Китайский волк тебе товарищ

ИТАР-ТАССМой токийский знакомый, приглашенный из Китая доктор 1-го из японских институтов, любит российские песни. Он даже специально ездит в один из немногих баров-караоке, где можно погорланить «Калинку» либо «Подмосковные вечера». Кроме этого доктор очень любит нашу литературу и как-то признался, что всю жизнь читает и перечитывает «Как закалялась сталь» несгибаемого коммуниста Николая Островского.

— Мы очень многому у вас научились, когда были совершенно бедные и слабенькие, — произнес мне как-то доктор. — Китайцы за это признательны русским. Мы научились у вас и марксистской диалектике — в мире все нередко изменяется местами. Сейчас больше нет старшего и младшего брата. Вы нам просто предлагаете свои продукты, и мы их покупаем, если они нравятся. А время от времени вы требуйте у нас средства в долг, и мы даем, если считаем это необходимым. Жалко только, что молодежь у нас все ужаснее знает ваши примечательные песни.

Слова философствующего доктора я невольно вспомнил в связи с состоявшимся 11—12 октября визитом главы русского правительства Владимира Путина в Пекин. Свою первую иностранную поездку после фактического выдвижения на пост президента он сделал как раз в Китай, хотя, вероятнее всего, это было совпадением. Но вышло символично. Китай практически снова назван основным другом и важным экономическим партнером. Сразу в том же Пекине было сказано, что США паразитируют на монопольном положении собственного бакса. Хлесткое слово «паразит» токийские газеты с наслаждением выносили в заглавия.

На встрече с премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао Путин сказал о рекорде — в сегодняшнем году объем российско-китайской торговли, по его словам, выйдет на 70, а то и на 80 миллиардов баксов. Цифра, кто спорит, отменная, но Китай, я уверен, она совсем не потрясает. Для справки: в прошедшем году объем его торговли с Японией превысил 344 миллиардов баксов. С США — приблизился к 400 млрд.

Вобщем, во время визита стороны попытались все обставить помасштабнее. Грядущего президента Рф аккомпанировала впечатляющая делегация из 160 человек. Подписано огромное количество документов об инвестициях, сотрудничестве в энергетике и металлургии. Проекты оцениваются в 7 миллиардов баксов. К примеру, за счет китайских средств подразумевается финансировать строительство Тайшетского дюралевого завода.

Была, как сообщается, урегулирована и нездоровая проблемка китайских неплатежей за российскую нефть. Но визит показал, что Пекин, невзирая на красивые слова о дружбе, остается очень жестким и прагматичным переговорщиком, который совсем не считает Россию неподменным экономическим партнером. Вот поэтому к визиту так и не удалось воплотить многолетнюю мечту Москвы — начать крупномасштабные поставки в Китай русского газа по одному либо двум трубопроводам. Все уперлось в цены, китайцы продолжают упрямо выкручивать руки собственному северному другу.

1-ый двухсторонний документ о поставках газа стороны подписали еще в 2004 году. Китайцы российский газ брать желают, но по ценам стоят насмерть.

Прорыв нам обещали еще в прошлом июне, когда в Москву приезжал председатель КНР Ху Цзиньтао, — не вышло. На этот раз еще до начала визита Владимира Путина в Пекин журналистам дальновидно сказали, что соглашения по газу снова не будет. Сам премьер, пребывая в столице КНР, произнес только, что «мы приближаемся к финишным стадиям работ» на этом направлении. Сообщалось также, что разработка расчета цены как бы уже выработана, и она будет привязана к некоей азиатской нефтяной корзине. Что же все-таки это такое — пока не ясно.

Детали переговоров, понятно, не разглашаются. Но совсем разумеется, что Китай категорически не согласен следовать так именуемой научной формуле расчета цены, которую «Газпром» применяет к своим европейским покупателям. В Азии все должно быть намного дешевле, говорят в Пекине, где уступать никому не привыкли — даже ради стратегического партнерства.

Китайцы, во-1-х, отлично понимают, что на европейском направлении газовые возможности Москвы уже фактически исчерпаны. ЕС поставил впереди себя стратегическую цель понизить энергетическую зависимость от Рф, так как усматривает в этом не только лишь экономическую, но так же и политическую опасность. Недавнешние выемки документов в кабинетах «Газпрома» в европейских странах демонстрируют, что тамошние власти очень желали бы поставить на место наибольшую газовую корпорацию мира.

Фактор 2-ой — неуникальность нашего продукта. Природного газа, как оказывается, довольно и в мире в целом, и в Азии а именно. Пока шли изнурительные переговоры с Москвой, Китай проложил до собственной местности трубопровод из Туркмении, дав этой изолированной стране давно ожидаемую возможность впрямую выходить на рынок без посредничества Рф. В сегодняшнем году по туркменской трассе будет поставлено 15 миллиардов кубометров газа, а потенциал — до 60 миллиардов. Это приблизительно столько же, сколько Москва предлагает Китаю. Пекин к тому же интенсивно закупает и сжиженный газ, которого много на рынке.

Тем временем до Владивостока с месторождений Сахалина уже протянут газопровод, который Путин желал бы продлить до Китая. Но Пекин пока от этого варианта отказывается — его больше интересует получение русского газа из Западной Сибири через Алтай.

Короче говоря, спор с китайцами из-за цены путает трубопроводные планы Москвы в регионе. К примеру, зависшую ветку до Владивостока Наша родина сейчас очень напористо предлагает тянуть до Южной Кореи через КНДР. Японская пресса получила сведения о том, что сначала ноября президент Дмитрий Медведев на встрече в Санкт-Петербурге с президентом Южной Кореи Ли Мён Баком типо предложит Сеулу особенные условия.

«Газпром», по этим данным, готов на свои средства строить трубу на местности супротивной и непредсказуемой КНДР. Наша родина типо готова восполнить Сеулу вероятные утраты поставками сжиженного газа, если КНДР вдруг перекроет вентиль.

Вобщем, излишнего сжиженного газа пока у Рф нет — продукция единственного завода на юге Сахалина фактически вся продана на долгие и длительные годы вперед. Речь может идти только о новых предприятиях по сжижению.

Проект корейской трубы вообщем пока смотрится фантастикой, хотя его словестно поддерживают и Москва, и Сеул, и как бы даже товарищ Ким Чен Ир. Но практический смысл в обсуждении практически неописуемой идеи имеется — вдруг перспектива ухода газа на юг Кореи испугает китайцев, и они будут сговорчивее на переговорах?

Естественно, Москва с Пекином в какой-то момент условятся по газу. На него в энергетическом балансе КНР приходится только 4 процента, и страна будет расширять закупки, чтоб уменьшить зависимость от экологически вредного и неэффективного угля. Рынок Китая громаден, на нем найдется место и «Газпрому», и наследникам Туркменбаши, и еще многим.

Но дело в другом: визит Путина напомнил, как очень изменяются дела Рф с ее огромным азиатским соседом. Кроме газа Москва некогда считала, что Китай будет очень нуждаться в российской нефти — на данный момент РФ по объему ее поставок в КНР стоит лишь на 5-ом месте. Китай стремительно избавляется и от зависимости от Рф по военным поставкам. Сначала 90-х из РФ поступало более 90 процентов импортируемого китайцами орудия. Но в 2007 году Китай наполовину уменьшил закупки вооружений в Рф, их объемы продолжают падать.

На данный момент на КНР, по данным Стокгольмского института исследования осложнений мира, приходится только 10 процентов русского экспорта орудия, а было — 40. Китайцы искусно скопировали многие эталоны наших вооружений, включая истребители, и уверенно делают свою оборонную индустрия. К примеру, сами делают боевой самолет 5-ого поколения.

Ситуацию, естественно, не нужно драматизировать, но Пекин меньше нуждается в Рф и дает это понять полностью ясно. И если вспомнить слова знакомого китайского доктора, то в нашем мире вправду старший и младший братья время от времени изменяются местами.