Карманный боулинг


Фото: РИА Анонсы

Когда в обед пн. правительство в очередной раз заявило, что заморозило, а на самом деле, конфисковало наши пенсионные скопления, общественность на это отреагировала не достаточно — поэтому, видимо, что не без резона считала: это было безизбежно. Резонанс вызвала публикация на странице фейсбука замминистра экономического развития Сергея Белякова, который сказал, что ему постыдно за принятое правительством решение: «Мы всем обещали, что заморозка распространится лишь на 2014 год. Я прошу у всех прощения за глупости, которые мы делаем, и за то, что мы не дорожим своим словом».

В дискуссии, которая развернулась под постом, приняла роль и пресс-секретарь Белоснежного дома Наталья Тимакова, которая написала Белякову, что если чувство стыда «так нестерпимо, что необходимо оправдываться, — не нужно разламывать себя». Не разламывать себя Белякову посодействовал Дмитрий Медведев, который высвободил замминистра от должности.

Сергей Беляков

Нестандартный поступок Сергея Белякова, естественно, сам по для себя вызывает почтение, но проблема-то не в том, что правительство утратило чувство стыда, а в том, что оно утратило чувство действительности. Ведь слово, которое давали и члены правительства, и президент, вправду оказалось самым варварским образом нарушено, а в том, что касается муниципальных денег, доверие — категория не моральная, а полностью для себя финансовая. Дела же в нашей экономике вообщем и в муниципальных денег а именно и без того день ото дня становятся все ужаснее, чтоб ухудшать их на ровненьком месте «политическими» решениями.

Что, фактически, вышло. Посреди прошедшего года, после того как негосударственные пенсионные фонды (НПФ) были переданы в юриспунденцию нового денежного мегарегулятора, сделанного на базе ЦБ, их закрыли для акционирования, лицензирования в целях изготовления системы гарантирования пенсионных скоплений, что в целом было уместно. Накопительные пенсии в течение сих пор поступали в бюджет, предполагалось, что когда освеженная система заработает, они возвратятся на счета людей. Но позже случилась пенсионная контрреформа (с подачи общественного блока правительства начался демонтаж накопительной системы в пользу полусоветской — солидарной), а потом и Крым, на который срочно потребовалось более 200 млрд рублей. Недолго думая правительство перевело скопления в резерв и из него оплатило неожиданные растраты, пообещав будущим пенсионерам заместо средств дополнительные баллы в страховой части их пенсии.

Это, на самом деле, была экспроприация. Что бы ни гласили представители общественного блока, есть математика, другими словами формулы, по которым нам начисляют пенсии.

Итак вот, страховая часть как раз рассчитывается с учетом различных баллов и коэффициентов, отражающих как личные заслуги трудящегося (стаж, заработная плата и пр.), так и переменные, связанные «с общей температурой» по палате. Цена пенсионного балла, главного в этой конструкции, заблаговременно просчитать нельзя. А означает, нельзя и утверждать, что в дальнейшем пенсия в валютном выражении станет больше (либо меньше).

Зато накопительная составляющая будущей пенсии рассчитывалась — проще некуда: скопленная на счету сумма делилась на 228 месяцев, в течение которых она должна была выплачиваться после выхода на пенсию. Способностей для корректировок, перерасчетов и остального мухлежа — никаких.

Размер итоговой надбавки зависел от самого человека: сколько он зарабатывал и как распоряжался скопленными отчислениями. Оставлял ли их в гос управляющей компании Внешэкономбанка либо передавал личным УК. Там тоже можно было угадать либо нет. В 2005–2012 годах при уровне инфляции в 105% наилучший посреди больших НПФ «Стальфонд» показал доходность в 170,9%. Да, это система, предполагающая сознательный риск, — но ее избрали уже 22 миллиона россиян, и как раз их средства, собранные в прошедшем году, ушли «на Крым».

Та же судьба ожидает и скопления текущего года, что тоже объяснимо, так как реформа системы НПФ длится. Но к концу года она будет завершена, потому беспристрастных обстоятельств замораживать скопления и в 2015 году не было никаких. На данную тему полностью совершенно точно высказались и президент, и руководители экономического блока правительства.

Но с подачи общественного блока, который возглавляет вице-премьер Ольга Голодец, было принято решение навести пенсионные скопления 2015 года в солидарную систему, другими словами поделить их на всех. Для чего? Все очень просто: это уменьшит приблизительно на 900 млрд рублей недостаток ПФР и, соответственно, трансферт на эти цели из федерального бюджета. А освободившиеся средства правительство издержит на то, на что сочтет необходимым.

Более того, Голодец не прячет, что является приверженцем полной отмены накопительной части и передачи в солидарную систему всех скопленных в ней средств. Еще бы: плюс два триллиона рублей, на несколько лет хватит. И вообщем, стопроцентно солидарная система остается равновесной до 2018 года, а за ним горизонт планирования завершается — совместно с еще одним электоральным циклом.

Правительству не должно быть постыдно за 22 миллиона людей, которым нахально залезли в кармашек, а они по этому поводу подавляющим своим большинством не то что на улицы не выходят, даже злостных заявлений в соцсетях не делают. Но необходимо было, принимая «политическое решение», поразмыслить и о том, что власти залезают в кармашек и к самим для себя, да еще тогда, когда в этом кармашке вырастает дыра, пробитая санкциями.

Пенсионные скопления были одним из главных источников ликвидности на рынке внутреннего госдолга, где по мере надобности занимает средства Минфин. Они же служат важным источником длинноватых средств для банковской системы, также для финансирования вкладывательных проектов среднего бизнеса. Кандидатурой были западные рынки капитала, но они по понятным причинам для Рф фактически закрыты. Сейчас же соц блок желает бросить экономику страны вообщем без средств. Управление Минфина, Минэкономики и ЦБ это осознает — представители ведомств, в нарушение субординации, дружно раскритиковали решение правительства. Но сила на данный момент очевидно не на стороне разума.

Вводя санкции против внутреннего денежного рынка, еще больше лютые, чем воздействия наружных сил, правительство ускоряет движение страны в направлении экономической катастрофы. И это не публицистика, а незапятнанная математика.

Цитатник

Система у нас такая. Сейчас приняли закон, а завтра отменят». Реформирование пенсионной системы в цитатах высокопоставленных чиновников.

Пенсионная система работает с горизонтом планирования в десятилетия, потому ей строго противопоказаны конъюнктурные шараханья. Руководители нашей страны будто бы задались целью опровергнуть эту теорему, чему порукой — их собственные слова.

О замораживании и ликвидации накопительной части пенсии

Владимир ПУТИН, президент РФ:

«Правительство дискуссирует не конфискацию этих скоплений. Боже упаси, нет. Они никуда не денутся: как люди накопили, так и будут использовать. Более того, и система накопительная, пенсионная, не запирается как проект. Дело не в этом. А дело в том, что мы должны гарантировать вкладчиков в личные пенсионные фонды — вкладчиков средств, — гарантировать их вложения, гарантировать их сохранность, надежность и эффективность использования. Вот три очень принципиальных аспекта. <…>

И как будет сотворена эта система гарантий, и как через эту систему будут пропускаться пенсионные фонды, они вновь начнут работать и завлекать средства людей, вот и всё».

2 октября 2013 года

Антон СИЛУАНОВ, министр денег РФ:

«Я вижу, что оснований говорить о возврате к данной теме (заморозке скоплений в 2015 году) нет».

8 июля 2014 года

Ольга ГОЛОДЕЦ, зампред правительства РФ:

«Мы очень длительно обсуждали тему накопительной пенсии. Существует целый ряд вопросов к ее эффективности и 1-ый из их, к огорчению: накопительная система не обеспечивает гражданам тех же прав, что обеспечивает современная страховая пенсионная система. <Вопрос о ликвидации накопительной части> интенсивно дискуссируется».

5 августа 2014 года

Максим ТОПИЛИН, министр труда РФ:

«При обсуждении проектов федерального бюджета и бюджета ПФР правительство Рф приняло решение навести в 2015 году средства страховых взносов на непременное пенсионное страхование в полном объеме на формирование и финансирование страховой пенсии в распределительной составляющей пенсионной системы».

5 августа 2014 года

О том, необходимо ли возвратить будущим пенсионерам замороженные средства

Алексей УЛЮКАЕВ, министр экономического развития РФ:

«Есть иллюзия, что так находим средства для бюджета. Но я до сего времени глубоко убежден, что те 243 миллиардов рублей накопительных пенсий, которые были заморожены, мы должны дать тем НПФ, которые пройдут акционирование и проверку регулятора, и что застрахованным лицам все должно быть возмещено. <…> Даже дискуссии на данную тему (о заморозке скоплений 2015 года.Ред.) нужно табуировать».

25 июня 2014 года

Антон СИЛУАНОВ, министр денег РФ:

«Никто не собирался эти средства возвращать, так как эти средства пошли на Крым, на принятие антикризисных мер» (О замороженных скоплениях 2013–2014 годов).

25 июня 2014 года

«Появились заявления, что правительство растрачивает средства накопительной части пенсий будущих пожилых людей. Это полностью некорректно. <…> Граждане ничего не проиграют, они получат те же самые средства на свои счета, которые будут сформировывать в дальнейшем пенсию работающим гражданам. <…> Правительство РФ никогда не мыслило и не собиралось растрачивать средства пожилых людей».

На последующий день

Максим ТОПИЛИН, министр труда РФ:

«Как можно говорить о некий конфискации средств, если накопительная часть пенсий это не средства людей, а средства работодателей, которые они платят. <…> Система у нас такая. Это такой закон, который, к примеру, сейчас принят, а завтра может быть отменен. Представим, с 1 января 2014 года будет принят новый закон, по которому работодатель больше не должен будет платить ничего в накопительную часть, и что тогда?»

5 октября 2013 года

О повышении пенсионного возраста

Дмитрий МЕДВЕДЕВ, председатель правительства РФ:

«По-прежнему, идет дискуссия: необходимо ли увеличивать пенсионный возраст. Считаю, что мы не должны идти по такому пути».

22 апреля 2014 года

Максим ТОПИЛИН, министр труда РФ:

«Увеличение пенсионного возраста для Рф неприемлемо».

24 января 2014 года

Антон СИЛУАНОВ, министр денег РФ:

«Без принятия решений по пенсионному возрасту мы не пройдем с таким уровнем пенсионной системы, не выйдем мы на самодостаточность пенсионной системы»

1 апреля 2014 года