Каландайк


Фото из архиваЕсли «государственники» и «патриоты» говорят вам, что усиление роли страны в экономике за счет фактического поглощения личного сектора нужно для того, чтоб сделать Россию сильной либо хотя бы поднять ее с колен, не верьте им. Причина куда проще. Это средства. Огромные, невообразимые средства, которые получают лица, заседающие в руководящих органах муниципальных компаний.

Очередной скандал случился на прошлой неделе, когда, изучая еще одну порцию деклараций, выложенных сейчас Госнаркоконтролем (ФСКН), общественность направила внимание даже не на то, что ее директор Виктор Иванов заработал за год 55 млн рублей, а на доход, задекларированный женой его первого заместителя Владимира Каланды. Лариса Каланда, занимающая ряд руководящих постов в муниципальных компаниях нефтяного сектора, официально заработала за год 727,9 млн рублей (для сопоставления: за 2011-й она получила заработок в размере 431,8 млн). Не считая того, жена первого заместителя директора ФСКН задекларировала  новое имущество — земляной участок, ставший для нее пятым (сейчас общая площадь земляных угодий Каланды составляет 18,9 тыщи кв. метров).

Динамика приращения имущества и доходов г-жи Каланды неслучайна: в последние годы компании, в руководстве которых находилась либо находится Лариса Каланда (а это — только госпредприятия), демонстрируют улучшение денежных результатов. «Новенькая газета» исследовала годичные отчеты компаний, где работала Каланда, и узнала, что поспособствовало повышению дохода супруги высокопоставленного силовика в прошлом году.

Справка «Новейшей»

Если направить внимание на биографию супругов Каланда, можно найти любознательные совпадения — высокопоставленная чета фактически сразу двигалась ввысь по карьерной лестнице. Так, когда в 1998 году Владимир Каланда вошел в Управление кадров президента Рф, Лариса Каланда была назначена заместителем управляющего юридической службы ОАО «ТНК» и ОАО «ТНК-ВР Менеджмент». Когда же в 2005 году Владимир Каланда перебежал в управление Федеральной миграционной службы, Лариса Каланда стала вице-президентом в ОАО «НК «Роснефть», отвечая за правовое обеспечение финансово-хозяйственной деятельности, а спустя год стала врио гендиректора материнской компании — ОАО «Роснефтегаз». В конце концов, скоро после 2008 года, когда Владимир Каланда указом президента был назначен в ФСКН в должности заместителя директора, произошли конфигурации и в жизни его супруги — Лариса Каланда была избрана в правление «Роснефти», где занимала пост зампреда до мая 2012 года.

К примеру, «Роснефть»: незапятнанная прибыль компании год от года возрастает, по итогам 2012 года составив (из отчетности по МСФО) 302,5 миллиардов рублей. По данным «Роснефти», в первом полугодии текущего периода общее собрание акционеров компании обусловится с размером дивидендов миноритарным акционерам компании. В числе их — и Лариса Каланда, за годы службы в руководящих органах нефтяного гиганта получившая приз в виде пакета акций количеством 1 250 958 штук (0,0118% от уставного капитала компании). По итогам работы компании в 2011 году держателям акций было выплачено в общей трудности 78,4 миллиардов рублей (из их 36,5 миллиардов — в расчете 3,45 руб. за акцию и 41,9 миллиардов — в расчете 4,08 руб. за акцию), что составляет 25% от опрятной прибыли компании по МСФО. По состоянию на конец 2012 года обязательство «Роснефти» по выплате этих дивидендов было исполнено, говорится в отчетности компании. Так, Лариса Каланда, благодаря собственному пакету, заработала чуток наименее 10 млн рублей, которые, судя по всему, были внесены в последнюю декларацию. Доход Каланды от дивидендов этого периода, разумеется, выше, чем в 2011 году:  тогда компания, получив чистую прибыль в размере 236,8 миллиардов рублей, выплатила дивиденды за 2010 год в сумме 29,2 миллиардов рублей (из расчета 2,76 руб. за акцию). Каланда заработала чуток меньше 3,5 млн рублей.

Кроме конфигурации дивидендной политики возросло и короткосрочное вознаграждение управленческого состава «Роснефти»: по сопоставлению с 2011 годом, когда общество направило управлению компании 3,2 миллиардов рублей в виде вознаграждения, включая зарплату и премии, в 2012-м топ-менеджмент и представители коллегиальных органов управления «Роснефти» получили фактически двое больше — 6,1 миллиардов рублей. Не считая того, в 2012 году Лариса Каланда получила вознаграждение и от «Транснефти» по итогам работы в составе совета директоров в 2011 году. Согласно бухотчетности «Транснефти» за 2012 год по МСФО, во 2-м квартале прошедшего года руководящие органы компании получили вознаграждение в размере 1,6 миллиардов рублей, что более чем в два раза превысило показатель предшествующего, 2011 года — 778 млн рублей.

Получала доходы Лариса Каланда и от работы в совете директоров ОАО «Зарубежнефть», который покинула посреди 2012 года. Согласно объяснительной записке к бухотчетности «Зарубежнефти» по РБСУ за 2011 год, компания два года вспять направляла вознаграждение членам совета директоров в размере 4,8 млн рублей (0,02% от опрятной прибыли за 2010-й — 20,7 миллиардов рублей). Объем вознаграждения директоров за 2011 год, выплаченный в 2012-м, компания не указала. Вобщем, не исключено, что управление «Зарубежнефти» осталось без «премиальных» — в 2011 году кроме выплат сотрудникам компания направила в доход страны в виде дивидендов 10,4 миллиардов рублей (50,3% от опрятной прибыли за год).

Непонятно, какой доход в 2012 году получило и управление ОАО «Роснефтегаз», где Лариса Каланда занимает пост врио гендиректора с 2007 года — компания еще не отчиталась о собственной деятельности за предшествующий период. По итогам 2011-го управление компании — а это только гендиректор и главный бухгалтер (среднесписочная численность служащих «Роснефтегаза» в 2011 году составила 11 человек) — получило вознаграждение в размере 9,3 млн рублей. Но вознаграждение менеджмента в прошедшем году могло поменяться в сторону роста — 2012-й стал для «Роснефтегаза» особым: госкомпания направила в бюджет страны рекордные себе дивиденды в размере 80,5 миллиардов рублей (из их 50,2 миллиардов — промежные дивиденды за 9 месяцев 2012 года и 30,3 миллиардов — выплаты из прибыли за 2011 год).

В общем, как ни крути, но, делая упор на официальные источники, можно прийти к выводу: большая часть необыкновенного дохода Ларисы Каланды обеспечена все таки поступлениями по основному месту работы: это оклад и призы вице-президента «Роснефти».

В связи с этим появляются два обычных вопроса к президенту компании Игорю Сечину. Во-1-х, это нормально либо все-же нет? И, во-2-х, можно ли поверить в то, что не берущий взяток аскет и государственник Игорь Иванович Сечин получает в компании, которую возглавляет, меньше, чем ее вице-президент?

 

Справка «Новейшей»

Кому принадлежит «Роснефть»?

Утверждение, что «Роснефть» — муниципальная компания, правильно на 69,5% (как раз такая часть ее акционерного капитала принадлежит «Роснефтегазу», а он, в свою очередь, муниципальный на все 100%). Еще 0,49% принадлежат физическим лицам: топ-менеджерам компании и тем, кто купил ее акции в процессе «народного IPO»). А вот номинальным держателем фактически 30% капитала выступает «Государственный расчетный депозитарий», за которым, как докладывает веб-сайт «Роснефти», прячется серия офшорных структур, в наименовании которых бытует аббревиатура BP (British Petroleum). Это следствие сделки по покупке «Роснефтью» ТНК-ВР, которая кроме валютных выплат предполагала и обмен акциями.