Калий раздора

Фото: РИА «Анонсы»

Наша родина всегда «ведет войну» с наиблежайшими соседями. На войне как на войне — без жертв не обходится. За решеткой Юлия Тимошенко, там же, исключительно в Минске, и гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер. Прошла и артподготовка к таможенной войне с Украиной. В ответ на арест Баумгертнера русский Роспотребнадзор выражает недовольство качеством белорусской молочной продукции, а «Транснефть» в один момент затевает ремонт нефтепровода. За что, фактически, идет война?

Напомним, что против Владислава Баумгертнера проведена спецоперация с ролью высших лиц белорусского страны. Гендиректор «Уралкалия» прибыл в Минск по приглашению премьер-министра Белоруссии Миши Мясниковича и был задержан сразу же после встречи с ним.

Почему? Баумгертнер — не только лишь гендиректор «Уралкалия», он же возглавляет наблюдательный совет Белорусской калийной компании (БКК). Это общий трейдер «Уралкалия» и «Беларуськалия». Их совместные воздействия через БКК позволяли держать под контролем 30–40% мирового калийного рынка. В БКК каждому из «калиев» принадлежало по 50% акций.

Все начало раскалываться как раз из-за «братских» толикой. Всегда кто-то желает стать основным. Как раз так развалилась ТНК-ВР.

В калийном картеле первой скрипкой желал стать «Уралкалий». Но в конце июля дела были разорваны. По русской версии, это был формальный развод, в прекращении же партнерских отношений зачинателем выступил Минск. В конце прошлого года президент Белоруссии Александр Лукашенко разрешил «Беларуськалию» вести торговлю в обход БКК.

По версии белорусского следствия, отказ «Уралкалия» от совместной с «Беларуськалием» схемы продаж через БКК — часть «криминальной стратегии» захвата «Беларуськалия». У минских следователей есть очевидец — белорусский президент Александр Лукашенко.

Он на публике заявлял, что готов реализовать «Беларуськалий», но оценил его в $30 миллиардов. «Уралкалий» счел стоимость умопомрачительной. Для сопоставления: на данный момент сам «Уралкалий» оценивается рынком практически в $15 миллиардов, при этом за последний месяц его капитализация снизилась (она понижается всегда) минимум на третья часть.

Александр Лукашенко отдал показания и о «преступности» «Уралкалия». Вот его заявление от октября 2012 года: «Мне предлагали за 15 млрд реализовать «Беларуськалий»: 10 млрд в казну, а 5 млрд — мне, куда скажу». Это прозрачный намек на Сулеймана Керимова, наикрупнейшго акционера «Уралкалия».

Кризис случился как раз в 2012 году, еще годом ранее казалось, что покупка «Беларуськалия» вероятна. В 2011 году в Сбербанке подтверждали информацию о том, что структуры Керимова обращались за финансированием сделки. Позже все по нарастающей пошло вразнос. В «Беларуськалии» говорят, что русский партнер в 2013 году отдавал общему трейдеру только 20% от собственного экспорта, а остальное реализовывал без помощи других.

Чем все это на сегодня завершилось, понятно. Но вернемся к интересам сторон. Энтузиазм «Уралкалия» — стать единоличным монополистом на мировом рынке калия. Энтузиазм Минска, у которого совершенно мало активов мирового уровня: если уж продавать самое драгоценное, то не прогадать, а означает, выйти за рамки фактически коммерческой сделки. Сейчас там готовы арестовать активы «Уралкалия».

Разрыв отношений недешево стоил. Рынок ответил обвалом цен. Идет речь о 10-ках процентов.

В «Уралкалии» подразумевают, что цены снизятся с 400 до 300 баксов за тонну калия, но компания ставит впереди себя цель прирастить долю на рынке. «Уралкалий» хочет уже в 2014 году прирастить создание с 10,5 до 13 миллионов тонн. Прирастить рыночную квоту «Уралкалию», вероятнее всего, получится, так как цены будут обязаны понизить и канадцы, главные соперники россиян и белорусов на мировом рынке. По оценке россиян, себестоимость продукции в Пермском крае (там размещается основное месторождение компании — Верхнекамское) составляет 62 бакса за тонну против 100 баксов в Северной Америке и 240 баксов в Европе. А это означает, что «Уралкалий» готов к ценам и ниже 300 баксов за тонну. Его неизменный энтузиазм — захватить монопольные позиции на рынке еще может быть реализован, хотя сейчас это обойдется еще дороже.

В проигрыше канадские и европейские производители калия. И фанаты махачкалинского «Анжи». Сулейман Керимов в новых условиях решил, что прежние растраты на эту команду уже непозволительны.

У этой истории есть и другая сторона. Почему конфликты Рф с ее наиблежайшими соседями все острее? Официальная риторика вещает о светлом будущем Евразийского союза, практика же говорит совершенно о другом.

Экономически Наша родина, Белоруссия, Казахстан и Украина могут предложить окружающему миру не так много. Сначала сырье (удобрения неподалеку ушли от сырья) и методы его доставки. Близость рыночных ниш обостряет конкурентнсть.

Русская политика считается «прагматичной». В том смысле, что она всегда горой за «Газпром», может быть, перепадет и «Уралкалию». Но этого совсем недостаточно. И не поэтому, что, как демонстрируют минские злоключения Владислава Баумгертнера, защита оказывается дырявой. Проблемка много обширнее.

Даже, естественно, не в евразийстве и даже не в том, миф это либо нет. Все проще: вести войну с соседями неэффективно — и экономически, и геполитически. Нужно уметь выстраивать общие позиции. Не гегемонить, а договариваться, и при всем этом отстаивать свои интересы, а это совершенно другая квалификация политиков.