Кипр ответит рублем

Принятие пакета по денежному спасению Кипра было похоже на спецоперацию. Не по степени секретности, а по скорости мобилизации политического и экспертного ресурса. Утечки из источников в кулуарах брюссельского дворца «Юстус Липсиус» складывались в остросюжетный сериал.

Промедление погибели подобно, сочли главы стран и правительств государств еврозоны, которые задержались на отдельное совещание вечерком в четверг за рамками саммита ЕС. Они отдали приказ министрам денег согласовать кипрский пакет до конца уик-энда. Командование взяла на себя Ангела Меркель, которая настояла, чтоб решение было высококачественным и принималось не в спешке, пока доноры не подготовили серьезный доклад, сколько средств необходимо Кипру и что у него нужно взять взамен.

«Тройка» переговорщиков от Еврокомиссии, Евро центрального банка и Интернационального денежного фонда всю ночь сводила концы с концами сделки, которую должны были утвердить министры денег. Она решила привлечь к решению банковский сектор Кипра, который, как произнес один из германских участников, чрезвычайно раздут.

Условием предоставления Кипру кредита в 10 млрд евро международные доноры поставили введение чрезвычайного налога в 6,75 процента на все вклады ниже 100 тыщ евро и 9,9 процента — на вклады, превосходящие этот порог. К этому добавляются средства от приватизации и увеличение налогов на компании с 10 до 12,5 процента.

Кипр был налоговым раем и подозревался в потере внимательности к происхождению средств, вложенных в банки, в особенности россиянами. Вклады больше 100 тыщ составляют 30 из 67 млрд евро. По оценкам, 20 млрд либо больше — средства русских вкладчиков. В этом уникальность кипрской ситуации.

Беспримерные условия предъявлены Кипру по настоянию Германии. Немцы убеждены, что Кипр — это налоговый рай и «прачечная» русских олигархов. Пока мы делали «мерседесы», «audi» и остальные полезные вещи, киприоты наживались на обслуживании «сероватых» русских средств, говорят германские бюргеры.

Можно понять логику министров денег государств еврозоны, которых европейский комиссар Олли Рен сорвал из дома на совещание в Брюссель в ночь на субботу. Банки Кипра и их вкладчики должны поделить бремя спасения страны от дефолта. Средства из Рф дали возможность банкам Кипра скупить очень много греческих облигаций, которые позже обесценились в итоге реструктуризации греческого долга. Руководители еврозоны не допускают, чтоб спасение Кипра финансировали только европейские фонды, как это было с Грецией. Тогда бы европейские налогоплательщики практически гарантировали сохранность больших русских активов в стране-банкроте.

Была логика в том, чтоб население Кипра ответило «рублем» за спасение страны, до того как подключатся налогоплательщики других государств. В обычном случае роль киприотов было бы скооперировано справедливо: временное увеличение подоходного налога по прогрессивной шкале, временный налог на большие состояния. Но действия пошли по ненормальному сценарию.

Пузырь кипрского кризиса рос издавна, но пробы Брюсселя (а больше Берлина) купировать процесс наталкивались на непроницаемость бывшего президента Кипра, коммуниста Димитриса Христофиаса. Никосия запросила помощь ЕС в июне 2012 года, после того как два огромнейших банка страны обратились к правительству, утратив на греческом упадке 4,5 млрд баксов. Пришедший на замену Христофиасу после выборов представитель правых Никос Анастасиадис выполнил свое обещание ориентироваться на Европу, соблюдать европейские нормы и эталоны и… оказался последним. «Мы обязаны были выбирать меж чертовским сценарием неконтролируемого банкротства и сценарием болезненного, но контролируемого управления кризисом», — произнес он, возвратившись в Никосию из Брюсселя.

Решение тройки интернациональных доноров Кипра — ужаснее некуда. Оно обвалило биржи, уронило курс евро, вызвало бурю критики. Но без политической истерики, наблюдавшейся в Рф.

Больше всего опасений у профессионалов вызывает утрата доверия вкладчиков в проблемных странах еврозоны, риск массового бегства средств из банков. Испанское министерство экономики поторопилось заявить, что решение по Кипру принято только с учетом критерий этой страны и не может быть прецедентом для других. Даже в Германии волнуются. Правительство подтвердило гарантии всех вкладов фактически неограниченного размера. Ситуация на Кипре уникальна и не нужно из нее делать выводов для других государств еврозоны, которым будет нужно помощь, заверяют официальные лица.

Мысль экспроприации среднего класса произвела в Европе шок. Закрутился хоровод переговоров и консультаций, чтоб поправить гибельную деталь. В ночь на вторник после телефонного совещания министры денег еврозоны разрешили киприотам высвободить от налога вклады меньше 100 тыщ евро, пожалев маленьких и средних вкладчиков. Естественно, придется прирастить налог с больших вкладов, что нанесет еще больший удар по активам россиян.

Кипр — 5-ая страна, которая получает финансовую поддержку из Стабилизационного фонда ЕС. Но ни одной другой не предъявляли таких жестких требований.

В Германии, которая несет главное бремя денежного спасения проблемных государств еврозоны, воздействия правительства в кипрском деле одобряют как правящая коалиция, так и оппозиция. Соблюдены их требования к изменению экономической модели Кипра в части налогов на компании, незаконных денежных переводов и налога на денежные транзакции. «Так, в спасении Кипра отчасти воспримут роль те, кто несет ответственность, а не только лишь налогоплательщики других государств», — заявила Ангела Меркель.

Министр денег ФРГ Вольфганг Шойбле, который до утра субботы вел переговоры по денежному пакету для Кипра, произнес, что так необходимо было сделать, так как банковский сектор острова самый раздутый в Европе по отношению к численности населения страны. Кипр жил за счет банков, больше ничего не делая. Те, кто в наилучшие времена делает средства на банковских операциях и денежных инвестициях, должны сознавать риск, уверен министр.

Некоторые участники переговоров по кипрскому пакету поделились свежайшими впечатлениями и идеями. «Мы определяли, сколько стоит действие и сколько бездействие, — произнес «Новейшей» член германской делегации. — Демократические решения никогда не нравятся рынкам и напротив. Но мы сохранили киприотам 90 процентов вкладов. Кандидатурой был вариант Исландии — утратили бы все».

— Недостаток еврозоны не в лишнем регулировании, а в недочете регулирования. Ей не хватает банковского союза, фискального союза. Нельзя для себя представить дефолт штата Техас, а дефолт члена еврозоны Кипра вероятен. Чтоб избежать кризисов, еврозона должна двигаться к модели денежной системы США, — произнес мне один из бывших министров денег Греции. — Единый наблюдательный механизм еврозоны начнет работать с 1 апреля 2014 года. Он уменьшит опасности.

— План Еврогруппы больно стукнул по Кипру. Никто больше не доверит безоглядно свои средства банкам Кипра, — считает кипрский экономист Симеон Матси. — Банковский сектор — это основной источник дохода страны. Но если кипрский парламент отторгнет сделку с ЕС, скорее всего, Кипр окажется вне Евросоюза и должен будет начинать с нуля.

Новый налог приведет к массовому выводу средств с кипрских банковских счетов, а именно, русскими вкладчиками. Уже понятно, что как переводы будут разрешены, русские клиенты снимут более 3 млрд евро. Наверняка, Кипру придется находить другую специализацию в международном разделении труда. Решение ЕС ориентировано на зачистку офшоров на своей местности.