Как вернуть советские вклады

С февраля идут очередные выплаты по русским вкладам в Сбербанке и Госстрахе. Размер компенсации находится в зависимости от возраста вкладчика (наследника) и срока хранения капитала: родившимся по 1945 г. включительно за 1 рубль русского вклада дадут 3 русских рубля; тем, кто родился в 1946—1991 гг., выпадет счастье получить компенсацию в двукратном размере. Не считая того, по вкладам, действующим на сегодняшний день, также по тем, что были закрыты в 1996—2010  гг., компенсация составит 100%, по остальным — от 60 до 90%, но во всех случаях размер выплат будет уменьшен на суммы ранее приобретенных компенсаций. Сказать, что это несправедливо, — означает ничего не сказать.

Вводные предложения

На 1 января 1992 г. общая сумма вкладов в Сбербанке оценивалась в 320 миллиардов рублей, в Госстрахе — в 24 миллиардов рублей, вложения людей в муниципальные ценные бумаги — в 342,2 млн рублей. Структуру сбербанковских вкладов проясняет таблица 1.

В 2010—2011 гг. на компенсационные выплаты по вкладам Минфин выделяет по 85 миллиардов рублей. Много это либо не достаточно? Это ничто — если считать, что на 1 декабря 2009 г. сумма внутреннего долга страны перед гражданами, посчитанная в согласовании с Федеральным законом от 10 мая 1995 г. № 73-ФЗ «О восстановлении и защите сбережений людей Русской Федерации» (дальше — Закон о сбережениях), оценивалась в 22 трлн рублей (для справки: общий объем расходов бюджета-2010 — 9,9 трлн рублей). Если озадачиться выплатой долга в таком объеме, то сегодняшними темпами это займет… 259 лет.

Совместно с тем разумеется, что ни двукратный, ни трехкратный размер компенсации справедливым не является. Поглядим, как решают эту делему наши собратья по СНГ. В Азербайджане, к примеру, где срок погашения муниципального внутреннего долга определен в 10 лет, размер компенсации установлен, исходя из суммы вклада и курса от 0,5 до $1 за каждый русский рубль. Похожий метод принят и в Армении, где до 2015 г. за первую тыщу русских рублей будет выплачен эквивалент в $200, за вторую и третью — по $140, от третьей до пятой тыщи — по $80, от пятой до десятой тыщи — по $40, более 10 тыщ — по $20 за каждую советскую тыщу.

Возьмем на вооружение подход закавказских республик и сформулируем российскую схему компенсации. Больший компенсационный коэффициент должен быть использован к вкладам до 1 тыщи рублей. Почему? Так как владельцы меньших вкладов и в русские времена жили бедно, что уж говорить о деньке нынешнем. Естественно, некоторые из числа тех, кто при русской власти числился очень обеспеченным человеком, сегодня влачат жалкое существование, но согласитесь: малоимущих посреди вкладчиков «до тысячи» не в пример больше. Во 2-ой таблице представлена примерная схема компенсации вкладов.

Примечание: аналогичную схему можно использовать при компенсации взносов по договорам личного (накопительного) страхования в Госстрахе.

Как видно, общая сумма компенсации уменьшилась в 3,5 раза: с 22 трлн до 6,3 трлн рублей (около $210 миллиардов). Это, непременно, прогресс, но все равно итоговая цифра смотрится неподъемной. Слабеньким, но все-же утешением для правительства могут стать несколько событий. Одни вкладчики за прошедшие 20 лет ушли в мир другой, не оставив из-за отсутствия наследников никаких завещательных распоряжений. Другие переехали за предел и поменяли гражданство, утратив тем право на получение возмещения. Третьи просто махнули рукою на свои «копейки», решив не портить нервишки в боях с «социальным государством».

Но даже если представить, что общая сумма муниципального внутреннего долга Рф перед своими гражданами снизится, скажем, на 20%, до 5 трлн рублей,  у власти таких средств нет. О интернациональных резервах можно запамятовать. Во-1-х, на 1 января 2010 г. из $439,0 миллиардов резервов $152,1 миллиардов составляли средства Запасного фонда и Фонда нацблагосостояния. Во-2-х, международные резервы формируются методом обмена поступающей в страну валюты на рубли, другими словами, эти средства уже в экономике, в том числе в наших кошельках. В-3-х, если одним ударом восполнить все сбережения и вбросить 5 трлн написанных рублей (что практически на четверть превосходит все наличные средства в обращении), ничего, не считая инфляционного взрыва, мы не получим. Чуть ли «погорельцы» грезят о таком финале. Что все-таки делать?

Обыкновенные решения

Выпуск муниципальных облигаций. Статья 5 Закона о сбережениях говорит, что «восстановление и обеспечение сохранности ценности гарантированных сбережений людей делается методом перевода их в мотивированные долговые обязательства Русской Федерации, являющиеся муниципальными ценными бумагами». Нет ничего логичнее дизайна мотивированных долговых обязанностей в муниципальные облигации.

Необходимыми качествами облигационной эмиссии являются доходность и срок погашения. Если с доходностью правительство обусловится как-нибудь без нас, то при определении срока погашения за базу возьмем казахстанскую «подсказку». Там выпущенные под сбербанковские долги муниципальные облигации пожилые люди могут погасить через 5—10 лет, а трудоспособные граждане — через 15—20.

Приватизация. В ст. 3 Закона о сбережениях закрепляется, что «государственный внутренний долг Русской Федерации по гарантированным сбережениям людей гарантирован гос собственностью в согласовании с Конституцией Русской Федерации и всеми активами, находящимися в распоряжении Правительства Русской Федерации». В эту статью следовало бы внести дополнение, касающееся гарантирования долга активами ЦБ РФ (Банк Рф является наикрупнейшим акционером Сбербанка). Имущество, принадлежащее государству и Банку Рф, должно стать обеспечением погашения муниципальных облигаций, о которых говорилось выше.

Как раз по приватизационному пути пошли в Литве, где на компенсации вкладчикам было ориентировано 80% доходов от приватизации. Тогда предельный размер выплат был определен в 6 тыс русских рублей, курс составил 1 лит за 1 русский рубль, что означало наивысшую компенсацию в 1,5 тыс. баксов.

Наша родина не в пример богаче Литвы, правда, и объем обязанностей несопоставим с литовским. Все же при приватизации даже части гос принадлежности и принадлежности ЦБ РФ, с тем прицелом, чтоб контроль страны и Банка Рф над наикрупнейшими русскими компаниями сохранился, можно погасить значительную часть долга перед вкладчиками (см. табл. 3).

В период 2003—2007 гг. поступления от приватизации федерального имущества составили всего 63,9 миллиардов рублей. Но, заметим, приватизировались маленькие ФГУП и АО, «крупняк» все последние годы был неприкасаем. Употребляется федеральная собственность плохо: в последнем «тучном» 2007 г. экономные поступления от дивидендов по акциям составили всего 44 миллиардов рублей, тогда как доходы от размещения средств в разы наименьшего Стабфонда — 152 миллиардов рублей.

Пенсионное обеспечение и «материнский капитал». Если уж говорить о справедливом выполнении муниципальных долговых обязанностей, то наилучшего направления не отыскать. Все очень просто: вкладчики и наследники до 1966 года рождения включительно могли бы получить или надбавку к пенсии, или прирастить пенсионный капитал. Родившимся в 1967—1991 гг. правительство могло бы приплюсовать причитающиеся выплаты к накопительной части пенсии. Аналогичную схему можно применить и к «материнскому капиталу».

Средства придется выплачивать не сразу же, а частями, в согласовании с законодательством о трудовых пенсиях и «материнском капитале». Не считая того, вроде бы кощунственно это ни звучало, но сегоднящая ожидаемая длительность жизни при рождении (по итогам 2008 г.: 61,8 года — для парней и 74,2 года — для женщин) говорит о том, что всю сумму компенсации выплачивать не придется, к тому же пенсионный капитал не наследуется. И в дополнение: постепенное погашение внутреннего долга через накопительную часть трудовой пенсии и «материнский капитал» будет содействовать возникновению тех «длинных денег», о которых сейчас грезят в правительстве. Но главное — этот вариант наверное поддержит абсолютное большая часть «погоревшего» населения. Чем же не соц инновация?

Диванная эффективность

Казалось бы, ничего экстраординарного в предложенных вариантах выхода из сбербанковского тупика нет, так почему же они до сего времени не то чтоб не внедряются, но даже не дискуссируются? Виной тому как минимум две причины. 1-ая заключается в том, что сытый голодного не разумеет: многие представители русской законодательной и исполнительной власти собственные валютные трудности издавна уже решили. 2-ая состоит в том самом диванчике, с которого чиновничество все последние годы пробовало управлять экономикой: эффективность подобного управления сейчас ясна всем.

Вобщем, в наиблежайшей перспективе справедливость в отношении русских вкладчиков Сбербанка — а их, кстати, насчитывается около 40 млн — навряд ли будет восстановлена. Запасные средства кончаются, диванные команды обществом уже не воспринимаются, предчувствие турбулентности в экономике усиливается. Все, что нам остается, — это сходить в ближний кабинет Сбербанка, получить причитающиеся крохи и звучно выразить свое отношение к государству. Только не спутайте правительство с операционисткой. Поверьте, она ни в чем же не повинна.