Коллапс в кредит

На прошлой неделе было заключено давно ожидаемое перемирие меж сторонами конфликта на востоке Украины. Но некая стабилизация обстановки на военной и политической арене сделает еще больше приметным другой очень проблемный нюанс украинского страны — нарастающий экономический кризис.

Удручающее состояние украинской экономики было диагностировано не вчера и даже не после утраты государством части собственной местности в марте этого года. Текущую ситуацию нельзя полностью списать и на войну последних месяцев, хотя полностью возможно, что как раз вооруженный конфликт перекрыл часть остававшихся тогда путей к оздоровлению государственной экономики.

А каких издержек востребует восстановление инфраструктуры в области, пострадавшей от ведения боевых действий, — тяжело даже вообразить.

Уже в протяжении долгого периода в Украине наблюдается устойчивое падение главных макроэкономических характеристик вместе с ростом муниципального долга и быстрой девальвацией гривны. По недавнешним прогнозам МВФ, падение ВВП страны в 2014 и 2015 годах составит 7,25% и 4,25% соответственно. Заметим, что даже этот сценарий учитывает значительную финансовую помощь стране.

При всем этом уровень муниципального долга в 2015 году составит 73% ВВП, и только потом он должен начать равномерно понижаться до 51,5% в 2019 году.

Непопулярные меры

Разъясняется этот здравый пессимизм тем, что даже масштабная поддержка интернациональных кредитных организаций, обычно, не является панацеей. Не тайна, что каждый новый транш от МВФ вынуждает государство-реципиента проводить комплекс малоприятных реформ, которые в среднесрочной перспективе нагнетают публичное недовольство действиями властей.

Последняя программка по кредитованию Украины, рассчитанная на 2 года, была одобрена Интернациональным денежным фондом 30 апреля 2014 года и составила 17 миллиардов баксов, 3,2 миллиардов из которых сразу же пошли на выплату первого транша. В согласовании с этой программкой, за прошедшие с того времени 4 месяца украинское правительство предприняло ряд разноплановых по своим последствиям мер, которые, но, позволили стране получить на прошлой неделе очередной транш в размере 1,39 миллиардов баксов.

Нет никаких колебаний, что для получения последующих займов курс болезненных реформ придется продолжать. Другой вопрос, что намедни выборов в Раду заносить нужные для этого конфигурации в законодательство бюрократы навряд ли захочут (идет речь об отмене моратория на взыскание банками залогового имущества заемщиков и о иных шагах, не одобряемых популяцией).

«Требования МВФ реализуемы, но в течение нескольких месяцев они очень плохо скажутся на социально-экономической обстановке в стране», — предвещает узнаваемый русский экономист и спец в области муниципального управления экономикой Никита Кричевский. А именно, может произойти частичное замораживание соц выплат и субсидий, что стукнет по бюджету большей части украинского населения.

«Стоит учитывать, что необходимость получения финансирования от МВФ просит сокращения субсидирования употребления электроэнергии для домохозяйств. Это ведет к понижению деловой активности, выходит замкнутый круг», — замечает аналитик «Инвесткафе» Тимур Нигматуллин.

Напомним, что комиссия МВФ после проведения инспекции в конце августа одобрила ход проведения реформ Киевом. Но сиюминутные последствия оказались не очень положительными: «Вышло сворачивание программки помощи малообеспеченным, включая часть оплаты ЖКХ. Либерализация курса гривны привела к резкому уменьшению благосостояния: в течение 2-ух месяцев произошла девальвация государственной валюты без малого вдвое», — комментирует Кричевский.

«Проблемка украинской экономики поглубже, чем потенциал этого кредита. Возможно, он ориентирован приемущественно на укрепление курса гривны, которая резко свалилась по отношению к баксу», — сказал «Новейшей газете» доктор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

Пышноватая гривна

27 августа на заседании правительства Украины премьер-министр Арсений Яценюк заявил, что экономика страны не выдержит курса более 12 гривен за бакс. Тем временем курс государственной валюты продолжает вероломно ползти вниз, достигая уже 13 гривен за бакс.

«На данном шаге возвращение к курсу 12 гривен за бакс нельзя», — считает Никита Кричевский. Чем чревато схожее ослабление государственной валюты для украинской экономики?

От девальвации могут выиграть украинские экспортеры: местная рабочая сила становится для их только дешевле. Осуществляя издержки в гривнах, доходы экспортеры получают в свободно конвертируемой валюте.

Невзирая на понижение объемов экспорта, сокращение выручки компенсируется огромным количеством гривен, которые экспортеры платят в бюджет. А это, в свою очередь, прибыльно правительству Украины.

Не считая того, из-за понижения курса государственной валюты завезенные из других стран продукты подымаются в стоимости, что делает преимущество для местных производителей. Но нужно учесть такой фактор, как зарубежные инвестиции. «Распродавая остатки продуктов, предприятия не будут инвестировать средства в основной капитал, не будучи уверенными в дальнейшем экономики, что приведет к оттоку капитала», — остерегает Тимур Нигматуллин.

Из-за падения курса гривны пострадают импортеры, также закупщики зарубежного оборудования, девайсов и ингредиентов. Но основная проигравшая сторона — это население.

Почти во всем как раз за счет девальвации вырастают цены на розничную продукцию. Пример тому — рост закупочных цен на живых свиней на 4—5% и, как следствие, на свинину на прилавках магазинов в течение последних 2-ух недель. Как докладывают в ассоциации «Украинский клуб земельного бизнеса» (УКАБ), основной предпосылкой увеличения цен стало увеличение курса бакса, а означает, и повышение расходов на комбикорма и ветеринарные препараты.

Кроме роста цен украинцам может угрожать приостановление соц выплат. С пенсиями дело обстоит не так плохо: в отличие от соц пособий они выплачиваются за счет поступлений в Пенсионный фонд. А вот с финансированием образования, здравоохранения, армии, ЖКХ вероятны трудности.

И это еще далеко не конец списка тех бед, которые понесет за собой девальвация. В условиях ослабления курса гривны естественным образом обострилась проблемка платежей украинских компаний и банков по денежным заимствованиям. Правительство, судя по всему, помогать им не желает, ну и не может. В схожей ситуации возникает риск пришествия целой вереницы корпоративных банкротств.

«В таком финансовом бардаке банкротство — наилучший метод выйти из ситуации при сегодняшнем уровне коррупции», — заявляет Никита Кричевский. Как понятно, банкротство чревато ростом безработицы, уменьшением налоговой базы и, как следствие, расширением экономного недостатка. При всем этом финансирование госбюджета за счет роста валютной массы приведет к наисильнейшей инфляции. Остается или внутренний заем — эмиссия ценных бумаг, — или наружный.

Ясно одно: основная задачка правительства Украины — восстановить курс гривны. Но, как указывает практика, у правительства на данный момент нет соответственных рычагов для урегулирования вопроса.

Так либо по другому, этот шаг правительству Украины придется пройти. Поддержка банков — это также главный пункт плана по реабилитации украинской экономики. «Разрушение экономики и дефолт, если он будет, начнутся с разрушения банковской системы», — утверждает Тимур Нигматуллин.

Былая дружба

Ко всем перечисленным выше заботам нельзя не прибавить напрочь испорченные дела с одним из главных украинских внешнеэкономических партнеров — Русской Федерацией. Вершина айсберга в этом вопросе — газовый конфликт меж 2-мя странами.

Если учитывать сегодняшний курс гривны и тот факт, что договоры на поставку горючего номинированы в баксах, то полностью закономерно появляется вопрос: сумеет ли Украина, если у нее будет желание, платить за русский газ? Напомним, что, согласно условиям договора с «Газпромом», «Нафтогаз Украины» был должен раз в год выбирать установленный объем газа, а за невыбранный газ он все равно был должен заплатить по контрактной стоимости. Общая сумма долга за 2012 и 2013 годы по счетам «Газпрома» за недобор газа составила 18,5 миллиардов баксов.

С одной стороны, средства на оплату задолженности есть (хотя бы часть оплатить в любом случае придется). «Но в предстоящем за счет ослабления государственной валюты возрастут цены за коммунальные услуги, население станет ограничивать себя в потреблении энергии и не только лишь, что стукнет как по выручке бизнесменов, так и по налоговым поступлениям», — считает Никита Кричевский.

Также очень сложная ситуация складывается для многих украинских компаний в сферах металлургии, тяжкого машиностроения и АПК. Ориентировавшиеся в прошедшем в главном на экспорт в Россию, предприятия остро чувствуют потребность в других каналах сбыта продукции.

По данным гос статистики, 36% земельного экспорта составляет подсолнечное масло, главным потребителем которого является Наша родина. Эталонам ЕС украинская продукция не соответствует, а на поиск других рынков сбыта уйдет много времени. «Масло остается выливать на Крещатик», — сокрушается Кричевский.

Но аналитик «Инвесткафе» Тимур Нигматуллин настроен более оптимистично. По его словам, на теоретическом уровне осложнений со сбытом продукта нет. Экономика Украины масштабна, но не так, чтоб нельзя было реализовать имеющие товарные остатки. «Территориальная близость с Европой и доступ к морю позволят перенаправить логистические потоки в другие развивающиеся страны, к примеру в Китай. Сама же Наша родина не заинтересована в прекращении товарооборота с Украиной на фоне эмбарго пищевых товаров», — уверен эксперт.

В целом из суммарного экспорта Украины на Россию приходится около 30%. Металлургия занимает принципиальное место в экспорте, потому украинским металлургам и машиностроителям будет достаточно трудно переориентироваться, но это быстрее короткосрочное явление, подразумевает Нигматуллин. Обеим сторонам лучше рассчитывать на нормализацию российско-украинских отношений и развитие диалога меж Путиным и Порошенко.

Игра в ассоциацию

Дискуссии насчет экономической необходимости ассоциации Киева с Евросоюзом ведутся уже не 1-ый год. Схема сотрудничества здесь подобна программкам с МВФ: интеграция в обмен на особые реформы. Но если от МВФ Украина получает, пусть и большой ценой, кредитные транши, то в случае с евроинтеграцией скорые достоинства вообщем отсутствуют.

«Стоимость первых лет преобразований будет большой из-за суровых требований к реформированию. ЕС будет производить мониторинг преобразований, которые подразумевают сокращение муниципальных расходов, что наверное стукнет и по пенсионерам, и по малоимущим… Но если Украина выдержит, то года через три, может быть, будут какие-то результаты», — предсказывает Алексей Портанский.

Самую большую долю скептицизма у профессионалов вызывает перспектива открытия общеевропейского рынка с ролью Украины. «ЕС просит свободного рынка для собственной продукции, на котором украинские компании столкнутся со стенкой из эталонов и регламентов. В итоге такой интеграции продукция третьих государств оказывается неконкурентоспособной за счет неравного субсидирования», — разъясняет эксперт НИУ ВШЭ.

Как это работает, можно увидеть на примерах других государств, имеющих ассоциацию свободной торговли с Евросоюзом: Албании, Алжира, Иордании и иных. Хотя страны, пошедшие далее ассоциации, достигнули еще огромных фурроров, считает Алексей Портанский.

«Посмотрите на случай Польши: 20 годов назад, когда страна вступала на путь реформ, ее экономическое положение было ужаснее, чем тогда в Украине, но уже через три года стали появляться положительные результаты. Потому в данной ситуации для Украины главное — пройти 1-ые кризисные годы».

Тимур Нигматуллин также лицезреет перспективы в сотрудничестве Украины с Европой: «В 2013 году толика украинского экспорта в ЕС превосходила долю поставок в Россию. При всем этом динамика товарооборота с РФ была отрицательной, а с ЕС — положительной. С учетом данной тенденции выгода соглашения с Европой для Украины явна».

Дефолту быть?

Сейчас в Украине наблюдаются все синдромы потенциального экономического коллапса, который при определенном раскладе безизбежно изольется в муниципальный дефолт.

«Обычно дефолт объявляется, когда золотовалютные резервы добиваются уровня ниже критичной отметки, другими словами величины, покрывающей импорт за 6 месяцев. На данный момент уровень золотовалютных резервов уже находится на допустимой грани», — разъясняет аналитик «Инвесткафе».

Никита Кричевский не колеблется, что в какой-то момент Украина признает свою неплатежеспособность. «Дефолт без колебаний будет. Не как в 1998 году в Рф, а в отдельных сферах. Украине это позволит реструктуризировать кредит: ослабить долговое бремя, снизив сумму обязанностей и получив отсрочку». Не считая того, процентная ставка МВФ не находится в зависимости от вкладывательного рейтинга страны, а определяется в главном политическими факторами, добавляет эксперт.

Судя по всему, объявление дефолта Украиной является только вопросом времени, и полностью возможно, что это будет наилучшим выходом из сложившейся ситуации.

С момента одобрения последнего займа прошла приблизительно неделя, а в Киеве уже вовсю озабочены исполнением требований МВФ для получения следующих пакетов денежной помощи.