 2013 году наибольшая толика принадлежала «Газпрому» (30 процентов). Русская компания перекачала на запад 161 млрд кубометров горючего. В спину ей дышит норвежская госкомпания Statoil. Она поставила в ЕС 115 млрд кубометров (21 процент). На третьей строке — GasTerra из Нидерландов (более 80 млрд «кубов», 15 процентов рынка). Ступенью ниже — алжирская Sonatrach (38 млрд, 7 процентов), а замыкают перечень фаворитов две компании из Катара — QatarGas и RasGas (25 млрд на двоих, 5 процентов).

Черно-голубое горючее

В конце концов, европейских потребителей уже издавна волнует механизм образования цен на голубое горючее. На данный момент в большинстве договоров его цена привязана к нефтяным котировкам. В ЕС убеждены, что рынок должен отказаться от этой традиции. Другой метод ценообразования — внедрение цен на газовых хабах, в узловых точках энергетической инфраструктуры. Проще говоря, хаб — это собственного рода топливная биржа. Цена газа на ней зависит не от прописанной в длительных договорах цены на нефть, а от текущих объемов имеющегося газа и потребительского спроса. Это и обеспечивает справедливую, по мнению Брюсселя, цена горючего.

Европа планомерно перебегает как раз на биржевую модель. По информации The Economist, толика газа, который приобретается на хабах, выросла в Европе с 15 до 50 процентов за последние 7 лет.

С позицией ЕС не соглашается «Газпром». В отчете госкомпании за 4-ый квартал прошедшего года сказано, что нефтяная привязка удачно применяется вот уже в протяжении 40 лет. Компания защищает этот механизм, но ей мешают «воздействия соперников».

К примеру, политика Statoil. В 2014 году половина договоров норвежского газового гиганта была привязана к черному золоту. В ближайшую пятилетку Statoil планирует уменьшить эту долю до 25 процентов. В апреле прошедшего года источники Bloomberg в газовой отрасли сказали, что французская компания GDF Suez подписала договор с BP без учета цен на нефть. Шаг за шагом облик евро энергорынка изменяется.

Вобщем, от привязки к нефти сейчас мучается и сама Наша родина. Сначала 2014 года баррель марки Brent стоил более 100 баксов, на данный момент он торгуется на уровне 60. В договорах предусмотрен временной просвет (полгода — девять месяцев), который смягчает колебания котировок. Это означает, что всего несколько месяцев назад европейские потребители платили за газ, привязанный к дорогой нефти. Скоро русское «голубое горючее» начнет падать в стоимости.

Все совместно (поиск других поставщиков, контроль над закупками газа, изменение механизма ценообразования) может ослабить позиции Рф на европейском рынке. В НРА сказали, что 39 процентов выручки «Газпром» получает как раз в Европе. По большей части благодаря поставкам в Германию, Турцию и Италию. За три квартала 2014 года госкомпания получила 2,86 триллиона рублей. Сейчас более триллиона из их (те же 39 процентов) под опасностью.
Мы ее теряем?

Очевидно, Россию не изгонят из Европы. Но если Энергосоюз сделает три шага к либерализации топливного рынка, нашей стране придется привыкать к новым правилам игры. Конкурентность ужесточится, необходимо будет потолкаться локтями с другими большими игроками. В конечном счете, от этого выиграют потребители в Европе: чем больше продавцов, тем выше шанс, что кто-то из их предложит прибыльную стоимость.

Ведущий эксперт управляющей компании «Финам» Дмитрий Баранов подчеркивает, что Европа не хочет стопроцентно отказываться от русского газа и нефти. Она желает диверсифицировать поставки. На данный момент Брюссель ведет переговоры практически со всем миром: со странами Близкого Востока, Северной Африки, Персидского залива, республиками бывшего Русского Союза, США и Канадой. Пока о подписании масштабных договоров речи не идет. «Не факт, что Европе получится условиться со всеми этими государствами. Они полностью могут предложить свои условия, которые будут резко отличаться от того, что желают европейцы», — произнес аналитик «Ленте.ру». По мнению Дмитрия Баранова, сохранение Рф в качестве главного поставщика — логичный шаг в рамках диверсификации. Было бы странноватым снижать зависимость от русского газа и при этом приковывать себя к другому поставщику.

В то же время дела меж Россией и ЕС, мягко говоря, подпорчены. В таких условиях мы и сами ищем надежных энергетических партнеров. Выбор пал на Китай. Поднебесная получит горючее через «Силу Сибири», газовый договор с ней стал самым большим за всю историю Рф. За наши ресурсы китайцы должны были заплатить 400 млрд баксов. Правда, неясно, сколько заплатят в конечном итоге. Нефть же подешевела, а стоимость на газ была к ней привязана.

Не считая того, в рамках усиленной дружбы с Китаем вице-премьер Аркадий Дворкович высказал очень увлекательное мнение. 27 февраля он произнес, что не лицезреет препятствий для роли компаний из КНР в разработке стратегических нефтегазовых месторождений на местности РФ. Бюрократ добавил, что китайцы могут рассчитывать на долю больше 50 процентов в совместных предприятиях.

Похоже, правительству придется поразмыслить над тем, как не угодить в ловушку — не сдать позиции на европейском рынке и не перевоплотиться в сырьевой придаток Китая.